Глущенко наконец-то изобрёл мотив для Барсукова

Для того, чтобы сделать это сенсационное заявление Глущенко потребовалась всего десять дней. Однако сей плод натужных размышлений, кажется, не впечатлил даже его собственного адвоката, который прокомментировал эту «гражданскую позицию» по-спартански скупо: дескать, мне всё равно, какой мотив, главное, он правдивый. Вопрос, значит, именно в правдивости. Или хотя бы в относительном правдоподобии.

Вопрос о слиянии Санкт-Петербурга и Ленинградской области муссируется практически с момента их раздела. Однако официальным лицом — представителем президента РФ в Санкт-Петербурге Сергеем Цыпляевым — впервые был озвучен в 1993 году. В представительстве даже были подготовлены соответствующие документы, направленные в городскую мэрию и областную администрацию. Но ни Анатолий Собчак, ни Александр Беляков особого интереса к ним, мягко говоря, не проявили.

Позиция областной администрации несколько изменилась при Вадиме Густове (губернатором Петербурга к тому времени стал Владимир Яковлев). Именно в 1998 году, когда Старовойтова, по словам Глущенко, решила объединить город и область, Густов согласился подписать с Яковлевым некое Постановление о подготовке объединения СПб и ЛО. Вскоре после этого он разгромно проиграл областные губернаторские выборы Валерию Сердюкову — яростному противнику объединения.

В общем, немало было противников создания нового субъекта РФ — вице-губернатор Ленобласти Григорий Двас, представитель президента в Ленинградской области Фёдор Шкруднев, первый заместитель руководителя администрации президента РФ, бывший вице-мэр Петербурга Владимир Путин (достаточно вспомнить, как он резко окоротил Валентину Матвиенко, вознамерившуюся в 2007 году восстановить единство города и деревни). Если исходить из логики Глущенко, все они могли иметь претензии к Старовойтовой. Возможно, мы ещё услышим, как кто-то из них вступил в сговор с Барсуковым для создания ОПГ с целью…

Однако нет никаких указаний на то, что Галина Старовойтова добивалась объединения регионов. Во всяком случае, об этом не известно ни её сестре Ольге Старовойтовой, ни её ближайшему помощнику Руслану Линькову. Более того, об этом ни разу не упоминал другой её помощник — Виталий Милонов. А уж он-то, наверняка, был в курсе всех её начинаний.

В своём заявлении Глущенко ссылается на то, что Старовойтова была дружна с тогдашним игорным королём Михаилом Мирилашвили, который собирался поставить собственного губернатора в новом объединённом субъекте федерации. И конечно, это был совсем не тот кандидат, который устраивал Барсукова (а также, видимо, Сердюкова, Шкруднева и Путина). Вот поэтому её якобы и решили устранить.

Возможно, долгие годы добровольного изгнания несколько притупили политическое чутьё Михаила Глущенко, а трудные тюремные месяцы притупили остроту креатива. Но даже суровый Мирилашвили (прославленный крутой местью ворам в законе за похищение своего отца) — друг опального мэра  Анатолия Собчака (проживавшего в те дни в Париже) и бывшего госсекретаря РФ Геннадия Бурбулиса (примерно тогда ставшего председателем наблюдательного совета Новотрубного завода в далёком Первоуральске) — вряд ли мог рассчитывать на успех своего кандидата. Хотя гадать об этом нет никакого смысла, мечтать об этом никому не запрещалось. В том числе и Галине Старовойтовой. Однако, по словам её сестры, она скорее склонялась к тому, чтобы самой баллотироваться в губернаторы области. То есть вовсе не планировала объединение.  

Надо полагать, следователь ФСБ Александр Никитин, быстро и эффективно продвинувший расследование убийства, с этими фактами хорошо знаком. А вот  по поводу памяти Глущенко неизбежны сильные подозрения  — не зря обвиняемого собираются проверить на детекторе лжи. Может быть, эти исследования извлекут какие-то иные сведения. Может быть, менее сенсационные, но более надёжные. 

Поделиться