Террористическая угроза накаляется от нехватки воды

На фоне гражданской войны в Сирии и проблемных выборов в Египте ситуация в Йемене занимает в лучшем случае вторые-третьи полосы ведущих западных СМИ. На первый взгляд, так и должно быть – нищий кусок пустыни без особых запасов стратегического сырья, будь то нефть или опиум. Война всех против всех длится здесь десятилетиями. Группы, относящие себя к правительственным силам, местные клановые вожди, южные сепаратисты, исламисты, наемники устроили в стране кровавое подобие игры в царя горы. Такое нередко бывает в Африке. Однако Йемен находится не в Африке.

Страна расположена недалеко от стратегически ключевого Персидского залива, возле не менее важного Аденского залива. В пределах шаговой доступности от Йемена – нефтяные месторождения аравийских монархий. Кроме того, тот, кто владеет Йеменом, обладает рычагом воздействия на Иран и даже Китай – через контроль над торговыми путями, соединяющими Поднебесную с ее африканской ресурсной кладовой.

Понимая ценность этого «ближневосточного Афганистана», многие пытались установить над Йеменом свою власть. На сегодняшний день лучше всего это получается у исламистских организаций, которые в прошлом году взяли под контроль провинцию Абьян. Судьба, казалось, им благоволила. С падением президента Али Абдаллы Салеха исчез единственный элемент государственной власти, способный приводить к компромиссу противостоящих субъектов йеменской игры. Новый президент Абд аль-Рахман Мансур аль-Хади – ранее протокольный вице-президент, ставший и. о. главы государства после отставки Салеха, а в феврале избранный на двухлетний срок, – устраивает пока всех как переходная фигура. Но он начал готовить смену элиты. Этим вознамерился воспользоваться влиятельный шейх Тарик аль-Фадли, склонный к альянсу с исламистами. Учитывая, что аль-Фадли родственник ныне опального Мохсена аль-Ахмара, мятежного военачальника и сводного брата Салеха, череда отставок в йеменском руководстве могла бы пополнить ряды исламистов рядом серьезных людей.

Весной 2012 светские силы осознали масштаб угрозы. Примеры исламистских исходов гражданских войн – например, в Сомали или Афганистане (как и судьба тамошних клановых лидеров) – были перед глазами. Президент Йемена предпринял колоссальные усилия, дабы примирить племена и кланы на основе противостояния исламистам. Так, 6 мая он распорядился приступить к формированию соответствующего координационного комитета по связям. По достижении национального согласия планируется принять новую конституцию.

Аль-Хади обратился за помощью к США. Американцы, понимая опасность исламизации Йемена (все больше пойманных террористов и раскрытых планов терактов имеют йеменские корни), ответили согласием. О крупномасштабном введении войск, которого добивается значительная часть йеменской верхушки, речи не идет – Афганистан и Ирак многому научили. «Крупные военные операции чреваты риском вовлечения в затяжные, дорогостоящие войны, которые возбуждают антиамериканские настроения и содействуют появлению нового поколения террористов», – заявлял недавно советник Барака Обамы по борьбе с терроризмом Джон Бреннан. Однако две тысячи американских морпехов и группа военных инструкторов направлены в помощь правительству Йемена. «Мы помогаем бороться с возросшей в стране активностью «Аль-Каиды», – пояснил представитель Министерства обороны США Джон Кирби. По некоторым данным, американцы взяли на себя командование операцией – оно осуществляется с базы Аль-Аннад.

Совместными усилиями правительственные войска, клановые ополчения и американские советники начали полномасштабное наступление. На днях йеменские военные отчитались о восстановлении контроля над провинцией Абьян и городом Занджибар. Армия рапортует о скором искоренении исламистской угрозы. Эти заявления звучат крайне оптимистично. Но как бы тщательно военные ни зачищали страну, исламистские ячейки там будут регулярно возрождаться и быстро укрепляться. Ведь для исламистских проектов Йемен является своего рода «чашкой Петри». Здесь созданы идеальные условия для экстремизма.

Уровень безработицы составляет почти 40% (по иным оценкам, заметно больше). Около 45% населения живет меньше чем на два доллара в день. Люди голодают. По данным ЮНИСЕФ, более чем у 60% йеменских детей наблюдается задержка роста. Эксперты прогнозируют в ближайшие годы усугубление ситуации из-за высокой рождаемости. По некоторым подсчетам, через 20 лет население страны почти удвоится и составит 40 млн человек.

Уже сегодня ощущается серьезная нехватка ресурсов, прежде всего водных. Доступные запасы питьевой воды составляют примерно 186 кубометров на человека в год, тогда как установленный ООН порог «водной бедности» – 1000 кубометров. И при этом большая часть имеющейся воды расходуется на выращивание ката – наркотика, который потребляют до 90% йеменских мужчин и 25% женщин. Йеменцы тратят на кат иногда до 30% дохода. Тут воду не жалеют. Даже несмотря на то, что из-за беспорядков в последний год стоимость воды выросла почти в десять раз.

Ситуацию могла бы спасти международная помощь, однако иностранцы опасаются работать в Йемене. Даже в 2010 году при относительно стабильном правлении Салеха программы Всемирного банка по обеспечению йеменцев питьевой водой повсеместно сворачивались, поскольку до 80% сооруженных на средства банка объектов в сельской местности захватываются местными племенами в момент окончания строительства. В результате тотальная бедность населения, не имеющего к тому же работы, гарантирует приток рекрутов и смертников.

Поделиться