• в Мире, Власть 31 марта 2020

    Бывший президент Конго скончался от коронавируса

Конголезский генерал Жоаким Йомби-Опанго умер вчера в парижском предместье Нёйи-сюр-Сен. Смерть наступила в Американском госпитале, где бывший президент Республики Конго лечился от коронавируса. В январе Йомби-Опанго исполнился 81 год.

Жак-Жоашен Йомби-Опанго (по-русски его имя обычно писалось как Жоаким) сыграл видную роль в истории своей страны. Главой государства он был всего два года в конце 1970-х. Но за этот короткий период в развитии Конго произошли серьёзные изменения.

Он родился в колониальную эпоху Французской Экваториальной Африки. Окончил военную школу. Когда в 1960 году была провозглашена независимость Республики Конго (не путать с ДР Конго, бывшим Заиром), Жоаким Йомби-Опанго служил во французской армии. Драматичные события 1963-го, свержение прозападного президента Фюльбера Юлу и приход к власти радикальных социалистов, совершились без него. Но молодой лейтенант тут же вернулся на родину и показал себя одним из лучших офицеров новой национальной армии. В 1965-м президент Альфонс Массамба-Деба поставил полковника Йомби-Опанго во главе своей военной канцелярии. Через три года он был направлен военным атташе в СССР.

Вскоре после нового назначения Йомби-Опанго президент Массамба-Деба был отстранён от власти. Некоторое время страной правил Национальный совет революции – группа молодых амбициозных офицеров во главе с Марианом Нгуаби. В 1969 году Нгуаби стал президентом и назначил Йомби-Опанго начальником генштаба в ранге командующего конголезской армией.

Если Массамба-Деба ориентировался на маоистский Китай, то Нгуаби был поклонником брежневского СССР. Марксистско-ленинский режим в Конго отличался жёсткой последовательностью: не было даже подобия парламента, законодательствовал ЦК правящей и единственной Конголезской партии труда. Протесты против диктатуры жестоко подавлялись – будь то справа (антикоммунистический мятеж Пьера Кинганги в 1970-м) или слева («чегеваристский» бунт Анжа Диавары в 1972-м). Карательными зачистками руководил Йомби-Опанго. Но на фоне Нгуаби и его сподвижников Йомби-Опанго считался умеренно-правым. Особенности его взглядов обусловили прозвище «Бухарин конголезской революции».

Президент Нгуаби постепенно радикализировал свой курс. Он явно готовил конголезское подобие советского 1937-го. «Правый уклонист» Йомби-Опанго был снят с командования армией, переведён сначала в генеральные инспекторы, потом и вовсе в дирекцию общественных работ. В стране ширились массовые протесты. Популярный Йомби-Опанго сделался неформальным лидером оппозиции.

13 марта 1977-го Нгуаби открыто пообещал скорое кровопролитие. И оказался прав: 18 марта он был убит капитаном спецназа Бартелеми Кикадиди. Обстановка в стране явно разрядилась. Власть перешла к Военному комитету партии под председательством Жоакима Йомби-Опанго. При этом убийство Нгуаби всерьёз не расследовалось. И надо признать, не похоже, чтобы Йомби-Опанго к этому стремился. Назначили виновным и быстро расстреляли экс-президента Массамба-Дебу, который явно не имел отношения к событиям. Год спустя в уличной перестрелке погиб капитан Кикадиди. Что и как произошло 18 марта 1977 года, доподлинно неизвестно по сей день. Известно, что 3 апреля Жоаким Йомби-Опанго стал президентом Конго.

Его правление было единоличным и репрессивным. Раскрывались заговоры, производились аресты. Президент присвоил себе генеральское звание, в больших количествах закупал во Франции элитную мебель, а в Америке лучшее виски. Но репрессии уже не были массовыми, как при Нгуаби, замыкались в кругу элиты и партактива. В экономической политике стал пробиваться некоторый прагматизм «нэповского» толка. Нормализовались отношения с Западом. Возможно, на примере «конголезского Бухарина» можно строить предположения, что бы делал Бухарин русский. Так или иначе, от кровавой пропасти страны отодвинулась.

