Встанет ли над континентом греческая «Заря»?

Первая и поначалу мало кем замеченная реакция прозвучала от руководства еврейской общины Греции. «Мы все обязаны сохранить чувство собственного достоинства и принципы свободы, демократии и человечности», – сказано в его заявлении. Избрание в парламент 21 депутата от партии «Золотая заря» (по-гречески – «Хриси Авги») названо «серьезным ударом по демократии». Хотя, если вдуматься, именно демократический выбор ведет во власть греческих ультраправых.

Вообще-то «Хриси Авги» существует уже два десятилетия. Но никогда прежде правые, даже крайне правые силы Греции не ассоциировались с «Золотой зарей». Консервативно-либеральные позиции занимала партия «Новая демократия». Более радикальный консерватизм олицетворял Народно-православный призыв (в греческой транскрипции – LAOS), созданный политиками, исключенными из НД за «правый уклон». Эта партия, как явствует из названия, придерживалась консервативного популизма и православного клерикализма. Первоначально она была напрямую связана с клиром Элладской православной церкви. LAOS отстаивал патриархальные традиции, протестовал против нивелирующей греческую особость евроинтеграции, умеренно ностальгировал по временам «черных полковников». Надо отметить, что греческая политика более, чем где-либо в Европе, делается улицей. А в силовых столкновениях с ультралевыми и анархистами Народно-православный призыв обычно проигрывал. Отчасти потому, что никогда не консолидировал всех праворадикалов страны.

Рядом занималась «Хриси Авги». Ни элита, ни эксперты не рассматривали «Золотую зарю» как серьезного политического игрока. Как теперь выяснилось, совершенно напрасно. Это движение было куда более динамичным и потенциально грозным.

Создали «Золотую зарю» отставные бойцы греческого спецназа. Некоторые из них воевали в Югославии. В принципе, на стороне сербов, но под собственным автономным командованием. Греческие подразделения оставили след в Боснии. Над мусульманскими территориями периодически поднимались национальные флаги Греции и партийная символика «Золотой зари». В самой Элладе праворадикалы интенсивно формировали боевую сеть на основе футбольно-фанатских объединений и просто молодежных банд. Объектами нападений становились не только мусульманские иммигранты (турки или албанцы), но и левые соотечественники. Некоторые активисты «Хриси Авги» по сей день пребывают в розыске по обвинениям в избиениях и даже убийствах иммигрантов и греческих антифашистов.

В Афинах «Золотая заря» регулярно проводила свои марши, редко обходившиеся без драки и поножовщины. С партией аффилированы небольшие, но активные группировки скинхедского толка. Некоторые комментаторы сравнивают это взаимодействие с германскими образцами 1920-х и начала 1930-х, когда вокруг основной, гитлеровской НСДАП группировались разного рода «черные фронты» и «партии свободы». Крупная партия эффективно использовала разрозненных энтузиастов на своем пути к власти.

Уже два года назад основатель и лидер «Золотой зари» Николас Михалолиакос стал городским депутатом в Афинах. Заметим, что прежде «Хриси Авги» не проявляла особого интереса к легальному политическому процессу. Но бывшие спецназовские офицеры не лишены аналитических способностей и четко отследили момент. Тиски экономического кризиса, небывалый приток иммигрантов (многие направлялись из Азии в Западную Европу, но по разным причинам оседали в Греции), раздражение клановыми политиками из респектабельных партий, нарастание левацкой активности – все это востребовало «жесть справа». Которую не мог предоставить LAOS. Наступал час «Хриси Авги».

Первым ультраправым козырем стала, как везде в Европе, антииммигрантская риторика: «Греция для греков!», «Ни пяди Эллады исламистам!», «Мертвые ждут отмщения за турецкий геноцид!», «Остановим албанских бандитов!» и т. п. Причем в случае «Хриси Авги» это, напомним, не просто риторика. Драка с албанскими фанатами – смертельный риск. Боевики «Зари» на него регулярно идут, и все об этом знают.

Вторая разыгранная карта – антиевропейская. «Золотая заря» категорически отвергает финансовые условия международных кредиторов. А поскольку Евросоюз в Греции ассоциируется прежде всего с Германией, выдвигается другой пласт исторических претензий: «Это немцы нам должны за оккупацию, а не мы им!» Тот факт, что идеология и практика «Хриси Авги» сильно напоминает как раз НСДАП времен той самой оккупации, при этом как бы выносится за скобки.

Но отвержение требований Европейского ЦБ и МВФ основано у праворадикалов не только на греческом национализме (хотя их лидеры позиционируют себя именно так – как бы не более того). Экономическая концепция любого фашизма традиционно враждебна принципам коммерческого кредита. Банковский капитал понимается как по определению паразитический. Ему противопоставляется капитал производительный – как правило, национальный и коллективный. Отсюда вычерчиваются контуры социальной доктрины «Золотой зари»: нечто подобное «экономике клефтов» – греческих повстанцев времен турецкого владычества, живших грабежом верноподданных султана и мелкообщинным производством. Поставить все это на новую технологическую основу – получается довольно завершенная модель «нового Средневековья». Для кого-то и привлекательная.

Это в принципе свойственно не только «Хриси Авги». Также и ее единомышленникам в Германии, в Финляндии, да практически по всей Европе. Это потенциально мощное движение с четкой доктриной и социальной базой. Которое не стоит недооценивать. Греческий феномен с двумя десятками откровенных фашистов в парламенте, отмеченный пока лишь обеспокоенной еврейской общиной, может развиться в континентальном масштабе.

И не факт, что обойдет Россию. Многое в происходящем заставляет присмотреться в юго-восточную сторону. Пока «Хриси Авги» контактирует в наших краях в основном с ДПНИ. Но могут найтись и иные партнеры. Ценности едины, враги и цели одни…

Поделиться