Революционные власти наступают на бойцов революции

Пуля за пулю, а оружие — сдать

Её жертвой уже стал Сашко Билый, знаковая фигура «Правого сектора». В Киеве заместитель главы столичной администрации получает пулевое ранение от ультранационалистического боевика, и эта полубытовая разборка выглядит ответным ударом. Верховная Рада обещает расследовать убийство Билого и тут же принимает решение о разоружении правых формирований. Задача возлагается на СБУ и МВД, шефу которого Арсену Авакову собратья Билого уже объявили вендетту…

В чем обвиняют вчерашних героев Майдана? Боевики «Правого сектора» экспроприировали автопарк Януковича, забрали иконы, совершили ряд нападений на сотрудников правоохранительных органов. Но дело, конечно, не в этом. Однако обо всем по порядку.

В начале марта 2014 года «Правый сектор» потребовал от правительства открыть для боевиков военные арсеналы. Национал-радикалы настойчиво добивались легализации своих вооружённых подразделений. Логика здесь была: именно ультраправые боевики осуществили вооружённое свержение режима Януковича 18-22 февраля. И на фоне украинской армии и милиции, надо сказать, эти отряды производят впечатления более эффективных вооружённых сил.

В ответ революционные власти решили показать революционным радикалам, кто в доме хозяин. Правительство Арсения Яценюка объявило кампанию изъятия оружия у населения. «Мы поддержали планы министра внутренних дел харьковчанина Авакова по изъятию всего незарегистрированного оружия. Эта операция коснется всех незаконно вооружённых, под какими бы лозунгами они не выступали», — говорится в заявлении премьера, размещённом на сайте правительства.

Произошла серия столкновений, наиболее серьёзные из которых пришлись на 24 марта (убийство Музычко-Билого) и 31 марта-1 апреля (инцидент с перестрелкой в Киеве и занятие милицией штаб-квартиры «Правого сектора» в гостинице «Днепр»). Отмечались задержания в Полтаве и даже на Львовщине. Возникает впечатление, что основная борьба украинских правых перенеслась из восточных областей, в столицу и даже на запад. Только что противниками ультранационалистов были пророссийские активисты восточных областей, с которыми шли кровопролитные столкновения: в Донецке погиб член «Свободы», в Харькове двое противников Майдана. Теперь на их месте всё чаще оказываются правительственные силовики в столице и даже на западе.

Победа хуком справа

Вкратце о том, что такое «Правый сектор». Изначально движение создавалось как объединение праворадикальных националистических групп – от бандеровцев до футбольных ультрас. Ядром стала националистическая организации «Тризуб» имени Степана Бандеры, возникшая 20 лет назад. При таком генезисе неудивительно, что Дмитрий Ярош и его бойцы сразу сделали ставку на силовые методы борьбы. При этом необходимо отметить: «Правый сектор» и союзные ему организации (например, Комитет освобождения политзаключённых) не были сторонниками евроинтеграции. Они пришли на Майдан не ради будущего Украины в Европе, а ради будущего Украины, устроенной по заветам идеологов социального национализма.

Когда Янукович и его окружение попытались «зачистить» Майдан, «Правый сектор» закономерно превратился в передовой отряд украинской революции. Сбственно, именно свергнутый режим более всего сделал для усиления крайних националистов. 1 декабря 2013 года молодые люди забросали булыжниками «Беркут». В ответ силовики начали разгон демонстрантов, сопровождающийся избиениями. Насилие оказалось родной стихией «Правого сектора» — он укреплялся от драки к драке. В январе 2014 года слаженные действия боевиков позволяли оттеснять «Беркут». Националисты уделили большое внимание вооружению и экипировке отрядов самообороны. Фактически именно они гарантировали и защиту и наступление Майдана. Однако политические решения принимали не вожаки уличных бойцов, а лидеры парламентской оппозиции, сторонники евроинтеграции. Их козырями являлись респектабельность, известность, связи во властных структурах и поддержка Запада.

Момент истины наступил 18 февраля. В течение трёх дней боевики Майдана переломили ход событий, организовав контрнаступление на режим. 21 февраля испуганный Виктор Янукович подписал известное соглашение с Арсением Яценюком, Виталием Кличко и даже Олегом Тягнибоком. Но власть на Майдане уже сменилось – как раз усилиями Януковича и «Беркута». Решать стали не те, кто с мандатом, а те, кто с битой и покрышкой. Победа в уличной схватке весила больше подписей на бумаге.

Подписантов за малым не сбросили с трибуны. Ни о каких соглашениях с Януковичем уже не могло быть речи. 26-летний сотник самообороны Владимир Парасюк предупредил, что назавтра боевики сметут режим штурмом.

Место парламентских партий уверенно заняли уличные бойцы, включая «Правый сектор». 22 февраля и следующие дни события развивались по классическим канонам революций: правитель бежит, народ во дворцах, министров назначает Майдан, комендант Майдана Андрей Парубий – во главе Совета национальной безопасности и обороны, боевики «Правого сектора» — будущая Национальная гвардия… Люди типа Сашко Билого, казалось, правят бал.

Правый сектор гнева

Однако во главе правительства оказался Арсений Яценюк. И необходимо понимать: и Яценюк, и тот же Кличко, и даже Тягнибок – выходцы из политической элиты времён Януковича. Пусть не управленческой, а парламентской, но всё же. (В наименьшей степени это относится к Тягнибоку, в наибольшей – как раз к Яценюку.) Представители старого аппарата им ближе ультраправого уличного «отрицалова». Отсюда назначения типа днепропетровского олигарха Коломойского («который Абрамовича кинул») или харьковского администратора Авакова.

Налицо типичное социальное столкновение перекрасившейся элиты, слегка разбавленной бывшими системными оппозиционерами, с низовым радикальным движением. С одной стороны – административный ресурс государства, хотя весьма просевший от революционных потрясений. С другой – напор разгневанных низов, которые в Украине не чета тихим «рассерженным горожанам» России. Очень характерно, что во главе протестов становятся люди «другого сорта, которые всему супротив». Вряд ли есть смысл сомневаться, что Сашко Билый обладал в родных местах крутым авторитетом рэкетира «робингудовского типа». Это закономерность для времён больших перемен.

И не стоит уделять слишком большое внимание данным соцопросов, которые дают «Правому сектору» 3% поддержки. Якобинцы и большевики поначалу тоже были маргиналами.

Аваков говорит о возможном запрете «Правого сектора». Парубий и Тягнибок выразительно молчат. «Веймарский треугольник» — министры внутренних дел Германии, Франции и Польши – требует от украинских властей урезонить «экстремистов». Тем временем кандидатура Дмитрия Яроша регистрируется к майским президентским выборам. Между тем, обретает реальные очертания схватка за президентство между не нуждающейся в представлениях Юлией Тимошенко и влиятельным бизнес-олигархом Петром Порошенко (в пользу которого уже снял свою кандидатуру Виталий Кличко). И первая, и второй наверняка сойдутся на том, что «Правый сектор» лучше бы нейтрализовать.

Сами национал-революционеры к этому готовы. Схватка для них нормальное состояние.

Поделиться