Эпатажный алкобизнесмен не даст польским политикам спокойной жизни даже при экономическом подъёме

Основная борьба развёртывалась между праволиберальной «Гражданской платформой» и правоконсервативной партией «Право и справедливость» во главе с Ярославом Качиньским, бывшим премьером и братом-близнецом (во всех смыслах) погибшего в известной авиакатастрофе Леха Качиньского. Соотношение между соперниками осталось почти тем же, что на прошлых выборах 2007 года. «Гражданская платформа» получает немногим менее 40%, «Право и справедливость» – около 30%. Бросается в глаза, что обе крупнейшие партии потеряли по 1-2%. Равно как и Польская крестьянская партия Вальдемара Павляка, коалиционный партнёр «Гражданской платформы». По всей видимости, «гражданско-крестьянская» коалиция вновь будет формировать правительство. Заметим, что президент Бронислав Коморовский в прошлом году избран от той же «Гражданской платформы».

Но Польша не была бы Польшей, не случись электоральной сенсации. Третью позицию примерно с 10% заняло «Движение в поддержку Паликота». Для организации, созданной год назад, результат блестящий. И несомненно, влияющий на польские политические расклады.

В славные годы «Солидарности» и подполья о Януше Паликоте не было слышно. В новой Польше он поначалу стал известен не в политике, а бизнесе. Причём в специфическом секторе производства и реализации спиртных напитков. Примкнул к «Гражданской платформе», избрался в сейм. Там прославился запредельным эпатажем, обвиняя одного из братьев Качиньских в алкоголизме, другого в нетрадиционной ориентации (кстати, именно в устах Паликота то и другое должно звучать похвалой). Для праволибералов такое оказалось чересчур, и Паликот с очередным скандалом вышел из «Гражданской платформы», сдал депутатский мандат и учредил движение собственного имени.

Программа «Движения в поддержку Паликота» выдержана в оранжевых тонах. Но не в значении «цветных революций», а в смысле радикально-либертарианского эпатажа. Его конёк – жёсткий антиклерикализм. На который в католической Польше не решались и посткоммунистические «левые» из бывшей ПОРП, преобразованной в «социал-демократию». Может быть, не решались именно в силу своей отягощённости посткоммунизмом.

Паликот требует прекратить государственное финансирование костёла, вывести церковь из образования и культуры, максимально ограничить её участие в общественной жизни. Такие призывы обеспечили определённую поддержку — церковное засилье и политические амбиции клерикалов раздражают в стране многих, включая и верных католиков. Паликот выступает также за стимулирование мелкого предпринимательства и распространение хайтека через бесплатный доступ в Интернет. Наряду с этим от него звучат эпатирующие лозунги легализации лёгких наркотиков, бесплатной раздачи презервативов, узаконивания однополых браков и иных форм нетрадиционных межполовых отношений.

Для Польши всё это далеко не второстепенные вопросы. С одной стороны, влияние костёла очень велико (надо сказать, несравнимо с влиянием РПЦ на российское общество и государство). С другой — после громадной исторически прогрессивной роли католицизма в борьбе с коммунистической диктатурой в Польше особенно отталкивающе выглядят тоталитарные тенденции определённых кругов клира и светских католиков.

Религиозные принципы принудительно и агрессивно насаждаются в повседневности. Политически они сопряжены с яростным антилиберализмом и подспудным антидемократизмом. Характерно, что в католически ориентированном «Праве и справедливости» заметен антиинтеллектуализм, острая неприязнь к «шибко умным» людям гуманитарных профессий. Им противопоставляется простой верующий поляк, который «университетов не кончал, зато в костёл ходит». (Эту сложную диалектику прекрасно проанализировал Адам Михник в работе «Польский диалог: Церковь – левые» и серии статей, опубликованных на русском в книге «Антисоветский русофил»).

Действие породило вполне естественное противодействие. Отсюда внезапный взлёт эпатажного бизнес-политика. Своеобразно повторившего подзабытый ныне успех Станислава Тыминьского, который 21 год назад конкурировал за президентский пост с самим Лехом Валенсой.

Стоит отметить и затяжной упадок «Левых демократов», продолжающих терять голоса — с рекордных 41% в 2001 года до менее 8% сейчас. Полностью вышла в тираж после самоубийства Анджея Леппера правопопулистская «Самооборона», союзник «Права и справедливости». Снижается влияние и традиционалистской «Лиги польских семей», выступавшей с «Самообороной» в альянсе.

Польская политическая ось резко сдвинута вправо. Коммунистов здесь практически нет. Социалисты из бывшей ПОРП похожи на либералов. Либералы типа Туска по европейским меркам скорее консерваторы. Консерваторы из «Права и справедливости», не говоря о «Лиге и Самообороне» — лучше промолчим, кто. Соответственно, предвыборная борьба ведётся между просто правыми и очень правыми.

«Гражданская платформа» могла записать в свой актив экономическую ситуацию. Польша оказалась единственной страной Европейского Союза, избежавшей рецессии в 2008-2009 годах. Страна демонстрирует самые высокие темпы роста (4%) среди семи крупнейших экономик ЕС. Вместе с тем сохраняются высокие уровни безработицы (около 12%) и инфляции (более 4%). Польша существенно опередила по уровню жизни, скажем, Россию, но поляки давно сравнивают свой уровень не с нами, а с западными европейцами.

Решать проблемы «Гражданская платформа» предлагает на неолиберальными методами. Партия Дональда Туска последовательно привержена принципам свободной конкуренции. Консерваторы братьев Качиньских уделяют гораздо большее внимание «социалке» — как на общинно-католической, так и на государственно-распределительной основе. В этом консерваторы продолжают «Солидарность» 1980-х, тогда как либералы парадоксально стыкуются с бывшими коммунистами, ставшими проводниками рыночного курса (не случайно с «Гражданской платформой» партнёрствует партия, некогда игравшая роль «приводного ремня» ПОРП).

«Гражданская платформа» выступает за плоскую шкалу подоходного налога, дальнейшую приватизацию, дерегулирование экономики, сокращение прав профсоюзов. Внешняя политика Туска, помимо европейской ориентации, отличается «прагматическим» подходом к отношениям с восточными соседями, прежде всего Россией и Белоруссией. В последнем случае, пожалуй, можно говорить даже об известной степени беспринципности.

«Право и справедливость» акцентирует социально-экономический популизм. Призывы снизить налогообложение сочетаются с требованием активной государственной поддержкой малоимущих, предложения по либерализации экономики — с усилением государственного вмешательства. В отношениях с Евросоюзом партия приближается к позициям «евроскептиков», выступая за особый статус Польши. Во внешнеполитической риторике польских консерваторов сильны не только антироссийские, но и антигерманские мотивы. И разумеется, для такого традиционализма характерен клерикально-националистический уклон.

Раньше главным польских консерваторов были, условно говоря, «левые» посткоммунисты и также (условно говоря, либералы из «Гражданской платформы». Теперь прибавляется новая мишень – Паликот с его движением. Словно специально созданным, чтобы злить. 

Поделиться