Сечин в Сочи

Уже почти неделю прогрессивную  российскую общественность будоражат новости судебного заседания по делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. В суд не является главный свидетель обвинения — Игорь Сечин.

Главе «Роснефти» шлют телеграммы, факсы, курьеров, скоро, похоже, дело дойдёт и до приставов, а он всё не является в на заседания. Судья теряет терпение. Отсутствием ключевого свидетеля интересуются даже у обвиняемого. Но Сечин хранит таинственное молчание, а объяснениям пресс-секретаря «Роснефти» никто не верит. Поэтому отдуваться вынужден сам президент РФ. Его пресс-секретарь уверяет, что Путин «в курсе», и Сечин непременно в суд прибудет сразу же после того, как завершит работу в русско-турецких переговорах в Сочи.

Однако, как сообщает официальная пресса, сочинские переговоры президентов Путина и Эрдогана в завершились во вторник. И по словам российского президента, не затянулись.  «Встречи эти проходят очень оперативно, незабюрокраченно, без всяких лишних квазидипломатических процедур», — сообщил Путин после завершения неформального общения с президентом Турции. После этого президента РФ видели в Москве. В среду он общался с мэром Собяниным, в четверг звонил из своего кремлёвского кабинета главе донбасских сепаратистов Захарченко.

А про Сечина не слышно. Он, что же, и ныне там, в благодатном Краснодарском крае? А что он вообще на этих президентских переговорах делал? Там же про «помидорное эмбарго» вопрос решали. Два с половиной часа, за закрытыми дверями. Он под дверью стоял? А зачем? У него своих дел нет?

Так вроде есть. Не говоря про явку в суд, главе «Роснефти» есть, чем заняться. Подведомственная ему госкорпорация продолжает увеличивать долговую нагрузку и тратить запасы наличных. Денежная наличность компании за нынешний год сократилась в 3,5 раза. Зато долг вырос до исторического максимума — 3,854 трлн рублей. В том числе, заём на покупку «Башнефти», из-за которой сейчас идёт судилище, на которое Сечин никак не может попасть. Больше половины всей этой суммы, 55% (2,141 трлн рублей) — краткосрочные обязательства, которые надо погасить в течение ближайшего года. Имеющиеся у «Роснефти» резервы  составляют четверть этой суммы, 576 млрд рублей.

Надо отдать должное, «Роснефть» и до прихода эффективного менеджера Сечина стабильно, со дня основания, обрастала долгами. В 2003-м  была должна около 100 млрд рублей, в 2005-м — 560 млрд рублей, в 2011-м — уже 748 млрд рублей. В 2014-м вырос до 2,5 трлн рублей, а в 2015-м — до 3,3 трлн рублей. Тут, конечно, сыграла роль девальвация рубля, но почему-то повлияла она только на сечинскую госкорпорацию. На которой, как знает каждый россиянин, зиждется вся экономическая мощь нашей «энергетической державы». Больше-то рассчитывать не на что. Даже Росстат констатирует: по итогам 10 месяцев нынешнего года промышленное производство уже сократилось по сравнению с прошлым годом — на 0,1%.

Невиданный рост промышленного производства, достигавший 5,6% в мае, оказался фикцией. По мнению аналитиков, он был стимулирован исключительно внешними факторами. «Удачные результаты мы видели лишь в те месяцы, когда отрасли поддерживало государство — май, июнь», — объясняет Татьяна Евдокимова, аналитик Nordea. Но даже эти достижения мифические. Как уверен Валерий Миронов,  замдиректора «Центра развития» ВШЭ, предприятия работали «на склад», бизнес переоценил спрос, который стагнирует вместе с доходами населения страны. Это же подтверждает Сергей Цухло, заведующий лабораторией конъюнктурных исследований Института Гайдара. По его словам, у предприятий растут проблемы со сбытом, топ-менджеры были чересчур оптимистичны в оценках спроса. У населения просто нет денег.

В результате получается замкнутый круг. Сбыта нет, нет и прибыли, нет и возможности выплачивать зарплаты. По данным Росстата задолженность по зарплате в РФ на 1 ноября составила более 3,5 млрд рублей. Большинство долгов по зарплате приходится на обрабатывающие производства — 42% и строительство — 28%. Но не только. Поскольку РФ сократила добычу нефти по соглашению с ОПЕК, то и в этой отрасли наблюдается спад. Пока что лишь 0,1%. Однако этого оказалось достаточно для того, чтобы на долю предприятий, занятых добычей полезных ископаемых (в том числе, нефти) приходится 11% всех долгов по зарплате.

Трудно предположить, что в эти кризисные минуты глава крупнейшей госкорпорации занят проблемами доставки свежих турецких помидоров на прилавки российских магазинов.  Может просто отдыхает от трудов праведных.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться