Процесс о покушении буксует на кругах рейдерства

На очередном заседании суда он решил устранить собственные недоработки и предъявил Владимиру Барсукову (Кумарину), подозреваемому в организации покушения, ещё одно обвинение. На этот раз — в организации преступного сообщества, имеющего целью многочисленные рейдерские захваты в Санкт-Петербурге. Доказательством послужили эпизоды, уже рассмотренные судом пять лет назад.

Креатив заключался в том, что на этот раз следствие представило схему распределения обязанностей и доходов внутри инкриминируемой ОПГ. Удалось подсчитать — с точностью до процента, — кто и за что получал долю в преступном бизнесе. Выглядит эта ведомость по зарплате не слишком впечатляюще. Вероятно, для усиления эффекта, к ней приложен список объектов, на которые нацелилось сообщество. Это «Пулковский» универсам, кондитерская фабрика имени Крупской, гостиница «Санкт-Петербург», Петербургский нефтяной терминал. И ещё кое-что по мелочи, например, скромная канатная фабрика. Чем руководствовались составители загадочного списка, понять сложно. Есть в Северной столице и её окрестностях предприятия поинтересней. Отели «Англетер» или «Европа», Большой петербургский порт, завод «Форд», в конце концов! Но ещё сложней понять: какое всё это имеет отношение к делу, рассматриваемому в суде?

Ведь если следовать этой логике, впору задаться вопросом: почему не вызвал уличной перестрелки универсам «Пулковский»? Ведь он, согласно реестру СК, стоит на первом месте и оценивается дороже ПНТ. Значит, должен был провоцировать куда большие страсти…

Киллер Андрей Михалёв рассказывал в суде, что задание ему давал сам «Усатый». Гражданин Белиза и известный питерский рейдер Бадри Шенгелия говорил, будто Барсуков сообщал ему о планах убийства Васильева. Менеджеры ПНТ Игорь Телешев и Михаил Скигин анализировали попытку захвата ПНТ некими неизвестными. Похоже, всё это не убедило в виновности Барсукова даже самих следователей. Поэтому и пущен в ход безотбойный аргумент — 210-я статья УК РФ. Которую давно стали сравнивать с памятной 58-й УК РСФСР – хотя бы потому, что она также не требует реальных доказательств вины.

Но вот что интересно. Вместо алчного и жестокого гангстерского клана обвинение через 210-ю предъявляет присяжным какую-то группу аферистов-неудачников, пытавшихся с помощью кипы поддельных бумаг урвать всё, что плохо лежит — конфеты, шампанское, пеньковую верёвку. Причём результат (по подсчёту журналистов, основанному на предъявленных следствием цифрах) получался весьма скромный, если не сказать – жалкий: 14% от планового объёма.   При этом почти половина этого невеликого дохода уходит на крючкотворов, а остальное делится на такое количество участников, что и прибылью-то назвать сложно.

Больше всего сочувствия вызывают присяжные. Выполняя свой гражданский долг, они на несколько месяцев покинули родной город, свои семьи, и терпеливо выслушали всё, что по мнению судьи и прокурора, относилось к делу об убийстве. Может быть, даже успели сделать какие-то выводы. И готовы были подождать, пока будет выступать защита. А там и приговор… Теперь же их возвращение в родные пенаты откладывается на неопределённый срок. И главное, кого и за что теперь судят? Организатора неудачного покушения? И компанию рейдеров-неудачников?  

Поделиться