Дания – типичное «социалистическое королевство» европейского Северо-Запада. Кто бы ни стоял у власти в данный момент, базовые основы носят социал-демократический характер. Ни либералы из партии Венстре, ни Консервативная народная партия не покушаются на перераспределительные механизмы и социальные гарантии. Страна, некогда порождавшая самых свирепых берсерков, терроризировавших континент от Британии до Сицилии и от Лузитании до Фессалии, сегодня – средоточие политкорректности и всеохватного соцобеспечения. Межпартийная борьба идёт либо вокруг социально-экономических деталей (например, 12-минутного удлинения рабочего дня), либо по вопросам международным (степень евроинтеграции) и социокультурным (прежде всего иммиграционная политика). Впрочем, к нынешней благодати Дания шла через жестокие потрясения прошлых веков. Борьба общин за ограничение монархии… Противоборство левой партии Венстре, опиравшейся на крестьянские кооперативы, промышленников и мелких торговцев, с консервативной Хёйре латифундистов и чиновников… Рабочие демонстрации, в драках с полицией добивавшиеся профсоюзных прав… Но это в прошлом.

Дания – демократическая парламентарная монархия. Экономика развита и стабильна. Промышленность высокотехнологична: радиоэлектроника, судостроение, химия. Традиционно развиты судоходство и мясомолочный агросектор. Низкая инфляция, сбалансированный бюджет, активная инвестиционная политика бизнеса и государства. Всё это на нефтяном фундаменте с североморского шельфа. «Лего», «Туборг», «Маерск» давно воспринимаются как общемировое достояние. Хотя и детские конструкторы, и взрослое пиво, и мощная контейнерно-перевозочная компания происходят из Дании.

При такой жизни, казалось бы, зачем менять правительство? Тем более, что либерально-консервативная коалиция достойно выдержала удары трёхлетнего кризиса, не допустив обвалов вроде греческого или исландского. Однако вчерашним голосованием датчане сменили власть.

Левая коалиция в составе Социал-демократической, Социалистической народной, Социал-либеральной партий и «Красно-зелёного альянса» (бывшие коммунисты с экологистами) идёт на смену блоку Венстре, Либерального альянса, Консервативной народной и Датской народной партий. Лидер Венстре Ларс Лекке Расмуссен первым поздравил с победой Хелле Торнинг-Шмитт. Сегодня королева Маргарете II принимает отставку кабинета.

«Мы продемонстрировали, что социал-демократы остаются главной силой в датском обществе», — объявила Торнинг-Шмитт. Новый датский премьер по образованию политолог, консультировала датские профсоюзы, была депутатом Европарламента. Партию возглавляет последние шесть лет. Она принадлежит к элите мировой социал-демократии, можно сказать, на уровне семейного круга: её муж Стефан (раньше его звали Стивен) – сын бывшего лидера Лейбористской партии Великобритании Нила Киннока.

Что же руководило датскими избирателями, принесшими успех социалистке? Прежде всего недавнее событие у соседей. Датчане особенно близко принимают происходящее в таких странах, как Швеция, Исландия, Норвегия. Их потрясла гибель на острове Утойя десятков молодых норвежцев, единомышленников Хелле Торнинг-Шмитт. Расстрел, учинённый маньяком-ультра, стал приносить обратный эффект – в Дании Брейвик уже помог придти к власти своим идейным противникам. Включая «красно-зелёных», которых иногда называют «зелёными» даже не за экологизм, а за лояльность к мусульманским гостям.

Разумеется, датские консерваторы не имеют к Брейвику ни малейшего отношения. Либералы из Венстре вообще считаются исторически левыми, не случайно они-то сохранили позиции. Крайне правый фланг занимает Датская народная партия (ДНП), во главе которой стоит харизматичная бывшая медсестра Пиа Кьерсгаар. ДНП выступает за ограничение иммиграции, за укрепление традиционных датских общностей – семьи и общины. Но даже на фоне своих европейских союзников ДНП довольно умеренна. Партийный девиз «За корону, за Родину!» отражает приверженность конституционной монархии, которая в Дании является реальным гарантом демократии и социального государства.

И тем не менее. Формального совпадения позиций ДНП с тезисами брейвиковского манифеста оказалось достаточно для резкого оттока избирателей. За компанию с национал-популистами досталось и респектабельным консерваторам – они понесли ещё большие потери, поскольку их не страхует личная популярность Кьерсгаар. Голосов же, поданных за Венстре, при таком раскладе оказалось недостаточно.

В общем, Брейвик постарался для датских единомышленников. Басня об услужливом медведе повторилась в Ютландии. 

Власть