Антимонархические бунты не остановят коронацию Фелипе Астурийского

Трудный путь в Европу

Республиканская оппозиция требует референдума о государственном устройстве. Премьер-министр Мариано Рахой отвечает, что такой плебисцит не предусмотрен конституцией. Массовые антимонархические демонстрации развернулись по всей стране, но вряд ли они помешают завтрашней коронации Филипе VI.

В XX веке Испания пережила много драматических событий. Правление короля Альфонса XIII бесславно завершилось в 1931 году провозглашением республики. Демократическое правление через пять лет привело к гражданской войне и установлению диктатуры Франсиско Франко. Испания 1930-х оказалась своеобразным «зеркалом России» конца 1910-х: падение ослабевшей монархии, наступление анархического хаоса, столкновение «красных» с «белыми»… На этом аналогии кончаются, поскольку белые победили. «Национальные силы вошли в Мадрид. Остатки красной армии разоружены и взяты в плен. Война окончена», — объявил Франко 1 апреля 1939 года. Кстати, недавно ультраправые по всему миру отмечали 75-летие победы франкистского Cristo Rey.

Поначалу режим Франко был очень жёсткой диктатурой. Коммунисты называли его «мир могил». Однако фашистским его назвать было нельзя – военная аристократия и верхушка духовенства жёстко держали в узде фалангистских «плебеев» с их национал-синдикалистскими идеями и мечтаниями о национальной революции. В 1960-х началась медленная, контролируемая, но всё же либерализация. Франко объявил о предстоящем переходе к монархии и взял на себя воспитание принца Хуана Карлоса де Бурбона.

Каудильо Франко ушёл из жизни 20 ноября 1975 года. 22 ноября Хуан Карлос I вступил на престол. Первоначально страной правил франкистский «Бункер». Однако общая стратегия – путь в Европу – определилась, и ностальгисты «крестового похода» ничего не могли ей противопоставить. Особенно если учесть, что флагманом евролиберализма стал сам король. Не зря фанатичный франкист Мариано Санчес Ковиса, основатель ультраправой террористической организации «Партизаны Короля Христа», называл Хуана Карлоса «единственной ошибкой каудильо».

Коронованный спаситель демократии

Король приобрёл большую популярность своей политикой демократизации и гражданского мира. Она дала эффект, символически отразившийся во встрече, случившейся в 2007 году. В больничном коридоре столкнулись 89-летний Блас Пиньяр (идеолог ортодоксального франкизма, «икона ультраправых») и 92-летний Сантьяго Каррильо (многолетний лидер испанских коммунистов). Окружающие застыли в ожидании беспощадной драки. Но суровые старики, пролившие за долгую жизнь немало крови, разошлись, улыбнувшись друг другу. Волей-неволей помирил их король.

Первые годы конституционно-монархической демократии Испания переживала нелёгкие времена. Уличный террор анархистов, сепаратистов, фалангистов. Взлёт безработицы и цен, падение производства. Слом многолетних культурных табу. Волна уголовщины. Непривычная правительственно-парламентская чехарда. Многие поговаривали в духе «с Франко было лучше».

В правящей династии эти настроения олицетворял представитель младшей – карлистской – ветви Сикст Энрике де Парма-Бурбон. Убеждённый франкист Сикст Энрике был тесно связан с неофашистским интернационалом, в его замке проводил совещания неистовый Стефано Делле Кьяйе. 9 мая 1976 года принц лично участвовал в террористической атаке ультраправых, вошедшей в историю как «резня Монтехурра». (При том, что его старший брат Карлос Уго придерживался социалистических взглядов.) Кстати, Сикст Энрике активен и сегодня. Теперь он сторонник Владимира Путина, адепт традиционных ценностей и борец с американской гегемонией.

