Банкротство птицефабрики «Няндома-бройлер» заметят в разных городах

Месяц назад около 400 работников фабрики получили уведомления о сокращении. Шутка ли — ведь в двадцатитысячной Няндоме около семи тысяч работоспособного населения. Хотя птицефабрику лишь очень условно можно называть градообразующим предприятием, её роль для города трудно переоценить. Тем более, что она является единственным производством на весь Няндомский район. И одним из самых стабильных налогоплательщиков муниципалитета.

До декабря люди будут находиться в вынужденном отпуске с частичным сохранением зарплаты. Дальнейшая их судьба окутана мраком. В результате в Няндоме может случиться социальная и бюджетная катастрофа. Для начала в отдельно взятой Няндоме.

Пока что птицефабрика «Няндома-бройлер» входит в агропромышленный холдинг «ОГО», который и сам близок к агонии. Поддерживать свои дочерние производства «ОГО» не в состоянии. И если в Вологодской области Шеснинская и Череповецкая птицефабрики худо-бедно работают, поддерживаемые одним из владельцев в лице областного правительства, то в Няндоме продукцию при всём желании отгружать некуда. Ведь её реализация велась через аффилированный торговый дом, деятельность которого прекращена ещё в августе.

Няндомская птицефабрика простаивает с сентября. Кончились корма, птицу пришлось забить. Да и продавать её затруднительно: сбыт по правилам холдинга осуществлялся только через другие его структуры, которые теперь не работают. У вологодских птицефабрик, делящих с няндомчанами несчастье, есть возможность продавать свою продукцию через выстроенную вологодскими чиновниками отдельную сбытовую систему. Архангелогородцам о таком остаётся только мечтать.

На птицефабрике многие работают семьями. И семьями сейчас работы лишаются. Раньше трудиться здесь было престижно — средняя зарплата считалась неплохой даже по меркам областного центра. Люди набрали кредитов и уверенно смотрели в будущее. Но беда пришла, откуда не ждали. Теперь безрадостная перспектива пополнить ряды безработных сочетается с необходимостью отдавать деньги банкам. Такова уж участь современного человека, который вынужден жить в кредит. И никто не простит, если вдруг не сможешь заплатить, даже если в этом нет твоей вины.

Другой работы в городе тоже фактически нет. Ведь все остальные предприятия ориентированы на железную дорогу и поэтому их производственные программы лимитированы. Речь идёт собственно об обслуживающем персонале РЖД, а также о предприятиях лесопромышленного комплекса. Впрочем, есть и свет в конце туннеля. В областном правительстве сообщают, что уже нашли трёх потенциальных инвесторов. Один из них — производитель курятины из Мурманской области, а другой предлагает перепрофилировать птицефабрику под производство индюшатины. Третий вариант — это местный предприниматель, владелец хлебопекарного бизнеса.

Независимость птицефабрики от регионального правительства порождает ещё одну проблему. Если вологодские региональные власти могут на правах соучредителя оказывать предприятиям прямую финансовую помощь, то в Архангельской области это невозможно по закону. Максимум, на что оказалась способна администрация губернатора Игоря Орлова, это провести переговоры с Россельхозбанком о снижении долговой нагрузки.

Договорённость о передаче в областную собственность доли в уставном капитале хотя и достигнута, но, по-видимому, пока ещё не выполнена. По крайней мере, область не торопиться помогать фабрике финансово. Это было бы единственным логичным шагом, но он не сделан. Жители, находящиеся на грани отчаяния, не видят никаких мер к спасению важнейшего для города производства. Тем более, что в случае передачи части акций в областную собственность и цена птицефабрики уменьшилась бы, облегчив ситуацию для нового инвестора.

Зато одно за одним поступают решения областного арбитражного суда о взыскании долгов фабрики. Например, за аренду земельного участка. Среди других кредиторских исков – по оплате электроэнергии и отгруженной на птицефабрику продукции. Надо полагать, что это могли быть комбикорма. Общая сумма долга исчисляется миллионами рублей.

Жители крупных городов исчезновение с прилавков куриных консервов под торговой маркой «ДомКур», возможно, даже не заметили. Впрочем, не вся торговая линейка няндомского куриного производства была замещена конкурентами. Консервированная куриная печень так и пропала с прилавков торговых сетей в некоторых городах. Так далёкий город Няндома повлиял на жизнь людей, даже не подозревающих о его существовании. Получит ли няндомское куриное производство новый шанс, станет известно, вероятно, уже в этом году.