Усыновление русских детей как миллионный бизнес

Семилетний Натениэл Кравер (Ваня Скоробогатов) умер 24 августа 2009 года в госпитале округа Йорк штата Пенсильвания от черепно-мозговой травмы. В начале марта семейная пара, его усыновившая, была арестована по обвинению в убийстве. Сторона обвинения заявляет, что улик собрано достаточно, но судебный процесс, скорее всего, будет длиться около года.

Где-то раз в два года в российских СМИ и интернет-блогах и форумах вспыхивают острые, переходящие порою в виртуальный мордобой, скандалы о том, стоит ли позволять американцам усыновлять русских детей. Причиной этих споров служит всегда повод весьма печальный: смерть в США усыновленного ребенка с российским корнями. Подобных случаев произошло уже достаточно: по данным американского Национального комитета по усыновлению в период с 1996 по 2008 годы в США погибли 15 российских детей, усыновленных американскими гражданами.

Ваня Скоробогатов стал 16-м, и в его истории, пожалуй, сплелись в клубок все проблемы, связанные с иностранным усыновлением.  Впрочем, слово «иностранное» в большинстве случаев означает «американское».

Американское усыновление

В США традиционно любят усыновлять детей, в том числе и из-за границы. В 2009 году внутри США было усыновлено около 70 000 детей (в России, кстати, в этот год, граждане усыновили менее 15 000 детей), а из-за границы в этот же год американцы усыновили больше детей, чем все остальные страны мира вместе взятые – почти 13 000. Среди усыновлений российских детей за рубеж Америка так же занимает первое место. В 2008-ом году, более поздних официальных данных нет, американцы усыновили 1773 русских ребенка, занимающие второе место испанцы – 904, и итальянцы, находящиеся на третьем, — 496. Всего в этот год за границу было отдано на усыновление 4 125 детей. В Санкт-Петербурге было усыновлено российскими гражданами 224 ребенка, а иностранцами – 339. Всего же, по стране, в иностранные усыновления занимают 31,4 процента. (Полная российская статистика – здесь)

Часто говорится, что американцы так любят усыновлять иностранцев, что процесс оформления усыновления в этих случаях значительно проще. Это и так, и не так. Основными «поставщиками» сирот в США являются Китай, Гватемала, Россия и Эфиопия. В США очень жесткие законы по охране детства. В некоторых штатах, например, человек, только подозревавший, что с ребенком плохо обращались, но не сообщивший об этом властям, подлежит уголовному преследованию.   

Выбор стран, из которых берут детей, объясняется весьма просто: большинство стран Африки, Азии и Европы не позволяет усыновлять своих детей за рубеж. Это, впрочем, не означает, благополучную жизнь сирот. Во всей Африке, например, всего 730 приютов, а лишь в одной Уганде, по данным католических благотворительных организаций, более миллиона сирот, абсолютное большинство из которых живут на улице.

Американец, чтобы подать документы на усыновление, должен показать доходы на 25% больше, чем средние по штату, затем он проверяется полицией и ФБР, проходит несколько собеседований, и должен собрать около 50 различных справок. Постоянно принимаются новые ограничения, и если в 2005-м было усыновлено 22 739 детей-иностранцев, то на этот год официальные прогнозы обещают усыновление не более 10 тысяч иностранных детей.

Усыновление иностранного ребенка американцу обходится, в среднем, в 25-40 тысяч долларов. Это различные налоги, идущие, в том числе, на содержание детских домов, и посреднические услуги специализированных агентств. А любая отрасль экономики, где только с одной сделки комиссионные составляют такие суммы, не может обойтись без криминала. Если кто-то готов заплатить, то всегда найдется тот, кто сделает все, что угодно, чтобы платить было за что…

Поддельные документы

Павел Астахов, Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка, комментируя случай с Ваней Скоробогатовым, заявил, что некоторые из документов, по которым тот был усыновлен, были просто сфальсифицированы, в частности, справки связанные с возрастом приемных родителей и их психологическим состоянием. Те, как сейчас выяснилось, состояли на психиатрическом учете.

