Как русские легионеры на двадцать лет отсрочили независимость Сирии

На прошлой неделе Сирия отметила День независимости. В нынешнем году можно говорить о своеобразном юбилее: 66 лет назад, 17 апреля 1946 года, англо-французские войска покинули сирийскую территорию. Значительная часть праздничных мероприятий была перенесена на минувшие выходные – например, в посольстве САР в Москве они проводились 21 апреля. В празднованиях участвовали и особо приглашенные российские представители. Между тем далеко не все знают о том, что именно выходцы из России сыграли очень важную роль в том, что Сирия обрела независимость не в середине 1920-х годов, а во второй половине 1940-х.

Речь идет об участии в подавлении Сирийского национального восстания 1925–27 годов во главе с Султаном аль-Атрашем. Французы, скованные Рифской войной в Марокко, оказались тогда в сложном положении. За осень 1925-го восставшие установили почти полный контроль не только над Сирией, но и над Ливаном. Казалось, что еще чуть-чуть, и французов сбросят в море. Однако колониальные власти бросили против повстанцев свежие части Иностранного легиона. Среди них были подразделения, более чем на три четверти состоящие из русских. Как, например, эскадроны 1-го Кавалерийского полка, укомплектованные бывшими белогвардейцами. Немалый процент составляли и чины Русского экспедиционного корпуса, сражавшиеся на стороне Антанты на Западном и Салоникском фронтах Первой мировой.

Русские легионеры отличились при прорыве блокады Сувейды в сентябре 1925 года. В бою у селения Муссей-Фрей они разгромили превосходящие силы повстанцев. Доблесть, выучка и боевой опыт русских, имевших за плечами минимум две войны, помогли им устоять и опрокинуть противника. Тем не менее только убитыми они здесь потеряли 12 человек. И хотя их стойкость лишь отсрочила падение стратегически важного пункта французской обороны в Сирии, русские легионеры отвлекли восставших от Бейрута. Тем самым предотвратив полный разгром французов.

После этого, в ноябре-декабре 1925 года, русские сыграли важную роль при операциях в окрестностях Дамаска, в Мессади, Меджед-эль-Шемсе, Хермоне и особенно при обороне Рашайи, одного из ключевых французских оплотов в Сирии. Ноябрьское сражение за Рашайю, в ходе которого русские легионеры несколько дней отбивались от более чем десятикратно превосходящего противника, стало одним из поворотных пунктов, определивших поражение восстания. Повстанцы, прорвавшиеся в цитадель крестоносцев по подземному ходу, были очень близки к успеху. Казалось, они вот-вот перебьют обороняющихся русских в рукопашном бою. Тем не менее легионеры смогли удержаться до подхода подкреплений. Этот бой стоил им дороже, чем сражение при Муссе-Фрей. Русский 4-й эскадрон потерял убитыми и ранеными 58 из 100 человек личного состава.

Когда наступательный порыв повстанцев был сбит, русские легионеры подключились к карательным операциям. «Страшная кара постигнет тех, кто последует за аль-Атрашем, пусть они не ждут пощады, их селения будут сожжены, их имущество конфисковано, а сами они поплатятся кровью за восстание» – эти слова из французского приказа активно претворялись в жизнь. Особенно в «сирийской Вандее» – области Джебель Друз, где к лету 1926-го колониальные войска разрушили большую часть селений. Особенно наши соотечественники отличились при взятии Сувейды, столицы восставших друзов, в марте 1926 года. Тем не менее зачищать Джебель Друз пришлось вплоть до начала 1927-го, поскольку население здесь почти поголовно поддерживало повстанцев.

Той же весной 1926-го легионеры участвовали в карательной экспедиции в оазисе Гута. Кстати, следует отметить, что Гута, ныне пригород Дамаска, и сейчас является одним из оплотов сопротивления правящему режиму. Тогда как район Джебель Друз в основной своей массе поддерживает Башара Асада.

Иностранный легион сыграл важнейшую роль в подавлении сирийского антиколониального движения. Русским бойцам, ставшим для Франции пушечным мясом, это стоило десятков жизней. Белоэмигрантские журналисты доказывали, что «подвиг их не был напрасным», поскольку восстание аль-Атраша якобы инспирировал «все тот же кровавый Интернационал». Белое движение боролось в России. На деле же это была совершенно напрасная жертва другому государству (кстати, несравнимая по масштабам с весьма умеренной французской помощью русским белогвардейцам в Гражданской войне). Которая тем не менее позволила оттянуть независимость Сирии. Поэтому присутствие представителей РФ на сирийском праздновании Дня независимости смотрится в определенной степени странно.

Сегодня многие из сирийских оппозиционеров склонны упрекать Россию защите режима Асада, пытающегося подавить восстание. До сих пор это ограничивалось словесными выпадами. По крайней мере со стороны представителей либерального крыла сирийской оппозиции нашим согражданам не приходится ожидать нападений. Другое дело радикальные противники режима, выступающие под исламистскими лозунгами – от салафитов шейха Ар-Ура до «Братьев-мусульман». Тут гарантий дать нельзя. В 1982 году во время восстания в Хаме против Хафеза Асада-старшего погибли несколько советских офицеров. Боевики-исламисты могут наносить удары против иностранных союзников режима.

Поделиться