Бангкокский креативный класс восстал за королевскую элиту

Вежливость не гарантирована

«Если она вернёт власть восставшему народу, с ней поступят вежливо», — заявил Тхыаксубан по итогам встречи. Он поспешил добавить, что вооружённые силы «стоят бок о бок с народом». Мятеж поддержали не все силовые структуры. Поэтому национальное полицейское управление пришлось брать штурмом: «Мы не хотим, чтобы народная полиция служила преступному режиму». Попытка контратаки, предпринятая правительственной стороной, захлебнулись, толком не начавшись.

Захвачены также МВД, Минфин, казначейство (бюджетное бюро), блокированы МИД и Минторг. Телевещание принудительно переключено на оппозиционный канал. Обесточен центр поддержания правительственных электронных коммуникаций. Столичная администрация любезно предоставила демонстрантам бытовую обстановку для занятых помещений и палаточных лагерей.

Короче говоря, в течение недели – уличные протесты начались 24 ноября – оппозиция фактически захватила Бангкок. Несколько человек убиты, несколько десятков ранены. Правительство Йинглак Чинават, пришедшее к власти по результатам выборов 3 июля 2011 года практически свергнуто.

Привычное дело

Государственные перевороты для Таиланда не редкость. За 80 лет конституционного правления их произошло два десятка. В подавляющем большинстве случаев они носили не принципиально-идеологический, а ситуативно-политический характер. Группировки военной элиты решали между собой, кто главный. Столкновения персональных амбиций переплетались с административными и экономическими амбициями армейских и придворных кланов. Результаты переворотов – как, впрочем, и выборов – в обязательном порядке санкционировались королём. Почитание монарха в Таиланде носит квазирелигиозный характер. Пумипон Адульядет Рама IX считается выше политики. Но последнее слово за ним.

Исключением являлся переворот 1976 года. Он совершался в тревожное время – Индокитай захлёстывала коммунистическая волна, вслед за Вьентьяном, Пномпенем и Сайгоном подступала очередь Бангкока. Либеральное правительство уступало левым радикалам позицию за позицией. Опорой прокоммунистических сил был столичный Таммасатский университет.

Правые силы нанесли упреждающий удар. Преданные королю купцы, ремесленники и монахи из партии «Девятая сила», криминальная молодёжь из организации «Красные гауры», консервативные крестьяне из ополчения «Тигры деревни» атаковали Таммасатский университет. Их поддержала полиция и армия. Полсотни человек были убиты, правительство свергнуто. К власти пришла военная хунта адмирала Сангада Чалорью и правительство ярого антикоммуниста Танина Краивичьена. Накат удалось жёстко остановить. Последующие военные правительства основательно модернизировали Таиланд. Кстати, и туристическая слава этой страны идёт от одной из «послетаммасатских» программ развития.

Ещё один переворот произошёл в Таиланде тридцать лет спустя. Речь уже не шла о противостоянии коммунизму и вообще о каких-либо идеях. Военные попросту свергали неугодное гражданское правительство. Тем не менее, события сентября 2006 года многое проясняют в делах сегодняшних.

Семь лет назад был свергнут премьер-министр Таксин Чинават, родной брат нынешнего премьера Йинглак Чинават. Этот деятель во многом уникален, и не только для Таиланда. Первое впечатление заставляет вспомнить и Сильвио Берлускони. Но Чинават как политик не менее ярок, однако более глубок.

Выскочка для низов

По происхождению Чинават китаец, по профессии потомственный предприниматель. В молодости успел послужить в полиции (причастность к силовым структурам в Таиланде способствует бизнес-карьере). Работал в самых разных сферах – от традиционной для семьи шелковой торговли до недвижимости и кабельного ТВ. С середины 1990-х включился в политику. В 2001 году выиграл выборы и стал премьер-министром Таиланда.