Но дело еще и в том, что в России, нащупав такое золотое дно, некоторые чиновники начинают создавать иностранцам искусственные трудности, вытягивая из них деньги. Например, одна американская семья говорила, что усыновление русских детей-близнецов им обошлось в 75 тысяч долларов. А новозеландская семья, чтобы усыновить российского ребенка, уплатила более 90 тысяч евро. И те, и другие – активисты усыновления, выступают по телевидению, участвуют в различных тематических семинарах, и их дети всегда на виду. И, можно не сомневаться, что все документы для усыновления у этих людей были в полном порядке. Но когда на кону стоят такие деньги, то, понятно, что усыновляющая семья может быть и не настолько идеальной.

Ситуация, из которой появляются подобные суммы, очень проста: отсутствие общегосударственной системы усыновления. Органы опеки информацию о детях, оставшихся без попечения родителей, передают в банки данных для потенциальных усыновителей. Но отсутствие контроля позволяет нескольким чиновникам разных организаций, войдя в сговор с судьей, организовать конвейер по продаже «перспективных» детей на усыновление. У такой посреднической «фирмы» обычно есть и «свой» врач, который пишет «перспективному» сироте в медицинскую карту страшные болезни, чтобы тем самым оградить его от «посторонних» усыновителей. 

Такая компания весьма быстро связывается с международным агентством по усыновлению, и деньги начинают течь рекой. Посредническая деятельность в деле усыновления в России запрещена. Но посредников это мало пугает. Например, убитая в США в июле 2005-го Вика Баженова была удочерена при помощи Елены Новиковой и ее мужа Юрия Васильева.  Новикова, по амнистии, была от уголовного преследования освобождена, а Васильев заплатил штраф в 5 тысяч рублей. Между тем, как выяснили следователи, только предоставление информации по одному ребенку стоило 1500 евро. Много в этом деле было сказано и о чиновниках, и об уходящих «наверх» деньгах, но все упомянутые личности прошли по делу «краем», как свидетели, и до сих пор продолжают занимать свои должности и участвовать в усыновлении. Приемная же мать Вики Баженовой, как было выяснено, — алкоголичка.

Убитый в США в конце 2003 года Алеша Гейко тоже был усыновлен при помощи посредников. Хотя прокуратура Краснодарского края, откуда был родом мальчик, и установила, что усыновители действовали через независимое агентство, которое нашло для них детей в федеральном банке данных методом случайной выборки, американская пресса, расследовавшая это дело, с ней не согласилась. По версии журналистов будущая приемная мать впервые увидела фото мальчика на специализированном сайте по усыновлению, но цена, требуемая посредником, показалась ей слишком большой. И потому она вскоре отыскала другого посредника, некоего Жердева, владельца фирмы по усыновлению, который всего за 11 тысяч долларов познакомил ее с директором детского дома, где находился мальчик. В уголовном деле, понятно, никакого Жердева не было.

Практически в каждом американском усыновлении, закончившемуся трагически, можно найти такого посредника, «заинтересованных» чиновников и следствие (если оно было, конечно), вовсе не заметившее эти «толстые обстоятельства».

Искусственные сложности

Проблема в том, что далеко не обязательно американская семья, где был убит ребенок, подделывала документы – многие из них были на весьма хорошем счету. И идеи Павла Астахова о повторном психологическом освидетельствовании приемных родителей еще и в России вряд ли смогут исправить ситуацию. Когда продается и покупается любая информация, когда вокруг каждого детского дома вьется рой посредников, которые запрещены у нас законом, эти новые меры вряд ли смогут спасти детей. А вот поднять цены на посреднические услуги – запросто. А там, где цены поднимаются, беззакония становится еще больше. Нелегальный рынок легального усыновления, на котором уже сегодня в год  оборачиваются десятки миллионов долларов, выгоден слишком многим. И если подходить к проблеме усыновления так, как предлагают сейчас, то вскоре у этого рынка появится еще одна статья доходов: из иностранных усыновителей начнут тянуть деньги еще и на этапе «освидетельствования». Публику к этому старательно готовят: трагические случаи в американских семьях объясняют «психологической несовместимостью». А новая процедура, дескать, должна, в том числе, определить «притрутся» ли приемные дети и родители друг к другу. Юлия Баева, приемная мать, сказала «В Кризис.ру», что не думает, что черкание крестиков на листиках с вариантами ответов, может чем-то помочь в этом сложном процессе:

— Каждый случай — индивидуальный. И подход к воспитанию должен быть именно такой. У нас детей трое. Из одной семьи, от одних и тех же мамы и папы. И они совершенно разные. И отношения мы пытаемся выстраивать с каждым индивидуально. С учетом его способностей, особенностей. Не всегда все получается легко и просто. Но прогресс есть, пусть и не так быстро, как хотелось бы. А каким образом этот процесс можно предсказать психологическим тестированием я даже представить не могу.

