Показатели безработицы в странах «большой двадцатки» так и не вернулись к докризисным уровням

Уровень безработицы в странах «двадцатки»  различается. Если в Японии, Корее, Китае и Индии, согласно данным Международного бюро труда (МБТ), он ниже 5%, то в Евросоюзе, Франции и Италии безработица находится на уровне 11—12%, в Южной Африке — 25,2%, а в Испании — 26,8%. При этом безработица среди молодежи в этих странах в среднем вдвое выше, чем среди взрослого населения. По словам генерального директора МОТ Гая Райдера, в результате кризиса, который длится уже более 5 лет, незанятыми в странах G20 оказались 93 млн человек, что превышает численность населения Германии. В целом показатели безработицы пока так и не вернулись к докризисным уровням.
В 2012 году в экономически развитых странах «двадцатки» реальные уровни оплаты труда снижались, а в развивающихся падали темпы их роста и увеличивалось экономическое неравенство, заявил  Гай Райдер. Экономические власти стран G20 уже борются с ростом безработицы — в основном с помощью инфраструктурных проектов, стимулирующих появление новых рабочих мест. Принятые с 2010 года меры стоили странам «двадцатки» до 1% ВВП, а 2,5% «трудовых резервов» уже извлекли из них пользу, говорит генеральный директор МОТ. Но нужно увеличивать усилия, и резервы для этого есть. «Страны G20 реализуют целый ряд программ для генерирования новых рабочих мест, но МОТ считает, что есть необходимость в усилении этих действий», — отметил он. Здесь поможет сочетание макроэкономических мер и политики, направленной на совершенствование мер социальной защиты, добавляет эксперт. Так, несмотря на бюджетные ограничения, властям стоит стимулировать капиталовложения в инфраструктурные проекты для увеличения количества рабочих мест. «Не важно, какой у вас бюджет, нужно инвестировать имеющиеся средства, и скромные затраты могут дать хорошие результаты», — присоединился к  Гаю Райдеру генеральный секретарь ОЭСР Анхель Гуррия.
Удивительная на первый взгляд неоднородность ситуации с занятостью и безработицей даже в экономически развитых странах определяется в основном их экономической политикой. Основное влияние на занятость на данный момент оказывает политика государств по стимулированию экономики либо, напротив, жестких мер экономии, поясняет аналитик «Инвесткафе» Дарья Пичугина. «В Германии, наиболее успешной среди стран ЕС, безработица, по данным на конец мая текущего года, составляла 5,3%, при этом было зафиксировано снижение показателя по сравнению с апрелем, — отмечает она. — В Германию едут работать со всей периферии Европы, кроме того, страна остается привлекательной для традиционных мигрантов: из Турции, стран бывшего СССР».
Европейский Центробанк в рамках своего мандата крайне скуп на действия подобного рода и считает главной проблемой не ситуацию в сфере занятости, а уровень инфляции. По мнению ЕЦБ, действия, направленные на улучшения в реальной экономике, в том числе проведение реформ, должны осуществлять национальные правительства. Поэтому поддержка экономики осуществляется в основном в виде вербальных интервенций, которые помогают удерживать курс евро на высоком уровне, однако мало помогают, когда речь заходит о создании новых рабочих мест.
Однако на фоне других стран, в том числе экономически развитых, ситуация в России с количественной точки зрения выглядит благостной. Уровень безработицы близок к ситуации полной занятости: 5,7%, согласно данным МБТ в I квартале, и 5,4% в июне 2013 года — по данным Росстата. Некий процент населения в каждый момент времени будет находиться в процессе перехода с одного рабочего места на другое. Либо впервые выходит на рынок труда или уходит с него в силу возраста. Поэтому при «полной занятости» безработица не равна нулю, и для России ее «естественный» показатель — 3—5%, оценивает ведущий научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, доктор экономических наук Майраш Токсанбаева. Кроме того, вопреки сложившемуся мнению, «в тени» работают в России тоже немногие. По данным МБТ, в сфере «неформальной занятости» в 2010 году у нас находилось 12,1% работающих, в то время как в Турции и Китае их доля превышала 30% занятых в несельскохозяйственной деятельности, в Бразилии, Аргентине и Мексике в 2009 году — от 42 до 54%, а в Индии — 84%.
Вероятнее всего, многолетний фискально-административный пресс и госпропаганда серьезно снизили неучтенную трудовую деятельность в России. Тем не менее чиновники по инерции продолжают пугать чудовищными цифрами теневой занятости, не согласующимися с данными международных организаций, и демонстрировать борьбу с ней. Представители международных организаций также выступают против черного рынка труда, считают это «некачественной занятостью», при которой невозможно социально и юридически помогать работникам и от которой не получишь налогов. 
Поделиться