Черный консерватор под ударом политкорректности

Многоцветие политического спектра

Афроамериканцы в большинстве своем симпатизируют демократам и голосуют за них. Хотя первоначально чернокожая община США поддерживала республиканцев – партию Авраама Линкольна. Тогда как демократы для того, собственно, и организовались, чтобы отстоять расовую дискриминацию вплоть до рабовладения. Это положение изменилось лишь в 1920–1930-х годах: республиканцы, ориентированные на крупный капитал и средний класс, слишком демонстративно игнорировали нужды малоимущих негров. Зато «новый курс» Франклина Рузвельта учитывал их интересы (пусть и далеко не в первую очередь).

В 1960-х слом расово-дискриминационной системы в США в принципе завершился. Этот процесс пришелся на президентство демократа Линдона Джонсона. Он же вел «войну с бедностью», продолжая социальный курс Рузвельта, – что опять-таки способствовало поддержке демократов чернокожими гражданами. Стоит заметить, что важнейшую роль в достижении равноправия афроамериканцев сыграл Пентагон. Вьетнамская война требовала все новых армейских пополнений, негры становились хорошими солдатами, а тех, кому выдано оружие, рискованно было бы поражать в правах.

Отток наметился с конца 1970-х, на фоне общего кризиса демократической партии времен Джимми Картера. В 1980-х, при Рональде Рейгане, республиканская партия вообще пережила резкий подъем, это коснулось и привлечения афроамериканцев. Сформировалось движение «черных консерваторов», яркими фигурами которого уже в 2000-х годах выступили Колин Пауэлл и Кондолиза Райс. Кстати, если бы госсекретарю Пауэллу не пришлось оглашать в ООН малопристойные «доказательства наличия ОМП у Саддама Хусейна» (после такого провала он не считал себя вправе заниматься публичной политикой), то с большой вероятностью президентом США был бы сейчас он, а не Обама. Можно сказать, Джордж Буш-младший нуллифицировал политические перспективы черного консерватора и предопределил появление в Белом доме черного либерала.

Лидерской фигуры, сопоставимой с Пауэллом, правые афроамериканцы не имели. И тут на политической арене появился Герман Кейн. Совсем не похожий на сдержанного и респектабельного военачальника-дипломата. Но быстро завоевавший массовую поддержку за счет несвойственного Пауэллу популистского драйва. Получился «Обама наоборот»: вместо наивно-добродушной улыбки – проломный напор видавшего виды бизнесмена, не лезущего за словом в карман.

Богатый узнал, что когда-то был бедным

Через две недели Кейну стукнет 65. Родился в Джорджии, захолустном штате Юга. Отец будущего миллионера был шофером, мать домработницей, учился Герман в специальной школе для черных. Парень оказался способным, и это потащило его вверх.

Ему еще не исполнилось 30, когда он разрабатывал пожарные системы для ВМС США. Потом стал компьютерщиком в Coca-Cola. К 35 годам был уже вице-президентом корпорации Pillsbury. Эффективно руководил ресторанной сетью компании. Решил завести в этой сфере собственный бизнес. И снова все получилось: в его руках полумертвая структура Godfather’s Pizza стремительно реанимировалась, вышла на прибыль и была выкуплена в собственность Кейна.

К середине 1990-х Герман Кейн превратился в одного из китов американского ресторанного бизнеса. Фишкой его сети стали демократичность и качество обслуживания. Оборотной стороной – низкое качество продуктов (ассигнования на сервис изыскивались за счет маркетинга). В 2000-х Кейн расширил и диверсифицировал свою бизнес-систему, введя консалтинговую составляющую. Одно время он занимался и СМИ шоу-профиля.

В Национальной ассоциации рестораторов Кейн давно приобрел репутацию лоббиста мелких предпринимателей. Сам он магнат, но социальную опору видит в лавочнике-трактирщике. Этот слой характеризуется в Америке жестким социальным консерватизмом при крайнем экономическом либерализме (оба термина – в европейском понимании). Выражая его позиции, Кейн внушал при личной встрече президенту Биллу Клинтону: рост налогообложения для финансирования государственных социальных программ будет отвергнут бизнесом. А значит, отвергнут Америкой. Это и были первые политические опыты Германа Кейна – борьба с республиканских позиций против попыток демократической администрации расширить сферу государственного регулирования.

В частности, Кейн активно выступал против программы всеобщего медицинского страхования, которую продвигала тогда нынешний госсекретарь Хиллари Клинтон, а в прошлом году сумел провести Обама. На выборах 1996 года руководил экономической группой в избирательном штабе республиканского кандидата Роберта Доула. В штате Канзас возглавлял федеральный резервный банк. Впоследствии, при Буше-младшем, консультировал Федеральную резервную систему. Собственные ресторанные акции он тем временем продавал – серьезный бизнес трудно совмещать с активной политической деятельностью. Отходя от фастфуда, в предпринимательстве Кейн постепенно сосредотачивался на консалтинге, сфере, регулярно пересекающейся с политикой. Консалтинг кейновской компании New Voice в основном касается проблематики карьеры и лидерства. Кроме того, Кейн состоит в советах директоров корпораций Whirlpool (бытовая электроника) и AGCO (производство сельхозтехники).