Заметьте, сколько внимания уделяется именно иностранным усыновлениям, как старательно их раскручивают в прессе. Этот шум смущает и программиста Андрея Ершова, отца 6-летнего ребёнка и опекуна 7-летнего:

— Иностранное усыновление не столь велико, там не та цифра, которая влияет на что-либо, — говорит он «В кризис.ру», —  При более, чем 106 тысячах детей в год, лишённых родителей по разным причинам — четыре тысячи усыновлённых иностранцами — капля в море…

А если брать «среднюю температуру по больнице», то выясняется, что «иностранные» дети оказываются все равно в лучших социальных условиях, нежели, в среднем, «местные».

По статистике, например, в России дети гибнут гораздо чаще, чем в США. По данным UNICEF  смертность детей до 5 лет на 1000 составляет в России – 14,5, а в США – 6. Если брать статистику по усыновленным, то за первые пятнадцать лет иностранного усыновления  в России были убиты своими усыновителями 12 детей, а 23 усыновителями были нанесены тяжкие телесные повреждения. За тот же период из детей, усыновленных иностранцами, погибли 5 человек. Это, заметьте, «лихие 90-е», когда превалировало иностранное усыновление. Даже еще в 2004-ом наши усыновили 7 тысяч детей, а иностранцы 9500. Сейчас статистика противоположная. Но, однако, все наши чиновники ужасно озабочены именно «иностранными» детьми. Явно помимо их собственного пиара в этой теме должна быть еще какая-то «горячая» причина. Разве нет?

Контроль на расстоянии

Есть, например, и такой бизнес: служащие специального агентства посещают усыновленных российских детей, составляют отчет, как те живут, переводят его на русский язык и отправляют в Россию. Стоит один такой отчет от 1500 до 2000 долларов. Как считаете, захочет ли агентство резать курочку (а отчет оплачивает усыновитель), которая несет ему такие яички? Понятно, что к крайним случаям отношение будет особое, но ведь на многое же можно закрыть глаза, да?

Ваня Скоробогатов, периодически избиваемый, например, год не был у врача. Интересно, что было в отчетах, которые посылались в Россию.

Так же упорно ходит в кругах борцов за права детей идея, что помимо этих агентств, «веры которым нет», в США должны выезжать из России специальные чиновники, и лично убеждаться в том, что дети живут хорошо. Банкет (не в прямом смысле, а вся поездка), как вы можете догадаться, планируется за счет усыновителей. Что, ребята, думали, что заплатить придется всего один раз? Э, нет.

Казалось бы, было бы более логичным (особенно учитывая количество усыновленных в США российских детей)  создать строку в бюджете, набрать в США русскоязычного персонала – и пусть проверяют. К тому же люди, получающие зарплату из российского бюджета, будут по-настоящему независимы. Зачем эти метания через океан? Ну да, ну да…

По сути, России, которой пока никак не обойтись без иностранного усыновления, необходимо создавать некую государственную структуру полного цикла, которая бы напрямую работала с иностранными усыновителями, от заявки на усыновление до совершеннолетия ребенка. Только таким образом можно сбросить различных жучков, варящихся на русских детях: с одной стороны упростить иностранцам усыновление ребенка из России (чисто в бюрократическом смысле, естественно), с другой стороны – предельно контролировать приемных родителей. Но у нас решили идти по другому пути: контроль оставить таким же (неужели кто-то думает, что в тех же США государственные органы до этого не следили за приемными детьми?), а вот процедуру усыновления предельно усложнить. Догадайтесь, кому это выгодно? Детям? Или…

Поделиться