Эво Моралес покинул пост президента Боливии. Об этом он заявил по ТВ сразу после отъезда из столицы в известную провинцию Кочабамба – откуда уже вылетел в Аргентину. Ничего нового, обычный «мухожук»: «Я устал, я ухожу». Судьбоносное решение было принято, когда ухода Моралеса потребовала армия. Рухнуло очередное слабое звено не только эфемерного Союза южноамериканских наций (УНАСУР), но и системы ШОС/БРИКС/АЛБА, над которой дрожат внешнеполитические стратеги Кремля. Державный агитпроп может приступать к завываниям над очередным «легитимным», ставшим жертвой «цветных».Правил Моралес почти четырнадцать лет. Ни одному боливийскому президенту пока не удавалось столько времени держаться у власти. В 2016 году путём референдума Моралес поменял под себя конституцию. Экс-президент известен как лидер леворадикальной партии «Движение к социализму – Политический инструмент за суверенитет народов» (МАС) и один из фронтменов «социализма XXI века». Начинался МАС как социальное движение в поддержку производителей листьев коки («кокалерос»). Режим Моралеса считался более жёстким, радикальным и авторитарным, чем правление Уго Чавеса и даже Николаса Мадуро.

Боливия богата минеральными ресурсами. По запасам лития – первое место на планете (50% мировых запасов), по газу – второе в Латинской Америке. Велики залежи олова, цинка, серебра, вольфрама, свинца, сурьмы и золота. И на таком фоне при 10-миллионном населении госдолг страны почти достиг $50 млрд! Накануне президентских выборов-2019 Моралес обещал повысить минимальные зарплаты до $300. Типа: «Всем папиццот» – белорусский мем 2018 года, когда Александр Лукашенко обещал поднять минималку до «пятисот баков».

Моралесовская Боливия являлась заметным союзником правящего режима РФ. Начать с того, что сама структура власти МАС являла собой моральную поддержку путинизму. В июле 2019 года Эво Моралес посетил Москву и встречался с Владимиром Путиным. Они подписали ряд торговых соглашений, в том числе о строительстве АЭС в Боливии. По информации издания «Проект», вскоре «Росатом» нанял людей с опытом региональных избирательных кампаний в России и специалистов со знанием испанского языка для помощи политическим консультантам Моралеса. Расследование «Проекта» установило, что группа таких специалистов появилась в Боливии уже в июне. Вероятно, именно их усилиями и проведена провальная для Моралеса кампания.

Три недели назад, 20 октября, в Боливии прошёл первый тур президентских выборов. Для победы действующему президенту требовалось либо более 50% голосов, либо более 40% с условием отрыва в 10% от ближайшего соперника. Моралес набрал 47,7%. Его основной конкурент Карлос Меса, кандидат от либерального «Гражданского cообщества», получил поддержку 36,51%.

Меса уже был президентом страны в 2003–2005 годах – после отставки Гонсало Санчеса де Лосады из-за инцидента с силовым разгоном акции протеста. И как раз проиграл Моралесу. Теперь право-левый маятник качается обратно.

Минимальный перевес Моралеса дал оппозиции повод заявить, что итоги выборов фальсифицированы. Дабы убедиться в честности голосования, Евросоюз, США и ОАГ призвали Моралеса провести второй тур. А страну охватили протесты, которые поддержали даже некоторые полицейские. Первым делом манифестанты свалили памятник покойному Чавесу, с которым Моралес когда-то публично жевал листья коки на международном саммите.

По словам Моралеса, он отказался от власти, чтобы «устроившие переворот лидеры оппозиции перестали сжигать дома простых людей». Накануне своей отставки он согласился на новый тур президентских выборов и смену руководства ЦИК. При этом объявил о попытке госпереворота.По данным Reuters, боливийские военные готовились нейтрализовать «вооруженные группы, нарушающие действующее законодательство». Но вместо выполнения приказа главнокомандующий вооружёнными силами Уильямс Калиман потребовал отставки Моралеса. «Учитывая эскалацию конфликта и заботясь о человеческих жизнях, мы призываем президента отказаться от мандата», — заявил он.

Едва ли Моралес ожидал подобного от своего главкома. Генерал армии Уильямс Карлос Калиман Ромеро занял свой пост в ноябре 2018 года. При назначении он назвал себя «солдатом, защищающим процесс перемен», а Моралеса – дальновидным и настоящим патриотом. За год это мнение, по-видимому, изменилось.

Вероятно, демарш Калимана вызвал приступ гуманизма, патриотизма и дальновидности у ближайших соратников Моралеса. Вовремя поспешили в отставку вице-президент Альваро Гарсия Линера – в прошлом командир Партизанской армии имени Тупак Катари, несколько министров и сенаторов. А также глава таможенной службы, и это знак. Боливия – родина кустарника коки, здесь проходит «коридор» трансграничного трафика «аргентинских посылок».

Понятно, почему Моралес бежал не на Кубу или в Венесуэлу, а именно в Аргентину. 27 октября там прошёл второй тур президентских выборов. Своё поражение признал Маурисио Макри из правоцентристского «Республиканского предложения» — первый в истории страны действующий президент, проигравший при попытке переизбраться на второй срок. Победил Альберто Фернандес – премьер при двух президентах от левого крыла перонистской Хустисиалистской партии: Несторе Киршнере и его вдове Кристине Киршнер. Перонизм давно стал этикеткой для разных идеологических течений. «Киршнеристы» – левое крыло, наследники «боевого перонизма» свинцовых 1970-х, противники «менемизма» 1990-х, союзники боливарианских режимов 2000-х.

Открытое выступление генерала Калимана против своего патрона Моралеса не означает автоматическую смену вех. Возможно, это манёвр правящей верхушки, чтобы провести косметический ремонт режима, сменить декорации, но спасти идущую вразнос систему.

То есть, Калиман не Пиночет. Как и не продолжатель «боливийского Пиночета» Уго Бансера. И уж тем более, не последователь ультраправого «батьки-атамана» Луиса Гарсиа Месы. Наверное, корректнее его сравнивать с Войцехом Ярузельским. Или, например, с ветераном гражданской войны в Анголе, кубинским генералом Арнальдо Очоа, казнённым в 1989 году. Или представим, что министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино Лопес попросит на выход Мадуро с Диосдадо Кабельо.

Нечто подобное событиям в Боливии совсем недавно произошло в Судане. Там 30 лет правил Омар аль-Башир, которого свергли верные соратники – генералы Ахмед Аван ибн Ауф и Абдель Фаттах аль-Бурхан. Военные путчисты смогли договориться о 39-месячном транзите к демократии с гражданской оппозицией – исламистами, баасистами, коммунистами.

Позиция боливийской армии и полиции более-менее понятна. Но пока неясно, как поведёт в новой ситуации себя актив моралесовской партии МАС, имеющий боевые группы не чета российским НОДам-SERB’ам. Боливийские боевики-«моралисты» успели проявить жёсткость в стычках с оппозицией. Но похоже, что отставка и бегство Моралеса оказали на них шокирующе-деморализующее воздействие.

Ион Брынзару, специально для «В кризис.ру»

Власть

У партнёров