Жоаким Йомби-Опанго имел в своей жизни рокового человека и сам был для него роковым человеком жизни. Десятки лет, буквально до вчерашнего дня, он сходился в клинче с другим конголезским генералом и политиком – Дени Сассу-Нгессо. Оба служили Нгуаби. Оба подозревались в заговоре против него. Оба считали друг друга не просто служебными конкурентами, но личными врагами. Оба друг без друга не могли обойтись. Будучи президентом Йомби-Опанго держал заклятого друга и закадычного врага на посту министра обороны.

5 февраля 1979 года на заседании ЦК КПТ Сассу-Нгессо потребовал отставки Йомби-Опанго. Его поддержали почти все, и президенту ничего не оставалось, кроме как подчиниться. 14 марта президент Сассу-Нгессо отправил предшественника под домашний арест и конфисковал его имущество. Каждые три-пять лет Сассу-Нгессо арестовывал Йомби-Опанго и выпускал на волю. Так продолжалось до конца 1980-х, когда из Советского Союза хлестнула на весь мир могучая волна демократизации.

Сассу-Нгессо попросил прощения за старое, отменил государственную идеологию, ввёл многопартийную систему, освободил политзаключённых, реабилитировал Юлу, Массамба-Дебу и Йомби-Опанго. Дени даже вернул Жоакиму конфискованное имущество. Йомби-Опанго создал партию Объединение за демократию и развитие. В 1992 году баллотировался в президенты. Проиграл, но стал сторонником избранного Паскаля Лиссубы. Лиссуба же – прежде яростный марксист-нгуабист – стал конголезским Ельциным и Гайдаром в одном лице. Другом великого антикоммуниста Жонаша Савимби. Именно он провёл в Конго 1990-х комплекс рыночных и демократических реформ. Йомби-Опанго был премьер-министром при президенте Лиссубе. Помогал ему в реформах. Стали друзьями и союзниками – позабыв, как в 1977-м Жоаким приговаривал Паскаля к смертной казни. На всякий случай. От расстрела своим будущим премьером будущего президента спасло только дружное обращение в защиту всех франкоязычных президентов Африки.

В 1997 году последовал номенклатурный реванш. К власти вернулся Сассу-Нгессо – с гражданской войной и на ангольских штыках Жозе Эдуарду душ Сантуша. Йомби-Опанго едва успел бежать во Францию, а несколько его родных были демонстративно убиты. Сассу-Нгессо заочно приговорил его к двадцати годам тюрьмы.

Таким образом, Дени победил в многолетней дуэли с Жоакимом. В Конго установился типичный «душсантушистский» режим (в России это называют «путинизмом»). Чиновно-олигархическая диктатура, торжествующая коррупция, духовные скрепы любви к начальству, борьба с экстремистами (в основном мусульманскими). Различие, правда, в том, что браззавильский режим скорее подчинён Луанде, тогда как московский с Пекином как бы партнёрствует.

В 2004 году подостывший Сассу-Нгессо отправил своего советника Жана Окембу возложить цветы на семейные могилы Йомби-Опанго. Не прошло и трёх лет, как Дени амнистировал Жоакима. Йомби-Опанго вернулся на родину и даже занялся оппозиционной политикой. Власти его не трогали, поскольку не усматривали опасности. (А вот 88-летний Лиссуба, хотя и амнистирован, но остаётся в Париже. Его домой не зовут.)

Последние годы Жоаким Йомби-Опанго жил между Конго и Францией. Проблемы со здоровьем вынуждали часто лечиться. В нынешнем году пожилой человек оказался в группе риска по COVID-19. Пандемия не останавливается перед мировой элитой. «Мой отец стал жертвой коронавируса», – сказал Жан-Жак Йомби-Опанго-младший. Конго и мир вспомнят Жоакима Йомби-Опанго. По-разному, но вспомнят.

в Мире

У партнёров