В Москве скончался Владимир Долгих. Бывший депутат Госдумы и член Совета Федерации, более всего он запомнился как кандидат в члены Политбюро и секретарь ЦК КПСС. Видный руководящий деятель СССР, в РФ Долгих по-своему символизировал своеобразную преемственность постсоветской элиты.

Он родился в 1924 году, в многодетной рабочей семье из Иланского района Енисейской губернии (ныне Красноярский край). Уже в школе города Иланский был комсомольским секретарём. В 1941 году добровольцем пошёл в РККА. Участвовал в битве за Москву, на фронте вступил в ВКП(б). В 1943-м был ранен и демобилизован.

После войны окончил с отличием Иркутский горно-металлургический институт, а параллельно – Вечерний университет марксизма-ленинизма при горкоме ВКП(б). До 1958-го работал инженером на Красноярском заводе цветмета. Имел патенты на изобретения и публикации не только в советских, но и в иностранных научных изданиях. Затем занял должность главного инженера Норильского ГМК, а с 1962-го стал директором стратегического предприятия. Под его руководством осваивались новые месторождения, запускались новые производства, велось масштабное промышленно-транспортное строительство. При этом технократ Долгих зачастую действовал на свой риск, не дожидаясь партийных директив. Это было сопряжено со служебным риском, но в итоге результат достигался.

В 1964 году Владимир Долгих – в то время не партийный, а хозяйственный функционер – инициировал постановление ЦК КПСС о развитии Норильского комбината. Был сформирован крупный комплекс, включавший Норильский ГМК, Талнахское месторождение цветных металлов, добывающие, энергетические, транспортные предприятия. Красноярский индустриальный массив и хозяйственное управление приобрели не только экономическое значение, но и серьёзный политический вес.

С апреля 1969-го по декабрь 1972-го Владимир Долгих был первым секретарём Красноярского крайкома КПСС. В те времена секретарство означало большую власть, чем нынешнее губернаторство, но не менее жёсткое подчинение центру – ныне президентскому, тогда партийному. Красноярский край, по своему ресурсному потенциалу именуемый «котомкой за плечами России», и тогда являлся мощной индустриальной базой. Завязанной на советский ВПК.

Владимир Долгих принадлежал к группе влиятельных региональных секретарей, ориентированных на зампреда Совмина СССР Дмитрия Устинова – впоследствии члена Политбюро, министра обороны и своего рода «кингмейкера», определявшего политику генеральных секретарей. Сторонники Устинова в политическом раскладе считались «промышленным лобби», совмещавшим технократические установки с жёсткой сталинистской идеологией. Эта группа противостояла «сельскохозяйственному лобби» члена Политбюро Фёдора Кулакова – секретарям аграрных регионов, из среды которых впоследствии выдвинулся Михаил Горбачёв.

Эффективное руководство индустриальным краем, чёткое достижение планируемых показателей, обеспечило продвижение Долгих по партийной иерархической лестнице. С 1971 года Долгих – член ЦК, с 1972-го – секретарь ЦК КПСС. Заведовал отделом тяжёлой промышленности, курировал всесоюзную металлургию, угледобычу, энергетику, промышленное строительство, затем – нефтегазовый комплекс, уже тогда превратившийся в источник валютных поступлений. В 1982-м стал кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. То есть оказался на пороге высшего руководства СССР.

Деятельность Владимира Долгих высоко оценивали не только Дмитрий Устинов  и Леонид Брежнев. Отдавали ему должное и Михаил Горбачёв, и Борис Ельцин. Последний генсек КПСС называл Долгих «наиболее ярким представителем нашего директорского корпуса». Первый президент России относил Долгих к «наиболее профессиональным и эффективным секретарям ЦК, которого отличали системность, взвешенность и самостоятельность – конечно, в пределах допустимого». Характерно сделанное Ельциным добавление: «Так до пенсии он и оставался кандидатом в члены Политбюро». Эффективность и тем более самостоятельность, даже «в пределах» не очень-то приветствовались. Долгих не удалось ни возглавить экономический отдел ЦК в 1982-м, ни тем более Совмин СССР в 1985-м. Многие полагали его кандидатуру наилучшей. Однако обе эти должности занимал Николай Рыжков.

Реально эффективный менеджер директивного хозяйствования, Долгих не был столь же силён в политических интригах. Горбачёвские времена оказались не для него. К тому же он явно не был сторонником Перестройки. Он мог бы ещё поддержать хозрасчётные новации и прочее «повышение самостоятельности социалистических предприятий». Если бы это быстро давало осязаемую отдачу и не подрывало управляемости. Но на деле происходило обратное, и Долгих не мог не этого не видеть. Что же до гласности, самоуправления и прочего «социалистического плюрализма» – тут Долгих корректно молчал исключительно в силу партийной дисциплины (завещанной, кстати, товарищем Сталиным). Раз товарищ генеральный секретарь почему-то решил, что так надо… Но и то, в марте 1988 года Долгих одобрительно отнёсся к публикации знаменитого письма сталинистки Нины Андреевой. Впрочем, как только Михаил Сергеевич её отругал, Владимир Иванович тут же с этим согласился.

Через полгода Горбачёв посетил Красноярск. Отметил достижения краевой парторганизации. Многозначительно произнёс: «А что делать?» Вернулся в Москву – и 30 сентября 1988-го ветераны брежневской (иногда сталинско-брежневской) номенклатуры Андрей Громыко, Михаил Соломенцев, Пётр Демичев отправились на пенсию, а вместе с ними и Владимир Долгих. «Демократическая общественность с нескрываемым удовлетворением проглотила этот ультраавторитарный акт генерального секретаря», – иронизировал журнал «Посев», орган ультраантикоммунистического Народно-трудового союза.

