Криминалитет с боем сдал Росинью под ЧМ и Олимпиаду

Холмистые окраины Рио-де-Жанейро переполнены фавелами, компактными массивами трущоб. Здесь царит нищета, хотя своеобразная. Иностранцы, побывавшие в этих местах, рассказывают, что строения, которые не назвать даже бараками, нафаршированы видеоаппаратурой, а в последнее время – компьютерной техникой. Из бразильского Белу-Оризонти вещает фавельская радиостанция. Отсутствие инфраструктуры, чудовищная скученность, повальная безработица. Здесь нет официальной государственной власти, полиция, как правило, эти районы обходит. Управление фавелами осуществляют авторитетные кланы, возглавляющие криминальные сообщества, осознавшие себя не просто как социальное явление, но как политический фактор.

Район Росинья пребывал фактически вне юрисдикции бразильских властей с начала 1980-х годов. Контроль над этой территорией, где проживает более 120 тысяч человек, принадлежал бандитской группировке под названием «Красная команда». Последние шесть лет ее возглавлял 35-летний Антонио Франсиско Бонфинь Лопес. Характерна его личная история – много лет назад молодой сотрудник телефонной компании искал деньги на лечение ребенка. Единственным местом, где он смог получить помощь, оказалась наркомафия. Человеческая благодарность дополнилась жесткими обязательствами. Лопес стал курьером, затем охранником, бойцом, бригадиром, а в 2005 году, после гибели от полицейской пули главаря «Красной команды» Эрисмара Родригеса, – боссом с характерной кличкой Немо.

Жизнь в Росинье отнюдь не стояла на месте. Надо сказать, «Красная команда» приложила определенные усилия к свершившимся переменам. Появились медпункт и школа. Безработица перестала быть тотальной, открылось кредитование для желающих завести собственный мелкий бизнес. Большинство экспертов относит все это на счет политики левых правительств Игнасио Лулы и Дилмы Руссеф, действительно пытающихся охватить фавелы социальными програмами. Однако очевидно, что само проникновение государства в эти районы возможно не иначе, как с допущения подлинной здешней власти. Известно также, что вырученные от наркоторговли средства «Красная команда» инвестировала в местные автомастерские и торговые точки, что тоже создавало рабочие места и оживляло деловую среду.

Формально существующая в районе муниципальная структура контролировалась «Красной командой» через легальную Социально-демократическую христианскую партию. Эта правоцентристская организация на общебразильском уровне находится в оппозиции правящим социалистам. В национальном масштабе она маловлиятельна, в парламент попадает редко. Тем ценнее для нее связи с бандитами, обеспечивающими поддержку хотя бы в фавелах.

Первый акт зачистки Росиньи состоялся этой весной, но увяз в глубоко эшелонированной «социальной самообороне». Следующий этап готовился без малого полгода. О предстоящей операции было объявлено заранее. Жителям предоставлялось время определиться и если найдутся возможности и желание – попытаться уйти с поля боя. Предстояло сломать 30-летнюю структуру криминального контроля над обширной территорией и десятками тысяч людей, сотни из которых – хорошо подготовленные бойцы.

Бразильская полиция имеет большой опыт в таких делах. С середины 1960-х легендарный Сержиу Фернанду Флейри, полицейский комиссар Сан-Паулу, практиковал засады с убийствами «авторитетов» на месте. За успехи его перевели в политическую полицию ДОПС – там Флейри применял эти навыки с коммунистами, которых не отличал от бандитов. Но Флейри жил в другую эпоху, и к тому же был ультраправым. А сейчас, во времена политкорректности, при левых властях…

Сейчас – штурм начался ранним воскресным утром. На поле действовали отборные полицейские на бронетранспортерах, поддерживаемые вертолетами с воздуха и военными катерами с моря. Полиция попыталась минимизировать перестрелки, действуя по новейшим североамериканским методикам. Спецназовская подготовка вязла свое, боевики Немо не смогли организовать эффективное военное сопротивление. С другой стороны, сказались социальные технологии мафии. Опереться на поддержку населения власти в целом не смогли – большинство жителей Росиньи хмуро наблюдали за происходящим, и даже те, кто приветствовал полицейских как освободителей, не торопились оказывать практическое содействие.

В прошлый раз бандиты сумели отстоять Немо: несколько телохранителей погибли на месте в перестрелке, но дали боссу возможность уйти соседскими дворами. Теперь, однако, Лопес был обезврежен еще до штурма – возможно, успех операции во многом определялся этим. Двумя днями раньше полиция арестовала Немо в Рио-де-Жанейро. Обнаружили его в багажнике тойоты, случайно остановленной для полицейской проверки. Сопротивления Немо не оказал, оружия и наркотиков при нём не было.

Трудно сказать, сколько бы еще продлилось владычество «Красной команды» в Росинье, если бы не предстоящие в Рио-де-Жанейро Чемпионат мира по футболу 2014 года и Олимпиада-2016. Прошлогодний мундиаль в ЮАР не сильно повысил имидж этого государства – прежде всего из-за беспредельной преступности, явленной всему миру. Бразильские власти делают выводы из опыта партнеров по БРИКС.

Но у этой ситуации есть и более фундаментальная сторона. Термин «экономика криминала» известен давно. Но давно пора говорить о политике криминала, о его социологии, вообще о криминальном общественном проекте. История «Красной команды» в Росинье наглядно демонстрирует схему принятия криминалитетом функций общественной самоорганизации. Основной негатив создавался наркоспециализацией группировки (хотя ее деятельность не сводилась к этому). Наркоструктуры вообще вызывают резкое отторжение у иных криминальных сообществ как источники всех видов разложения. Но после разгрома «Красной команды» жизнеобеспечение района в буквальном смысле оказалось под угрозой.

Рио-де-Жанейро – второй по величине город Бразилии. Первый – Сан-Паулу. Пять лет назад мегаполис на несколько дней фактически перешел под контроль криминального сообщества, скромно именующего себя «Первое столичное командование». Полиция буквально исчезла с улиц, ограничиваясь грозными предупреждениями бандитам через интернет. В Росинье, кажется, взят своеобразный реванш. Надолго ли? Мировой кризис имеет один редко рассматриваемый, но очень важный аспект: склонность правительств выходить из положения через централизацию управления и контроля провоцирует контртенденцию. Общественные группы начинают защищать социальную самостоятельность. Закономерным шагом может стать консолидация вокруг структур, наработавших соответствующий опыт.

Поделиться