Сева Новгородцев: «Зря не отвечали за базар»

В Санкт-Петербурге начались съёмки фильма «Лето» (режиссер Константин Серебрянников).  Это кино о Викторе Цое, о его первых шагах в шоу-бизнесе. Впрочем, в конце восьмидесятых годов прошлого века, о которых пойдет экранное повествование,  такого понятия  у нас не было. Шоу-бизнес?  Это только там, за кордоном, на «диком западе». Зато был «обычай на Руси, ночью слушать Би-Би-Си». И на волнах этой радиостанции музыкально просвещал советский народ Сева Новгородцев. Рассказывал о популярных группах, крутил их записи. Прикалывался над слушателями и над собой. «Обращаюсь к тем, кто корпит сейчас над теорией прибавочной стоимости. Бросьте эту ерунду. Включаем настоящий рок!»

Несмотря на сверхбдительную погранохрану, за границу просачивались записи неформальных советских  рок-групп. Автор этих строк как-то услышал на Би-Би-Си запись группы «Твари». Правда, Севе Новогородцеву, предваряя  трансляцию, пришлось сделать ремарку примерно следующего содержания: «Так как Библия пока не продается в ларьках «Союзпечати», хочу сказать вам, уважаемые радиослушатели, что слово «тварь» имеет не только негативный оттенок, а  подразумевает и творение Божие…»

В одном из эпизодов, снимавшихся в минувшую пятницу, молодой Витя Цой приходит на музыкальную барахолку. Всеволод Новогородцев сыграл роль  продавца журналов, у которого Цой пытается приобрести чашку «для хорошего дела». На что получает ответ: чашка, мол, фамильная ценность, и у потенциального покупателя, денег на такое не хватит.  Автор также снимался в этой сцене и секундой ранее приобрел у Новогородцева журнал «Советское фото» за три советских рубля.

В перерывах между дублями удалось взять блиц-интервью у Всеволода Борисовича, который охотно отвечал на многочисленные вопросы артистов второго плана.

— Уважаемый Всеволод! Как Вы думаете, когда в нашей стране было меньше свободы для творчества? Сейчас? В то время о котором повествует фильм? Или когда вы уехали из СССР?

— Максимальная свобода была в начале девяностых годов. Но та свобода носила характер казачьей вольницы, Запорожской Сечи. В отличие от США и Англии, в Российский Федерации никто не отвечал за свои слова. В западных странах  могут  привлечь к серьёзной ответственности за нарушение данного слова. Там общество заставляет политиков – и не только их – отвечать «за базар».

— Как вы думаете, при Владимире Путине ситуация у нас не изменится? Или будет хуже?

— Я думаю, он продукт своей эпохи. И востребован обществом. Тот, кто придёт на его место, будет хуже, да. Путин – отражение реальных процессов. Кое-кто ещё будет жалеть о его временах.

— Как сейчас о временах Сталина, Брежнева и Хрущёва, портрет которого красуется на обложке журнала, который вы мне только что «продали»?

— Нет. Жалеть будут те, кто  сейчас больше всего ругает.  Система породит кого-то по своему образу и подобию. Но, в отличие от Владимира  Путина… Путин – подлец, но подлец очень талантливый. Иначе как бы он завербовал Берлускони и Шрёдера? Правда, с американцами и британцами этот  фокус не прошёл…

Владимир Надеждин, специально для «В кризис.ру»

Поделиться