В последние советские годы персональный пенсионер союзного значения Владимир Иванович Долгих оставался верен себе. С политическими заявлениями он не выступал. Хотя можно представить, что он думал, наблюдая сокрушительный развал плановой экономики, крах КПСС и распад Советского Союза. Существенная в данном случае деталь: именно в Красноярском крае начались первые шахтёрские забастовки. Ещё весной 1989-го, раньше летней волны. И не сказать, чтобы краевой секретарь Олег Шенин справлялся с ситуацией. Не было слышно голоса долгих и при окончательном обвале СССР в августе 1991-го.

Но с другой стороны… Номенклатурщики элиты элит, легендарный Егор Лигачёв или куратор КГБ Виктор Чебриков, как депутаты «Сахаровского съезда», собирали в декабре 1991-го подписи за сохранение СССР. Егор Кузьмич поныне гуру в КПРФ, но не более того. Виктор Михайлович, по навыкам госбезопасности, командовал охраной певца Иосифа Кобзона. Николай Рыжков основал разорившийся банк, депутатствовал в Госдуме. Михаил Горбачёв ограничился фондом своего имени. Владимир Долгих в иерархии КПСС стоял ниже. Но в России, пожалуй, продвинулся дальше.

Побывал он и депутатом Госдумы (созыв 2011-го), даже открывал заседание в качестве старейшего депутата. Кстати, избирался не от КПРФ, а от «Единой России», что уже о многом говорит. Потом уступил мандат однопартийке – и то сказать, что в этой Думе делать серьёзному человеку? В 2013-м был делегирован в Совет Федерации – причём от исполнительной власти Москвы, по инициативе мэра Сергея Собянина. Состоял в комитете по экономической политике. Но ещё активнее участвовал в делах Красноярского края. Не только как глава красноярского землячества в Москве, почётный гражданин Москвы и председатель Московского городского совета ветеранов.

Владимир Долгих состоял в совете директоров «Норникеля». Был советником губернаторов Виктора Толоконского и Александра Усса. Это официально. Неофициально же никакой краевой начальник не обошёлся бы без его консультирования. Это не тот случай, когда Собянину в Москве советует Гавриил Попов. Это реально. Упорно держались слухи о ценных советах, которые получал от Долгих никто иной, как Анатолий Быков. Это даже и правдоподобно: судьба Красноярского алюминиевого завода не могла быть безразлична Долгих. Равно как и судьба региона, теневым хозяином которого одно время считался Быков во главе своего сообщества. Ближайший же сподвижник и преемник Долгих на Красноярском крайкоме Павел Федирко вообще побывал вице-губернатором края при Александре Лебеде. После чего оставался советником у всех губернаторов подряд, до нынешнего Усса включительно. Быть может, не поднимись Владимир Иванович до ЦК, не упоминайся в перечислениях между секретарями Иваном Капитоновым и Михаилом Зимяниным – тоже стал бы официальным вице-, не хуже Павла Стефановича.

И если в Советском Союзе он старался дистанцироваться от идеологии и политики, то в Российской Федерации особенно славился именно на этой тематике. Чего стоил 2010 год – скандал из-за шашлычницы «Антисоветская» на Ленинградском проспекте. Требуя сменить название, Долгих превратил это в политический кризис регионального масштаба. Кто не знал, поневоле узнал от Москвы до самых до окраин. Вывеску убрали, но, естественно, шашлычница сделалась навеки «Антисоветская». Ведь не о каждом таком заведении выскажется экс-секретарь ЦК.

После снятия вывески Долгих даже зашёл туда. Успел до закрытия. Вот после этого-то Мосгордума и присвоила Владимиру Ивановичу звание почётного гражданина.

В том же году Долгих потребовал завесить Москву к Дню Победы билбордами с изображением Сталина. К тому времени, незадолго до отставки «в связи с утратой доверия», мэр Юрий Лужков уже с удовольствием практиковался в подобном. Но тут решение выбрали всё же половинчатое. Где-то Сталина повесили, где-то не стали злить людей. А то ведь разное с такими изображениями случается.

Этими выступлениями Владимир Долгих доказал: технократизм, прагматизм, умение осваивать новации могут никак не противоречить твердокаменности тотальных убеждений. И нечему тут удивляться. «Именно рябой тиран заложил основы современного номенклатурного капитализма, именно благодаря его наследию сформировался российский олигархат. Сталин посылал зеков на смерть от непосильного труда на «великих стройках коммунизма», чтобы олигархи потом имели возможность покупать самые дорогие в мире яхты. Бюрократия неизбежно рано или поздно должна была приватизировать подконтрольную ей собственность (об этом предупреждал ещё Троцкий). Современный номенклатурный капитализм прошел три стадии. Сталин заложил его основы, отдав экономику страны в управление бюрократии. Ельцин дал номенклатуре подконтрольные ресурсы в собственность. Путин установил ее политическую диктатуру», – кратко, но чётко излагает оппозиционный публицист Игорь Эйдман. Основу «Норникеля», принадлежащего олигарху Владимиру Потанину, создал Норильский ГМК. Где директорствовал Владимир Долгих. Трудно подтвердить символичнее.

На родине Владимира Долгих стоит бронзовый бюст. Установлен при его жизни, как положено Герою соцтруда. Но установлен не при Брежневе. В 2012-м, при Путине.

И снова, конечно, звучат отовсюду слова «ушла эпоха». Всё-то она уходит.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

У партнёров