Корейский пророк надстроил экономический базис на фундаменте веры

Церковь Муна сравнительно молода, она лишь через два года отметит шестидесятилетие. Последователи «объединения и благословения» (таковых в мире до семи миллионов) считают себя христианами, но ни одна христианская конфессия не соглашается этого признать. Не мудрено, если учесть, что Мун провозгласил себя Христом второго пришествия. Даже самые радикальные протестанты не готовы с этим согласиться. Христианство Муна вернее считать особой религией.

В детстве пророк воспитывался в конфуцианской традиции. Но когда ему исполнилось 10 лет, семья перешла в пресвитерианство. Сохранив бытовую приверженность конфуцианству, буддизму и традиционным местным верованиям. Такая динамика способствовала синкретическим религиозным взглядам. Уже в 15 лет Мун стал получать откровения от Христа, Мухаммеда, Будды и Конфуция – практически одновременно.

Он самостоятельно изучал священные тексты, работая грузчиком в Японии, где в те времена корейцев держали за «низшую расу». В 1945 году вернулся в родные места и начал проповедовать эзотерическое учение. Был отлучён как еретик от пресвитерианской общины. Но к тому времени власть на севере Кореи захватили коммунисты при поддержке советской оккупационной администрации. Мун был арестован и брошен в концлагерь.

Отсиживать полный срок ему не пришлось – началась корейская война, с юга пришли освободители под флагом ООН. Мун перебрался в Южную Корею, где основал в 1954 году Ассоциацию Святого Духа за объединение мирового христианства. Ассоциация преобразовалась в Церковь Объединения. Её отличительной чертой стал культ Муна как второго Христа с его женой Хан Хак Ча («Истинных родителей»), культ любви и совершенной семьи. Которая являет собой «пусть воскрешения», возвращения к божественному замыслу о человеке. Главный обряд мунитов – массовые бракосочетания тысяч пар (зачастую отобранных «Истинными родителями»).

Мессианская харизма Муна, динамичный культ, обращение к лучшим чувствам дали быстрый результат. Уже в 1960-х миссии мунитов активно работали по всей Восточной Азии (проникая даже в герметически закрытую КНДР), Америке и Европе.  Возникли десятки аффилированных международных организаций – типа Международной федерации победы над коммунизмом, Международной федерации женщин за всеобщий мир, Международной конференции за объединение наук, Семейной партии за мир во всём мире. Мунитская церковь включилась в благотворительные и культурные программы по линии ООН, создала авторитетные консервативные исследовательские фонды — Наследия и Верховенства свободы. Система Муна стала важным элементом Всемирной антикоммунистической лиги. Этот ультраправый Интернационал был учреждён в 1966 году на базе Антибольшевистского блока народов, созданного по инициативе украинской бандеровской эмиграции.

Мун финансировал масштабные политические проекты в США и Латинской Америке. Укреплял правые режимы в Гватемале, Сальвадоре, Парагвае, Уругвае. Поддерживал антикоммунистических повстанцев в Никарагуа. Но при этом любопытно заметить, что самый тоталитарный из коммунистических режимов – северокорейский – пользовался его благосклонностью. Концлагерь конца 1940-х был как бы забыт.

Мун встречался с Ким Ир Сеном, принимал подарки от Ким Чен Ира. А главное, его экономические структуры были допущены в КНДР в порядке «вешнеэкономического сотрудничества и привлечения иностранных инвестиций». Ярый антикоммунист – настолько ярый, что за чрезмерную активность подвергался судебным преследованиям в США – в коммунистическом государстве оказался желанным гостем. Впрочем, был ещё один коммунист, которого мессия удостоил общением. В 1990 году Мун встречался с президентом Михаилом Горбачёвым и вполне одобрял его политику. Кстати, одобрения Муна искали и другие мировые владыки — от президента США Джорджа Буша-старшего до президента Нигерии Гудлака Джонатана, от премьер-министра Японии Ясухиро Накасонэ до президента Монголии Цахиагийна Элбэгдоржа, от индонезийца Абдуррахмана Вахида до украинца Леонида Кравчука.

Политическое влияние дополнялось экономической мощью. Экономика Церкви Объединения – разветвлённая система, влияющая на мировые финансово-коммерческие и производственные процессы. Её основой является чеболь (южнокорейская модель холдинга) «Тонъиль», основанный Муном в 1963 году. Он включает авто-, авиа- и судостроение, металлургию, нефтехимию, строительство, фармацевтику, пищепром, недвижимость, СМИ. Мун один из крупнейших экспортёров традиционных корейских товаров. Не оставил он своим вниманием и спорт. Зимняя Олимпиада 2018 года пройдёт на принадлежащей ему горнолыжной базе Ёнпхён в Пхёнчане.

Эксперты отметили, что «Тонъиль» и иные структуры Муна быстрее других оправились от последствий кризисов 1997-1998-го и 2008-2009 годов. Уже в 1999-м и 2010-м промышленность Церкви Объединения выходила на плюсовые показатели. Если южнокорейскую экономику относят к региональным локомотивом, то в национальном хозяйстве одним из локомотивов является Церковь Объединения. Учитывая значимость дальневосточных экономик в общемировом аспекте, можно оценить экономическую роль Муна. Походя опрокинувшего марксистский постулат о базисе и надстройке: не на средствах производства возникла его церковь, а новая вера привлекла труд и деньги. В этом ключевой жизненный урок этого человека.

В Северной Корее структуры Муна занимаются автосборкой легковых «фиатов» и китайских грузовиков, строят объекты туристической инфраструктуры, организуют экзотические туры на гору Кугман. Принадлежащая Церкви Объединения газета The Washington Times вела активную PR-кампанию северокорейского режима, создавала положительный имидж КНДР, публиковала интервью Ким Ир Сена. При том, что вообще-то издание считается правоконсервативным и пользовалось особым благоволением администрации Рональда Рейгана.

Приближаясь к 90-летию Мун начинал постепенно отходить от дел. В 2009 году Церковь Объединения официально возглавил его сын Мун Хён Чжин. Во главе «Тонъиля» уже семь лет стоит Мун Кук Чин – реально эффективный менеджер, исповедующий принципы «результат важнее статуса, конфликт продуктивнее гармонии». Эти постулаты были характерны и для самого Сан Муна в обеих его ипостасях – Солнца и Луны. Политика, увидевшего победу. Бизнесмена, заработавшего миллиарды. Пророка, которому многие поверили.

Поделиться