Египетский генералитет подавляет исламистские протесты

Вчерашнее побоище началось с того, что силовые структуры решили ликвидировать главный столичный очаг исламистского сопротивления. Полицейские спецподразделения заняли площадь у мечети Рабиа аль-Адавийя. Палаточный лагерь «Братьев-мусульман» был сожжён, снесён и организованный ими полевой госпиталь. Оппозиционеры дали жёсткий отпор, разгорелись перестрелки (обе стороны обвиняют друг друга в снайперском огне по гражданским лицам). Находившиеся на свободе исламистские лидеры призвали своих сторонников к массовому сопротивлению. Кровопролитие, пронесшись по Каиру и окрестностям, перекинулось в провинции, докатилось до курортной Хургады.

Власти в ответ произвели ряд арестов. Сообщалось о взятии под стражу Мухаммеда аль-Бельтаги, де-факто возглавляющего «Братьев-мусульман» после отстранения Мурси. Погибла от уличной стрельбы его 17-летняя дочь Асмаа. Был якобы задержан и мусульманский проповедник Сафуат Хигази. Кстати, аль-Бальтаги и Хигази официально находились в розыске уже полтора месяца.

Однако министр внутренних дел Египта генерал Мухаммед Ибрагим на специально созванной пресс-конференции опроверг информацию об этих двух арестах. Впрочем, в его опровержении многозначительно прозвучало слово «пока». Зато МВД объявило о временном перерыве железнодорожного сообщения в стране (таким образом блокируются междугородние переброски исламистских групп поддержки) и предупредило о пресечении сидячих забастовок (отработанный метод протеста). Тем более будут разгоняться оппозиционные митинги и демонстрации.

Генерал Ибрагим возложил на «Братьев-мусульман» всю ответственность за кровопролитие. По его словам, силы безопасности намеревались обходиться оружием нелетального действия, но были встречены огнём на поражение, на который дали адекватный ответ. Он привёл несколько конкретных примеров насилия со стороны «Братьев-мусульман»: два десятка атак на полицейские участки с автоматами и гранатомётами, стрельба у Каирского университета, резня в деревне Кердасса с расстрелом всех полицейских, захваченных в участке. Среди погибших полицейских двое генералов. Терпеть подобное впредь власти и силовики не намерены.

Армейское командование, во главе которого стоит генерал Абдель Фаттах ас-Сиси, преисполнено решимости. Сложнее обстоят дела с гражданскими властями. Формальный глава государства – временный президент Адли Мансур — не выглядит самостоятельной фигурой. Зачитанный им указ о чрезвычайном положении явно продиктован ас-Сиси. Зато картинно подал в отставку вице-президент Мухаммед аль-Барадеи: «Не могу взять на себя ответственность за решения, с которыми не согласен». Экс-директор МАГАТЭ, нобелевский лауреат, олицетворяющий египетский либерализм, считает, что власти имели шанс на «достижение консенсуса», но отказались от него в пользу силового варианта.

С египетским западником, возмущённым стрельбой в народ, солидаризировались западные партнёры Египта. Госсекретарь США Джеймс Керри и министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг потребовали от египетских генералов проявлять сдержанность и искать компромиссы. Воспроизводится ситуация зимы 2010/2011-го, когда западные лидеры фактически сдали Мубарака, своего основного арабского союзника. И тогда, и теперь Запад отдавал приоритет оппозиционному общественному движению. Тогда – по видимости либерально-освободительному. Теперь – откровенно консервативному и в потенции резко антизападному.

Существенно также то, что Мурси, в отличие от Мубарака, являлся первым в истории Египта свободно избранным главой государства. Другая немаловажная разница состоит в том, что генерал ас-Сиси – тоже в отличие от Мубарака – готов к широкомасштабному насилию. Его оппоненты в этом плане вполне адекватны. В своих выступлениях Мухаммед аль-Бальтаги прямо отсылал к опыту Сирии.

И ещё одно отличие, на этот раз от совсем недавней ситуации. Правление Мурси и «Братьев-мусульман» было опрокинуто грандиозными манифестациями десятков миллионов. Египетское общество категорически отвергло теократические поползновения исламистов. Военный переворот лишь поставил точку в массовых протестах. Сейчас происходит иначе. Исламистов подавляют государственные силовые структуры, а не гражданское общество. Соответственно, генералы будут иметь все основания для установления откровенного военно-диктаторского правления. Итогом свержения Мубарака станет продолжение мубараковского курса в резко ужесточённой версии. 

Поделиться