• Общество 22 января 2013

    Малийский конфликт перерастает в затяжную войну

Вполне возможно, что таким образом Москва желает смягчить напряжение, возникшее после предоставления гражданства Жерару Депардье. А заодно лишний раз поучаствовать в делах европейских держав. Причём, что интересно, формально как раз власти РФ нисколько не отступают от своих охранительских принципов: что в Сирии, что в Мали они поддерживают центральные правительства против повстанцев. Чего не скажешь о странах Запада.

Вообще-то, туареги восстают не в первый раз. С начала XX века это как минимум четвёртое восстание. И третье за период независимости Мали. Туарегам, судя по всему, нет никакого дела ни до малийского золота, ни до прочих богатств африканского государства. Они хотят своей республики Азавад. И уже провозгласили её. Хотя пока заявляют, что готовы довольствоваться национально-культурной автономией.

Впрочем, о национально-культурной автономии речь зашла тогда, когда дело туарегов стало рушиться под натиском ещё одного врага. С июля Азавад оказался под контролем исламистов. Они довольно быстро выбили светских туарегских повстанцев из всех крупных городов. Как говорится, победа достаётся мародёрам. В сентябре правительство Мали объявило о необходимости вооружённой борьбы с «джихадистами».

По сообщениям французских СМИ, религиозные фанатики уже оставили города: Тимбукту и Гао, где часть построек охраняется ЮНЕСКО. А также менее значимый с культурно-исторической точки зрения город Дуэнца. Впрочем, охраняемым объектам всемирного наследия уже мог быть нанесён серьёзный урон. Сообщалось, что в Гао исламисты начали рушить древние мавзолеи. Вполне возможно, что под раздачу мог попасть, к примеру, мавзолей императора Сонгаи Аския Мохаммеда I. По иронии судьбы, он является первым региональным лидером, принявшим ислам пятьсот лет назад.

Что интересно, восстание туарегов организовано как старыми туарегскими партизанами из Национального движения Азавада, так и молодыми левыми интеллектуалами из Альянса туарегов Нигера и Мали. Давно нет Советского Союза, который снабжал бы леваков оружием только за приверженность идеям социализма. Больше того, против них весь цивилизованный мир. Однако им удаётся второй год противостоять на два фронта центральной власти в Бамако и исламистам.

Кампания, которая затевалась как «маленькая победоносная война», рискует стать войной полномасштабной. Французам придётся заменить собой армию Мали, а также воевать с каждой из враждующих сторон. Это не только вопрос противостояния туарегов, негров и арабов. Официальная власть в Бамако в разное время использовала друг против друга разные племена. Весь этот клубок противоречий взялась развязать Франция при помощи бомб и ракет.

Вообще-то Мали – довольно лакомый кусок. Эта африканская страна – крупнейший в регионе экспортёр хлопка и третье в Африка государство по добыче золота. «Жёлтый металл» даёт стране 20% ВВП и 70% экспорта. Недаром правитель Мали XIV века Муса I признан самым богатым человеком всех времён с состоянием около $400 миллиардов в ценах прошлого года.

И при этом более трети малийцев живут ниже – африканского! — уровня бедности. Пример Мали показателен для стран Африки: экономика базируется на добывающей промышленности и сельском хозяйстве. Значительная часть территории испытывает проблемы с водой. Доходы получает в основном узкая элитарная группа. Страна живёт за счёт экспорта природных ресурсов и продукции сельского хозяйства. Всю технику приходится импортировать.

Туареги вряд ли борются за золото. Это классическое национально-освободительное движение, почва для которого заложена колониальной политикой Франции ещё в позапрошлом веке. Впоследствии были совершенно бездумно проведены границы, разделившие территорию тех же туарегов между пятью разными государствами. Частично это и юго-западная Ливия. Поэтому нет никаких проблем в снабжении восстания оружием: у ливийских таурегов его оказалось достаточно после революции, свергнувшей Каддафи.

Другой совсем вопрос, за что борются радикальные исламисты. Говорят, что они связаны с «Аль-Каидой». Впрочем, это может быть только поводом для начала войны. Самая крупная организация исламистов «Ансар-ад-Дин» тоже в значительной степени состоит из этнических туарегов, но декларирует свои цели. Им не нужен независимый Азавад. Им нужно шариатское государство на всей территории Мали. Париж, и отнюдь не только Париж, опасается именно этого. Ведь для Франции это означает окончательную утрату контроля над своей бывшей колонией. А для Мали это потеря всякого шанса на цивилизованное развитие. 

У партнёров