И вот, 23 февраля 1981-го, подполковник Антонио Техеро и генерал Хайме Миланс дель Боск попытались совершить военный переворот. Парламент захватили жандармы, на улицы Валенсии вышли танки. Но последнее слово оставалось за королём. И слово это было: «Покорись!» — в адрес дель Боска. Жандармы сдались. Демократия устояла. «Сегодня мы все монархисты! Боже, храни короля!» — воскликнул Каррильо.

Постепенно ситуация нормализовалась. Конституционная система укрепилась. Экономика стабилизировалась и пошла в рост. Улучшились социальные показатели. Возрос и международный престиж. Все эти достижения ассоциировались с фигурой короля Испании.

Не надо трогать слонов

Но со временем популярность монарха стала падать. Особенно в последние годы кризиса, крайне болезненно переживаемого Испанией. Участились и придворные скандалы, подорвавшие престиж королевского дома. В 2012 году имидж Хуана Карлоса затемнился путешествием в Ботсвану, которое обошлось государственному бюджету в 40 тысяч евро. Экологов возмутила фотография испанского короля на фоне слона, убитого им на сафари. А вскоре Испанию потряс коррупционный скандал с отмыванием денег из общественного фонда Noos. В этой истории оказался замешан Иньяки Урдангарин , муж принцессы Кристины, дочери Хуана Карлоса.

Всё это не могло не сказаться на популярности короля. Наверное, судьба обошлась с ним не слишком справедливо, но ничего не поделаешь: старшие поколения помнят его заслуги, но сегодня на виду совсем другое. И это другое – на первом плане.

В прошлом году по Мадриду прокатились массовые митинги и демонстрации с требованием упразднения монархии. По данным соцопросов, порядка 60% граждан выступают за референдум. В то же время многие испанцы приветствуют восшествие на престол нового короля Филипе VI, Принц Астурийский обладает прекрасной репутацией. Он пользуется поддержкой большинства политических партий Испании. Даже если сторонники республики сумеют собрать под соответствующей петицией значительное число подписей, данная инициатива едва ли пройдёт через парламент. Конгресс депутатов Испании уже одобрил закон об отречении короля Хуана Карлоса (299 депутатов проголосовали «за», 19 против, 23 воздержались): противникам монархии так и не удалось убедить своих коллег в необходимости внесения поправок о возможности референдума.

Принц – ученик графа

filippeНемного о Филипе Астурийском. В конце 1980-х молодой принц окончил сразу три военных академии и получил дипломы пехотного лейтенанта, мичмана и лейтенанта авиагруппы. В последующие годы ему удалось сделать блестящую военную карьеру и внести вклад в спортивные достижения Испании. Принц сумел пробиться в олимпийскую сборную страны и занял шестое место в соревнованиях трёхместных лодок.

Граф Латорес наверняка многое рассказал будущему монарху об оптимистических трагедиях испанской истории

Очень важный штрих: воспитанием наследника занимался генеральный секретарь королевского дома Сабино Фернандес Кампо. Этот человек, как и Хуан Карлос I, считается спасителем испанской демократии. Именно он в феврале 1981-го руководил подавлением франкистского путча. А в молодости, между прочим, воевал за Франко и заседал в военно-полевых судах. О чём впоследствии не раз вспоминал в частных беседах с Каррильо… В общем, граф Латорес наверняка многое рассказал будущему монарху об оптимистических трагедиях испанской истории.

Фелипе обладает титулами герцога Монбланского и принца Жиронского (Каталония), неплохо говорит на каталонском языке. Это очень существенно для современной Испании. Проблема сепаратизма весьма серьёзна (не случайно отсидевший Техеро писал бывшему премьеру-социалисту Сапатеро возмущённое открытое письмо: сколько можно потворствовать призывам к разделу страны?!). Формально монарх обладает лишь представительскими функциями. Но опыт Хуана Карлоса показал: знания и воля короля на политику сильно влияют. В урегулировании каталонской проблемы может сыграть роль и слово Филипе VI.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться