Призрак Сагры накрывает Россию

Для начала немного цифр. Ежегодная прибыль наркодилеров, объединённых в международные конгломераты, по всему миру оценивается приблизительно в $500 млрд. Это сопоставимо с нефтегазовыми и оружейными доходами и заметно выше автомобилестроительных. Экономический ущерб от торговли дурманом еще в 2,5-3 раза выше. В разные годы эта цифра достигала порой $1-2 трлн. Сопоставимо с ВВП Франции и Великобритании.

Ущерб экономический напрямую зависит от ущерба демографического. В 2010 году по неполным данным статистики в России было зарегистрировано 5,99 млн человек, принимающих наркотики. 1,87 млн из них составляют школьники и молодежь. В 2011 году страшная цифра выросла до 6,5 млн. В 2011 году в стране было зарегистрировано около 128 тысяч грабежей. В 70% случаев их совершили люди, находившиеся в состоянии наркотического опьянения. По данным российских правоохранительных органов, каждое третье преступление в стране связано с наркотиками. Начиная с 2001 года, когда из Афганистана хлынул основной поток наркоты, в России умерли 1,2 млн молодых людей в возрасте от 15 до 34 лет. Анализ показывает, что почти три четверти из них скончались по причине употребления наркотиков.

На проходящем в эти минуты международном форуме в Перу специалисты заявляют о небывалом усилении транснациональной наркопреступности. Известный факт: воспользовавшись ослаблением международной банковской системы, наркобароны, до 2008 года прятавшие свои доходы в офшорах, сделали крупным банкам предложение, от которого нельзя было отказаться. С неохотой кредитовавшие друг друга банки внезапно получили многомиллиардную подпитку. Рука руку моет, доходы дилеров также оказались отмыты.

Импортные наркотики составляют половину наркопотока в России. Сильнодействующие героин, кокаин, амфетамины — почти 100% в денежном выражении. Амфетамины, МДНА, метамфетамины, экстази и прочие синтетические наркотики поставляются в Россию практически исключительно из Европы и Китая. Россия обеспечивает наркоторговцам стремительно расширяющийся рынок сбыта, транзит в другие европейские страны и удобную среду для легализации доходов. Строительный бум в Москве, по некоторым экспертным оценкам, во многом связан именно с отмыванием грязных доходов от наркобизнеса.

Путей поставок в основном два. Из Европы: либо через ответвление «Балканского маршрута», либо транзитом через Польшу и в контейнерах на судах дальнего плавания – также северным путем, через Петербург. Ходили слухи о причастности некоторых региональных силовиков к «сопровождению» этого процесса.

Второй маршрут, являясь ответвлением «Великого Северного пути», проходит непосредственно по линии следования поездов Душанбе–Москва и Душанбе-Астрахань. С каждым рейсом этого поезда в Россию доставляется не менее 10 килограммов героина. Досмотр пассажиров осуществляется в глубине российской территории — на станции Аксарайская, в 39 километрах от границы. До Аксарайской наркотики успешно передаются посредникам и далее сосредотачиваются в Самарской и Челябинской областях, вызывая там аномальный уровень наркомании. По понятным причинам, часть трафика замыкается  на Москву. На этом пути особенно распространено использование нелегальных мигрантов в качестве живых контейнеров. При этом используется устрашение и система заложничества.

С не очень давнего времени осваивается и третий путь – через границы с Китаем и Монголией. К слову о Китае. Налаживание там производства синтетической отравы привело к неожиданному «высокотехнологичному» явлению (подхваченному вскоре и европейскими поставщиками). С легкой руки «нанокитайцев» наркоторговля начала уходить в Интернет. Пользуясь социальными сетями, в основном молодежным VK.ru (бывший ВКонтакте), дилеры выходят на свою целевую аудиторию, не достигшую 30 лет. В ходу сервисы Яндекс-карты (на них помечаются наркоточки, тайники с наркотой, притоны) и Скайп (устраиваются целые телеконференции, на которых обсуждаются в том числе и перспективы рынка). Переводы денег осуществляются теперь всё чаще не дедовским методом – из рук в руки, а с использованием сервисов оплаты «Альфа-Банка», «Связного Банка» и QIWI. Продавцы же отправляют товар курьерской службой (в основном ЕМС, СПСР и Major) либо и вовсе почтой.

Государственные же методы борьбы с наркоманией в РФ недалеко ушли с советских времён. В марте 2012 года президент Дмитрий Медведев персонально инициировал поправки в УК, согласно которым наркодилерам подняли верхнюю планку тюремного срока – до пожизненного заключения. Ежегодно по стране изымаются тонны (иногда десятки тонн) отравы. Уничтожаются сотни гектаров конопляных посевов. Тем не менее, молодежное «движение 228», зародившееся как интернетный мем (ст. 228 УК как раз относится к сбыту наркотиков), продолжает шествие по стране. В соответствии с существующими законами, сотрудники ФСКН выглядят зачастую нелепо, поскольку законодательно не отрегулирован оборот так называемых «миксов». Как признавались в анонимной переписке пользователи на сайтах распространителей «солей» и прочих «полулегальных» каннабоидных смесей, движение 228 уже не остановить. Но при этом звучит характерная оговорка: «Разве только Женя не сядет в кресло». Женя – это Евгений Ройзман.

Вспоминая Сагру, мы не должны забывать о том, что именно фонд Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» оказался, по сути, единственным защитником жителей посёлка. И, как мы знаем, вовсе не по этническим причинам. Деятельность ройзмановской реабилитационной организации, несмотря на организованную заинтересованными лицами травлю, продолжалась до последних дней. Продолжается она и сейчас, невзирая на прямой «прокурорский наезд». Именно фонд Ройзмана воплощает в себе организованный общественный отпор чуме XX, а теперь, пожалуй, уже и XXI века.

Существенно, что екатеринбургский пример спонтанно подхватывается по России. Сагра – лишь наиболее яркий пример. Информация о стихийных актах противодействия наркоструктурам, частно внеправовых, появляется то здесь, то там. В частности, на Северо-Западе. К силовым акциям против наркоторговли бывают причастны и криминальные структуры, и праворадикальные организации. Такова, кстати, мировая тенденция. Отмечались и акты политической поддержки Ройзмана и «Города без наркотиков».

Есть варианты иного, общегражданского характера. Скажем, в Петербурге и Ленобласти действует «Мобильный отряд правопорядка «Патриот», взаимодействующий с прокуратурой и полицией. Закономерно, что любое объединение гражданских активистов, ориентированное на работу с молодёжью, спортивные мероприятия и обеспечение безопасности на добровольной основе, так или иначе включается в отпор наркоугрозе.

Секрет успеха заключается в тактике малых дел. Правда, при выходе на более-менее крупную сеть наркоторговцев содействия властей ждать не придется. Хотя бы потому, что крупный наркобизнес сопротивляется отчаянно, используя в качестве манипулятора и определённые властные структуры. Именно очищение соответствующих органов от фактических нарколоббистов помогло бы делу.

Поделиться