Мир меняется, говорил мудрый старик Гэндальф. Но даже он вряд ли представлял, как быстро и радикально. Когда это случалось, чтоб весь мир внимательно слушал традиционное выступление белорусского президента в Национальном собрании? Четверть века это не вызывало особого интереса не то что соседей, но и самих белорусов. Разве тех, кому по штату положено. Но сегодня всё было иначе. Действительно важно. Действительно речь судеб. Может быть, обозначит эпоху.

Начать с того, что послание пришлось переносить. Во времени и пространстве. Сначала с апреля на август. Потом ― уже в августе ― с 3-го на 4-е, то есть на день начала предварительного голосования. И выступал Александр Лукашенко не в Овальном зале Дома правительства, как всегда, а во Дворце Республики. Слушать его собралось более 2,5 тысяч человек. Не считая иностранных гостей, среди которых особо почётное место занимала делегация КНР. Что, как оказалось, вовсе не случайность. По итогам речи Лукашенко выяснилось, что именно Китай стал ему «братским». Взамен России, с которой отношения теперь «партнёрские». Но это дела не меняет: поскольку, констатирует Лукашенко, других союзников у РФ всё равно нет, Кремль «боится потерять Беларусь».

До такой степени, что решил «на нас отработать цветные революции на новых технологиях». Всё по-взрослому: «Пока горячей войны нет. Но попытка организовать бойню в центре Минска очевидна». Но не на того напали. Тридцать три «вагнеровца» уже дают показания. Но разве это конец? Вот, сообщил Лукашенко собравшимся, как раз поступила свежая информация о новом отряде бандитов на юге страны («Мы должны, когда идёт уборочная, бегать и ловить их в лесах. Мы их всех отловим»). В связи с чем пафосный призыв Лукашенко, обращённый на восток: «Прекратите врать и нести всякую писанину. Не подбрасывайте оружие, не взрывайте обстановку, ибо будет полыхать так, что до Владивостока будет тяжело».

Но правит Лукашенко всё же не Владивостоком. И не происки партнёров его беспокоят. Такие правители вообще редко боятся чего-то внешнего. Настоящая опасность им всегда грозит от своих. Например, от «несчастных девчонок», которых президент заранее отечески жалеет ― Светланы Тихановской, Марии Колесниковой и Вероники Цепкало. Первоавгустовский 63-тысячный митинг сторонников Тихановской – крупнейший в истории независимой Беларуси – расставил всё по местам. Сопоставление картин двух встреч: людского моря оппозиции и президента с несколькими людьми в погонах – отменяет нужду в комментариях.

Батька истово напоминает стране о своих великих перед ней заслугах и её великих перед ним обязанностях. (Уж говорил бы прямо: «Я красавец! Я умница! Вы передо мной в неоплатном долгу!» – а то как-то ни то ни сё…) Что любопытно, и тут сравнивает себя с кремлёвским коллегой: мол, как заботится о народе он и как «рачительно расходуют каждую копейку в России». Но это долбится впустую. Миф о превосходной лукашенковской модели («ах, азиатский тигр, ах, славянская рысь! ах, дешёвые цены, чистота-лепота!») развеян бесследно. Обнажились единовластное самодурство, чиновный произвол, полицейский каток, идеологические бредни – с отвращением отбрасываемые народом. Даже прочность авторитарного режима стала походить на гипнотическую иллюзию. Четвертьвековые скрепы затрещали в несколько недель.

Самая частая оценка сегодняшнего Лукашенко – растерянность. Для него происходящее неожиданно. Отсюда комичные заклинания про своё государство ― «единственное спокойно звено в центре Евразии». Сразу приходит на память знаменитое выступление Гитлера (деятельность которого батька называл «соответствующей представлениям о задачах президентской власти»): «При любых потрясениях рейх будет стоять словно слиток платины посреди большевистского огня».

Для диктаторов определённого типа вообще характерно увлечение историей и геополитикой. Докатило оно и до батьки. Аж изменился привычный язык его царского гласа. Не как прежде «взялся за яйца, пропало масло». Вслушаемся: «Трясёт всю планету. США вступили в период постоянной протестной турбулентности. Полыхнуло на индийско-китайской странице. Заискрило между Индией и Пакистаном. Пылающие очаги нестабильности в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Затрещал по швам Евросоюз». В общем, всё пылает, горит, громыхает, аж жить страшно.

