Белорусские выборы не повлияют на президентский экономический курс

Конечно, без скандала не обошлось. До последнего момента в избирательной кампании участвовала оппозиция – общедемократическая Объединенная гражданская партия (ОГП) и национал-демократический Белорусский народный фронт (БНФ). Но 15 сентября они объявили о выходе из предвыборной гонки и призвали своих сторонников к бойкоту. ОГП в лице своего лидера Анатолия Лебедько стандартно заявила, что нынешняя кампания стала наихудшей из всех, когда-либо проводившихся в Беларуси. БНФ подчёркивал, что власти не освободили политзаключённых и не допустили оппозиционеров в окружные избирательные комиссии.

Откликнулся ли электорат на призывы к бойкоту, сказать трудно. Ставка делалась на то, что финансово-экономический кризис раскачает и политизирует массы. Действительно, в ситуации, когда местная валюта обесценилась почти на 200%, инфляция превышает 86%, а потребительские цены с незавидным постоянством растут, логично было ожидать хотя бы пассивного протеста. Но, если судить по официальным итогам, всё прошло как обычно. Явка в пределах устоявшихся 75% (на этот раз чуть ниже – 74,3%). Самыми активными оказались витебчане (более 80%), самыми пассивными – минчане (59%). Депутатами стали 109 человек из 110 возможных (один каким-то чудом не набрал положенных 50%). Это пропрезидентские одномандатники, трое лояльных Лукашенко коммунистов из КПБ (нелояльные коммунисты из бывшей ПКБ в парламент не пробились) и один аграрий на той же позиции.

«Если уж и на этот раз кто-то усомнится в наших выборах, я не знаю тогда, по каким законам их проводить», — сказал Александр Лукашенко. За ходом выборов следили 16 тысяч местных и около 800 международных наблюдателей, в том числе 270 от ОБСЕ и 350 — от СНГ. Самой известной среди них фигурой оказался Владимир Чуров. У него претензий к соседям не возникло. Никто и не ожидал.

Как случившееся скажется на экономическом состоянии страны? Наверное, в целом никак. Управляемый в ручном режиме парламент будет следовать указаниям президента. И не только парламент. В беседах с белорусскими предпринимателями автору этих строк не раз приходилось слышать слова вроде: «Россия – не Белоруссия. У нас руководители всех более-менее крупных предприятий и компаний назначаются с санкции Лукашенко. Перед ним они и несут персональную ответственность. Подбирай кадры, выбивай деньги, власти тебе помогут на внешнеэкономическом уровне. Но если ошибёшься – отвечать придется по полной». Словом, всё в рамках курса «рыночного социализма», взятого Лукашенко с 1994 года.

А чтобы было кому спрашивать по полной, «батька» активно укрепляет силовую составляющую своей власти. Ходят упорные слухи, что львиная доля доходов от транзита российской нефти и газа — в конце 2000-х только платежи за нефть составляли $600-700 млн в год – идут на содержания и оснащение силовиков. И никакие «тарифно-пошлинные войны» этот источник доходов пока не перекрывают.

Что будет дальше? Очередные споры с Россией по поводу транзитных платежей, кредиты от МВФ, участие в ЕврАзЭС, Таможенном союзе и т.п. образованиях. Не исключено, что в рамках «замирения» с Западом будут делаться некие косметические шаги в плане улучшения условий существования частного сектора. Например, в конце 2011 года министр экономики Николай Снопков пообещал переориентацию с госпромышленности на частный бизнес как общепризнанную основу стабильного экономического развития. Некие движения отмечаются в рамках приватизационных программ. Да и концептуально некоторые экономические установки последнего времени смотрелись неожиданно.

Разработана схема снижения цен на российский газ для Беларуси в обмен на присоединение Минского автозавода к российскому КАМАЗу. Это в ключе межгосударственных операций. Но идут разговоры и о продаже акций таких компаний, как БелАЗ, «Белтрансгаз», «Беларуськалий», Мозырский и Новополоцкий НПЗ, «Гродно Азот», «Бархим», «Интеграл», Барановичский комбинат железобетонных конструкций, Брестский электромеханический завод и ряд других. Можно сказать, «сэкономленных» за почти два десятилетия «рыночного социализма». В стране активно внедряются международные стандарты качества, здесь Беларусь явно превосходит Россию. Функционируют шесть свободных экономических зон. К ним проявляется международный интерес, идут определённые инвестиции. Впрочем, политический фон ставит жёсткие ограничения такого рода процессов.

В целом картина далеко не радужная. Система доминирования централизованно управляемой госсобственности создаёт экономическую основу президентского режима. Лукашенко не пойдёт на сколько-нибудь основательные реформы, если обнаружится хоть какая-то возможность этого избежать. Пока он предпочитает заботиться о международных гарантиях белорусской стабильности. В крайнем случае, нефтегазовый транзит никуда не денется, и калийные месторождения пока не иссякли. 

Поделиться