Прохоров не повторил Жириновского двенадцатилетней давности

Разрешённый либерализм

Партия «Правое дело», исторически происходящая из гайдаровского «Выбора России», ДВР и некогда немцовского СПС (во всех случаях маячила тень Анатолия Чубайса), с 2008 года и до нынешнего лета пребывала в полуобморочном состоянии. Драйв был задан внезапным приходом в лидеры миллиардера Михаила Прохорова, президента инвестфонда «Группа ОНЭКСИМ».

Динамичный олигарх вдруг решил сменить бизнес на политику. Яркая фигура начинала объединять и прагматичную часть идейных либералов, и новых активистов, привлечённых личностью руководителя, перспективами вхождения во власть, иногда освоением прохоровских денег. Никуда не делись и деятели, без которых не обходятся политические тусовки –Андрей Богданов, его тёзка Дунаев и прочие, причисляемые к «кремлёвским казачкам» второго-третьего ряда.

Правый проект Прохорова смотрелся как нужный властям. «Официальный либерализм» вполне мог украсить российский политический расклад, обеспечивая лояльность определённого общественного слоя и повышая международную репутацию. По некоторым предположениям, устами Прохорова озвучивались для предварительного зондажа рискованные социальные замыслы, типа новаций в Трудовой кодекс. При этом управляемость «Правого дела» не вызывала сомнений. Нечто вроде «ЛДПР наши дней» — ведь не раз эпатажные идеи Владимира Жириновского со временем воплощались в политические реалии (например, переход от выборности к фактической назначаемости губернаторов). Так что присутствие праволиберальной фракции в будущем составе Госдумы представлялось делом решённым.

Все перечеркнул съезд партии. Точнее, два съезда.

Перехват на ходу

Началось со вчерашнего скандала в мандатной комиссии, возглавляемой Андреем Богдановым (этот «кандидат в президенты» 2008-го в своё время он стоял у истоков развала Демократической партии России и полной политической маргинализации Михаила Касьянова). Вместе с врио руководителя исполкома «Правого дела» Рифатом Шайхутдиновым они приступили к корректировке задним числом протоколов региональных конференций. Из-за этого некоторые делегаты, законно избранные на съезд, с удивлением обнаружили, что являются лишь гостями. Соотношение сил резко изменилось: Михаил Прохоров, считавший себя полным хозяином партии, оказался на собственном съезде подвешен в безвоздушном пространстве.

Судя по всему, сигнал пришёл из властных структур. Сам Прохоров тут же предъявил конкретное обвинение конкретному лицу. Попытку «рейдерского захвата партии» (сходство действительно налицо, бизнесмен знает, что говорит) он приписал заместителю начальника управления внутренней политики администрации президента РФ Радию Хабирову. Тем самым заодно пояснив, кто именно курирует дозволенный российский либерализм.

Скандал бушевал весь вчерашний день и продолжился сегодня. Казалось бы – зачем, ведь всё так удачно шло? С чего вдруг президентская администрация взялась громить свой же успешный проект? Причина на то есть. И очень веская. Михаил Прохоров не оправдал надежд, возложенных на него властью.

Партия – не «Общественно-Политический Союз»

Конфликт завязался вокруг конкретного человека. Это лидер екатеринбургской организации «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. Кстати, отметивший вчера 49-летие.

В СССР Ройзман вёл яркую жизнь — поработал слесарем, выучился в университете на историка-архивиста, получил срок, снял судимость… В РФ занимался предпринимательством и благотворительностью, основал первый в стране частный музей. Побывал и депутатом Госдумы прошлого созыва. Но всё это не будет полной характеристикой, если не упомянуть о его близости к легендарному ОПС «Уралмаш». На базе которого и возник Фонд «Город без наркотиков», пока, пожалуй, наиболее эффективная в стране структура противодействия наркомании и наркобизнесу. Последний по времени пример – участие «людей Ройзмана» в обороне уральского посёлка Сагра, жители которого изгнали наркоторговцев и отбили последовавшее за этим нападение.

Не удивительно, что Прохоров и Ройзман симпатичны друг другу. Ещё менее удивительно, что на Прохорова было оказано мощное давление с тем, чтобы исключить Ройзмана из избирательного списка. Власти готовы были вписать в контролируемый политический расклад партию официальных либералов (к тому же финансируемую своим лидером). Но присутствие Ройзмана меняло характер «Правого дела». Эта партия реанимировалась не для того, чтобы представлять общественные инициативы, да ещё происходящие из ОПС. В таком принципиальном вопросе уступок быть не могло. Но Прохоров упёрся.

Мало кто вспомнит, как нечто подобное происходило 12 лет назад. К думским выборам 1999 года Владимир Жириновский сформировал колоритный список ЛДПР. Вторым номером шёл красноярский авторитетный предприниматель Анатолий Быков (не говоря о ряде других сильных фигур, в том числе из Петербурга). Тогдашний коммунистический спикер Селезнёв назвал это «вызовом обществу». ЦИК отклонил список. И Жириновский, который для собственной регистрации свернул бы горы, тут же подчинился. С тех пор он со своей партией побывал в трёх составах Госдумы и собирается в четвёртый. Прохоров же сейчас, что ни говори, доказал: он – другой случай.

Уйти путём Ройзмана?

Сегодня ситуация достигла высшей степени абсурда. «Прохоровцы» остались в одном из залов Российской академии наук. «Дунаевцы-богдановцы» перебрались в Центр международной торговли. В зале РАН Михаил Прохоров предложил своим сторонникам выйти из «Правого дела», которое он только что уверенно вёл к победе, и сформировать новую партию: «Съезд фальсифицирован, но судиться тяжело. У меня есть другое предложение — отказаться от участия в этой партии. Так и объяснить — «Правое дело» себя дискредитировало. Это не та партия, за которую ваши сторонники голосовали. После этого начнём с общественного движения, потом займёмся политической партией».

Тем временем в ЦМТ съезд проголосовал за отставку Прохорова, которого только что восторженно приветствовали. Временно исполняющим обязанности председателя «Правого дела» избран Андрей Дунаев – лишённый полномочий за махинации в первый день работы съезда. Ходят упорные слухи, что он является креатурой вышеупомянутого Радия Хабирова. Косвенно они подтверждаются молниеносной реакцией Минюста, представитель которого в ЦМТ заявил, что считает мероприятие легитимным.

Михаил Прохоров привык к успехам. И не прислушивался к предупреждениям, что политика – не бизнес. Миллиарды не помогают в столкновении с вертикалью государственной власти РФ. Прохоровского пути пока не получилось – либо путь Жириновского, либо путь Ройзмана. Впрочем, из «Правого дела» Прохоров вместе с Ройзманом и ушёл. 

Поделиться