Многое в воззрениях Кейна походит на социал-дарвинизм. Он категорически отвергает государственную «социалку», отстаивает принципы американского индивидуализма и неограниченно свободной конкуренции. На упреки в социальной безжалостности у Кейна наготове ответ: «Я был бедным, но не знал об этом». Собственную судьбу он считает неопровержимым доказательством: черный подросток из бедной семьи в местности, подверженной белому расизму, пошел американским путем и стал нынешним Германом Кейном. Иных аргументов не требуется.

Новизна первопроходческой традиции

Кейн позиционировался как знаменосец исконной Америки первопроходцев, ковбоев и чистильщиков сапог, идущих в миллионеры. Опору он нашел в архиконсервативном движении «Чаепитие», выделившемся на крайне правом фланге республиканской партии. Это даже не рейганизм, это куда правее. Тот же Джон Маккейн рядом с почти однофамильцем смотрится леваком.

«Президент фастфуда» – самый яростный критик Обамы. Программа Кейна укладывается в две страницы. Стержневая мысль – радикальное снижение налогов на корпорации, замена многоуровневого обложения единым 9-процентным налогом. Оппоненты утверждают, что речь идет о переносе налогового бремени с крупных компаний на массу физических лиц (установка, диаметрально противоположная инициативам Обамы). Однако эти физические лица поначалу в солидной массе стали симпатизировать Кейну. Идеи сокращения прерогатив и доходов государства всегда вызывают в Америке самый живой отклик. Десятки миллионов американцев исходят из того, что лучше оставаться без страховки, зато и без чиновника. К ним и обращается Герман Кейн. Между прочим, олицетворение их мечты.

Другой тезис Кейна – до боли знакомое «понаехали тут!». Как всюду, крайне правые в США акцентируют проблемы неконтролируемой иммиграции. Главный ее источник здесь видится в странах Латинской Америки. Соответствующие предложения Кейна впечатляли лапидарностью: например, возвести на всем протяжении американо-мексиканской границы металлическую решетку, пропустив через нее ток… Особое место в его политическом дискурсе занял воинствующий антиисламизм. Сам Кейн по вероисповеданию баптист, причем имеет пасторское звание в одной из общин. В то же время многие мусульмане США – афроамериканцы. Организацию «Нация ислама» возглавляет чернокожий Луис Фаррахан, поддерживающий Обаму, полное имя которого – Барак Хусейн.

При таких обстоятельствах Кейн считает нужным быть, что называется, святее папы. Американскую нацию он называет иудеохристианской, поддерживает движение за запрет строительства новых мечетей. Он даже высказывался фактически в поддержку Каддафи, все по той же причине, «лишь бы не «Аль-Каида» и «Талибан». Впрочем, и это характерно для крайне правых. Тогда как для Германа Кейна характерна слабая ориентированность во внешнеполитических вопросах.

Свои позиции Кейн озвучивает в стиле напористого популизма. Говорить с народом он умеет (вероятно, сказываются и навыки, обретенные в далеком детстве и юности). Эффект не заставил себя ждать. К осени рейтинги Кейна доходили до 25%. За год до выборов это высокий показатель. Он уже начинает стабильно опережать респектабельных фаворитов «великой старой партии» Митта Ромни и Рика Перри. Наиболее энергичные республиканские политики все с большим интересом присматривались к Кейну и его мобилизационным возможностям. В обращении чернокожего нувориша к американским традициям позапрошлого века парадоксально ощутилась настоящая свежесть идей.

Политически бьют корректностью

Ответ на простонародный стиль был дан соответствующий. С последнего октябрьского дня буквально в течение недели появились четыре женщины из аппарата ресторанной ассоциации. Все они засвидетельствовали, будто становились жертвами домогательств Кейна. И вот именно сейчас пришла пора об этом рассказать. Молчать больше не смогли.

Если кто-то подумает о принуждении к сожительству, это будет ошибкой. Речь идет всего лишь о «неподобающем поведении» – взглядах, намеках, приглашениях… Одна из «жертв» даже уволилась, получив компенсацию в 35 тысяч долларов… Но для нынешней Америки этого достаточно. Даже публичное выступление Глории Кейн в защиту мужа (по ее словам, подобное с его стороны абсолютно исключено) пока не помогло. Рейтинг Кейна разом обвалился вдвое. Недавние фанаты, вдохновленные драйвом, тут же отвернулись: «Да как можно?! Да как посмел?!»

Это и есть жесткая форма политкорректности с ее однополыми браками, ограничением подачи соли в ресторанах (не кейновских, разумеется), запретом курения не марихуаны, «посткоитальным несогласием», «альтернативной внешностью» и т. п. безумием. То самое, против чего яростно борется Герман Кейн. «Розовый либерализм», методично насаждающий политкорректность, еще раз продемонстрировал свою мощь. Причем Кейну не помог даже цвет кожи – фактор, возносивший Обаму четыре года назад. Правый консерватор не может рассчитывать на такую индульгенцию. Как говорил некогда рейхсмаршал Геринг, «кто еврей, решаю я». Так и здесь – кто достоин быть чернокожим, решает леволиберальная элита. Кстати, по большей части белая.

Мировоззрение Кейна может казаться дремучим, программа примитивной, поведение просто жлобским. Но этот политик и представляемая им тенденция отражают массовые настроения американского общества. Это своего рода правый вариант движения «Захвати Уолл-стрит!», столь же враждебный финансово-бюрократической элите и опасный для нее. Это основательное перераспределение полномочий от чиновного аппарата к бизнесу и гражданским ассоциациям. Потому и принято решение любой ценой остановить Германа Кейна. А в таких случаях все средства считаются подходящими.

Поделиться