Партия столичного магната, названная «Тайцы любят тайцев», опиралась на крестьян северной глубинки, которых почти не затронул экономический подъём Бангкока и прибрежных туристических территорий. В сообществе мировых экономистов появился термин «таксиномика» — инвестиционное стимулирование отсталых районов, государственное поощрение мелкого предпринимательства, наращивание социалки параллельно с «дробной» приватизацией. В сельских районах были созданы системы здравоохранения и образования. Проведена административная реформа, которая увязала положение местных начальников с социально-экономическими показателями.

Итоги «пятилетки Чинавата» были, разумеется, противоречивы. Он резко продвинул развитие глубинки, расширил слой собственников и при этом ухитрился сбалансировать бюджет и преодолеть последствия разрушительного азиатского кризиса 1997 года. В то же время инвестиционные вливания далеко не всегда приносили ожидаемую отдачу. Но главное – премьер настроил против себя привыкший к привилегиям Бангкок. Не только бюрократическую и финансовую элиту вкупе с военным командованием. Рядовые горожане тоже не желали делиться с северной голытьбой. Региональные администраторы, привыкшие быть на своих территориях несменяемыми правителями, возмущались реформой. Королевский двор тоже не имел оснований симпатизировать выскочке-нуворишу.

Устранить Чинавата на выборах не было шансов – голоса северных крестьян перевешивали бангкокский электорат. Пришлось вводить в дело войска. Оснований нашлось достаточно – премьера обвинили в коррупции (он действительно практиковал сомнительные схемы продажи активов), злоупотреблениях властью (он действительно опирался на добровольческую гвардию понаехавших «краснорубашечников») и даже оскорблении величества (за такое в 1976-м просто убивали на месте). Пожалуй, Чинавату повезло, что 19 сентября 2006 года его не было в стране.

Новое правительство контролировалось двором, бюрократией и генералитетом. Однако преобразованная партия Чинавата вновь выиграла выборы. К тому же отстранённый премьер имел мощного союзника в среде силовиков. Самак Сунтхаравет, тесно связанный с армией и МВД, сыграл важную роль в таммасатской расправе 1976-го. Человек жёсткий, циничный, склонный к чёрному юмору, он эффективно рулил чинаватовской Партией народной власти. Будучи человеком верхов, Сунтхаравет искренне разделял популистские идеи Чинавата. В 2008 году он даже возглавлял правительство, однако мощные оппозиционные выступления, инспирированные элитой, вынудили его уйти в отставку. Быть может, будь Самак Сунтхаравет жив сейчас, бангкокские события повернулись бы иначе…

Креаклы аристократов

Противники Чинавата с 2005 года консолидированы в «Народный альянс за демократию». Возглавляют эту коалицию генерал Чамлон Сримуанг и медиамагнат Сондхи Лимтонгкул. Первый в 1976-м был активным участником разгрома левых сил. Второй пиарил левое студенческое движение. Объединение столь разных деятелей даёт представление о разношёрстности таиландской оппозиции. Объединяет одно: Бангкок против провинции. Это обусловило и участие в альянсе представителей бюрократической верхушки наряду с профсоюзными боссами, столичной интеллигенцией, объединениями госслужащих.

Йинглак Чинават с самого начала объявила, что будет продолжать политику брата. Оппозиция ответила призывом к свержению «марионеточного правительства, руководимого из-за кулис преступником-эмигрантом». Идеализировать Таксина Чинавата не приходится. Значительная часть видвинутых против него обвинений имеет под собой почву. Но по сути нынешний таиландский конфликт — это столкновение бангкокского «креативного класса» с тайским «уралвагонзаводом». При этом уралвагонзавод, представленный провинциальным крестьянским двором, стал оплотом реформ предпринимателя-популиста. А креативный класс выступил пехотой консервативной аристократии, срывающей реформы.

К этому следует присмотреться. И учитывать, сколь неоднозначны и неожиданны  бывают социально-политические расклады.

Поделиться