И действительно страшно. Вопрос, кому. Не тому ли, кто заклинает: «Никогда не следует поддаваться панике… Нужно доверять власти». Что ж, волшебная сила искусства. По возрасту Александр Григорьевич наверняка видел советский фильм «Старый знакомый» с бесподобным Ильинским в роли бюрократа Огурцова. Бессмертная фраза «Вы панике не поддавайтесь, спасайтесь организованно!» оттуда. После этого выкрика летит спасательный круг, опрокидывающий Огурцова в воду…

Впрочем, смешного-то мало.

В предвыборной программе Тихановской – восстановление демократической Конституции 1994 года. Ограничивающей президентство двумя сроками. Многократно препарированной и обнулённой за годы лукашизма. Именно против конституционного восстановления более всего обрушился батька, обличая лихие девяностые. Именно в этой связи произнёс он сакраментальное: «Один Шейман и ещё пара человек с пистолетами ходили и ездили, уничтожая подонков». Фраза стоит всей речи. Содержит весь её смысл.

Генерал-полковник Виктор Шейман. В Советском Союзе – участник Афганской войны. С того самого 1994-го – ближайший при Лукашенко. Секретарь белорусского Совета безопасности. И.о. МВД. Генпрокурор. Глава президентской администрации. Президентский помощник по особым поручениям. Руководитель белорусско-венесуэльской комиссии, куратор африканских проектов. (Непроизвольно возникает ассоциации с кулинарным персонажем и хозяином «Вагнера», особо приближённым к Путину). Ныне управделами главы государства. Почти единственный из первой генерации лукашистской власти, фактически сохранивший первоначальные позиции.

Возможно, теперь и единственный. Ибо также упомянутый в президентской речи экс-премьер Михаил Мясникович ныне пребывает на почётной синекуре в Евразийской экономической комиссии. В своё время Шейман и Мясникович шли в неразрывной связке: один «пистолет президента», другой его «кошелёк». Третьим бывал ныне покойный вице-премьер по культуре Владимир Заметалин, который, пожалуй, первым на постсоветском пространстве изобрёл «духовные скрепы».

Удалая была команда, под стать девяностым. Ныне её наследие персонально вобрал в себя Шейман. О фанатичной преданности генерала президенту ходят мрачные легенды. Именно Шейману приписывают политические преследования оппозиции, исчезновение людей, ответственность за политические убийства. Именно ему Лукашенко доверил оперативное сопровождение нынешних выборов. За «девчонками» приглядывать…

Но не только. В какой-то момент плавная речь Лукашенко вдруг прервалась спонтанной гневной филиппикой. О неких «творцах», которых он пригрел на груди. Ещё вчера они «кланялись, извивались, радовались, пели, плясали». А ныне: «Что с ними случилось буквально за сутки?» ― видимо уже не кланяются. Вот им, вероятно, особенно важно помнить про Шеймана.

Виктор Владимирович, между прочим, приглядывает не только за выборами. За экономикой тоже. «Скажите спасибо, что хоть так живём», ― сказал Лукашенко. Не то, что бывшая братская РФ. Пример велено брать с нового брата ― КНР (а заодно с СССР и Японии – вали кулём, потом разберём). Где чёткий план и железобетонная дисциплина.

Китайский посол Цуй Цимин благосклонно улыбнулся, слушая эти слова. После пожелал прокомментировать послание. Суть этого комментария сводилась к следующему: верным путём идёте, товарищи. Вместе с КНР победим. Батька, со своей стороны, с подчёркнутым почтением помянул лично товарища Си Цзиньпина. Ему не впервой ― в незапамятные времена Лукашенко хвалил Ли Пэна, расправившегося с Тяньаньмэнь: «Вы настоящий европейского уровня руководитель».

9 августа неотклонимо приближается и быть может обнулит эпоху, которую Лукашенко попытался открыть сегодня. Минск идёт на сближение с Хабаровском. «Вот началось. Дрожат цари Европы. Спасёт союз священный их едва ль. Все молятся: «Избавь нас от потопа!» Но Бог в ответ: «Тоните, мне не жаль!» ― предвидел Пьер-Жан Беранже семнадцать десятилетий назад.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

в Мире

Власть

У партнёров