Откуда стимулируется активность право-левых радикалов?

Нынешние анархисты располагают не теми коммуникационными возможностями, что их кровавые предтечи прошлых веков. Они говорят с миром, народом и правоохранителями через свой «Чёрный блог». Там представлена хронология последних акций и размещены подтверждающие видеоролики. Из паутины вещает чёрный силуэт в капюшоне с искажённым для неузнаваемости голосом. Фигура сидит напротив своего символа — буквы «А» в круге с горизонтальной чертой в виде автомата Калашникова. Открывать лицо радикалы не спешат – что левые, что правые. Так же, с чёрным пакетом на голове и механическим голосом, изъяснялся прошлой осенью ультраправый из «Блок-Факт», сообщавший о нападении антикоммунистических боевиков на писателя-сталиниста в Петербурге («от имени всех народов бывшего СССР»). Достохвальная личная скромность стала отличительной чертой российских ультра всех окрасов. Это теперь называется – «взять на себя ответственность»…

Теперь анархист, пожелавший остаться Фантомасом, рассказывает о своей приверженности народу, свободе, личному достоинству (это особенно заметно – М.З.) и справедливости. По словам террориста – а любой, кто действует подобными способами, прежде всего террорист, как бы он себя ни называл и какие бы идеи его ни вдохновляли – в организации нет устава, вождей и лидеров. Есть только коллектив сайта. Силуэт мечтает о созданиии в России массового радикального движения, «вдохновлённого анархистскими освободительными идеями». А теперь, как в фильме, «представьте, что это была белая девочка». Представьте, что обломки взорвавшейся машины поранили вашего ребенка. Вы ещё хотите подобной «освободительной» войны?

Рассказчик в чёрном напирал на борьбу против «режима коррумпированных бюрократов с диктаторскими полномочиями». О своей «Анархической герилье» он поясняет, что объединение пользуется тактикой «Чёрного блока». Это международная анархистская организация силового протеста, объединяющая своих участников лишь крайне левыми взглядами, чёрной одеждой и полной анонимностью. Её не следует путать с международной неофашистской «Чёрной лигой», которая также находит теперь приверженцев в России. Ещё одно сходство между непримиримо враждебными радикалами – тянет их в символике к одинаковым мрачным тонам. По Фрейду, наверное.

Заканчивается ролик не менее «пафосно». Предупреждение «мы идём к вам!» напоминает рекламу стирального порошка и не может не рассмешить. Создаётся ощущение, что данная группа действительно очень опасна, и надо бы её побыстрее изолировать в прекрасных апартаментах с мягкими стенами и красивых белых одеждах с длинными рукавами. Любопытно, такого ли впечатления добивались создатели видеоролика?

Потому что бороться с системой подобным образом может только группа не вполне вменяемых лиц. Хотя… Есть и другой вариант.

Раньше принято было по-марксистки говорить «политика – продолжение экономики». Теперь ясно, что бывает и наоборот: не только политические организации становятся инструментом решения экономических задач, но и экономические структуры служат политическим интересам. Вполне конкретные соображения: видеотехника и программное обеспечение сайта не бесплатны. Политика, тем более подпольная – не отпускное хобби. Понятие «профессиональный революционер» возникло далеко не случайно. Подобными делами на займёшься между лекциями или на выходных. Встаёт вопрос: откуда деньги, Зин? Кто тут добрый – и заинтересованный! — человек?

Эксперты и журналисты высказывают разные мнения. Проскальзывали, например, сообщения, что в деятельности ныне запрещённого ДПНИ кровно заинтересованы предприниматели, использующие труд неоформленных «гастарбайтеров» — держать в повиновении, на низких зарплатах без всякой социалки. Лет девяносто назад немецким ультраправым (из которых потом известно что получилось) помогали нувориши, ненавидевшие, с одной стороны, коммунистов, с другой – потомственных богачей и аристократов, занимавших места, которые «новые немецкие» считали своими. Сегодня мы слышим выступления НТС в поддержку лидеров «тамбовского сообщества». Случайно? Может быть. Что-то в этом же роде просматривается и на левом краю: в феврале прогремел скандал вокруг «банковской ОПГ» в Москве, которая за счёт финансовых афер субсидировала леворадикалов из «Национал-большевистской партии», авангард уличных протестов. А чем анархисты из герильи хуже национализированных большевиков? Или декабрьские погромы на Манежке, показавшие прочную связь националистов с футбольно-фанатским движением – кто-то ещё сомневается во взаимоперетоке спорта и бизнеса или думает, что политическая сторона от этих потоков будет сбоку?

В прошлом году волна задержаний обрушилась на леваков-антифашистов после атаки на Химкинскую администрацию. В конфликте вокруг Химкинского леса всё более очевидно, здесь открыты коммерческие интересы и с одной из сторон прямо участвуют ЧОПы. Одному из задержанных антифашистов, как говорят, на допросе обещали отрезать уши, если он не расскажет об организаторах химкинского погрома. Тот не рассказал, но добрые взрослые дяди его пожалели – уши у молодого человека на месте. Почему молодая поросль не может понять, что для правоохранителей террористы — и фашисты и антифашисты — одним миром мазаны, многие не могут взять в толк. Методы-то у них одинаковые. Несостоявшиеся Робин Гуды идут жаловаться в правозащитные организации. Те за них заступаются, насколько это удаётся (иногда и за нацистов, обвиняемых в убийствах). Угрозы, создаваемые для мирного населения с обеих сторон, не волнуют ни ту, ни другую. Как и защитников прав радикальных боевиков. И уж в последнюю очередь – тех, кто «смазывает» этот, с позволения сказать, политический процесс справа и слева.

Анархисты выступают против бюрократии и коррупции, национализма и фашизма. Собирают бомбу. Подрывают пост ДПС. Доказывают свою крутость. Гордятся ею в Интернете. Остаётся убедить женщин с колясками не проходить близ иномарок – могут загореться.

Впрочем, у «Анархической герильи», в отличие от нацистов, ещё нет на руках крови. Это надо отметить. По крайней мере, пока нет.

Поделиться