Инициатива наказующая

Стали известны подробности террористической атаки в Новоселицком районе Ставропольского края. Трое террористов – ранее судимые Заур Акаев, Рамазан Хайбулаев и Исай Абдулатипов – под огнём полицейских взорвались у входа в здание ОВД. Других жертв нет. Действия террористов кажутся удивительно непродуманными. Зато депутат Госдумы Ирина Яровая уже отметила «профессионализм» силовиков. Ситуация укладывается в тренд нынешнего законотворчества с технологическими новациями.

яров1У Яровой есть хороший мотив говорить о «первичной высокой степени реагирования на посту ОВД Новоселицкого района». На днях она предложила коллегам-депутатам ещё сильнее прикрутить гайки. В четверг в Госдуму поступил новый пакет по ужесточению наказаний и усилению цензуры. Помимо прочего, в предотвращении терактов должны помочь превентивные меры контроля за интернетом. Ни логической связи, ни технической осуществимости тут не предвидится.

Террористы часто используют соцсети и специфические сайты этнорелигиозной направленности для вербовки сторонников. Однако эту проблему можно решить адресной работой по всем известным ресурсам такого рода. Вместо этого предлагается чрезвычайно радикальное решение проблемы: провайдеров и операторов связи хотят обязать три года хранить пользовательские сообщения. Решение непродуманное, технически неосуществимое и скорее всего ориентированное на персональные амбиции парламентариев, млеющих от «военной суровости».

Соответствующие поправки предлагается внести в законы о связи и об информационных технологиях. Под «сообщениями» понимается не только трафик, идущий через мессенджеры (Viber, Hotmail, Skype, ICQ и др.) вместе с прикреплёнными файлами. «Сообщение» в законодательном понимании – это любой исходящий трафик некоего пользователя.

Вдобавок планируется изменить закон «О блогерах»: если проект Яровой-Озерова будет одобрен, то пользовательские сообщение на всех блог-сервисах и в соцсетях будут хранить 6 лет. Учитывая, что соцсети – это на 90% пользовательская активность (вплоть до создания сообществ и наполнения контентом), а масштаб их непомерен (десятки миллионов пользователей одного ВКонтакте обслуживается серверами, расположенными в нескольких зданиях), то неизбежные проблемы становятся просто необъятными.

яров2Весь Рунет облетели аналитические подсчёты буквально на пальцах, которые осуществил эксперт «Транстелекома» Алексей Кипчатов. На своей странице в Facebook он оценил средний объём межоператорского трафика в России в 150 Тбит/с (каждые 10 секунд в России через интернет прогоняется объём, эквивалентный хранилищу Российской государственной библиотеки, «Ленинки»). Соответственно, для хранения всего переданного трафика в течение трех лет потребуется дисковое пространство объемом 1,7 млрд ТБ (10 миллионов хранилищ «Ленинки»).

Кипчатов справедливо указывает на тот факт, что для технического обеспечения карательного буйства законодателей не хватит ёмкости всего мирового рынка жёстких дисков. Единственное поступившее пока возражение – ссылки на некие «супервместительные хранилища» при неназываемых «исследовательских центрах». Но все хранилища давно заняты под нужды оборонного комплекса и высокотехнологичных производств. К тому же они составляют каплю в море частных носителей информации и не делают погоды.

В мире ежегодно производится 200 млн «винчестеров» с примерным объёмом 400 ТБ. Выходит, что даже если вся мировая индустрия по производству комплектующих будет работать только на проект Яровой, то и тогда необходимые мощности не могут быть достигнуты. Не говоря уже об экономической составляющей: общие затраты на создание монструозных дата-центров достигнут $200-300 млрд, что превышает доходы федерального бюджета на текущий год.

яров3Переложить цензурные затраты на конечного потребителя не получится: если мегабайт трафика станет стоить несколько рублей, как уже когда-то было, то целая отрасль попросту рухнет из-за оттока клиентов. Это заодно и снимет вопрос о гигантских мощностях, потому что весь Рунет тогда сведётся к сотне уцелевших сайтов (преимущественно – государственных), а количество российских потребителей ограничится несколькими процентами самых обеспеченных граждан. Собсвенно, такая перспектива и не противоречит властным усилиям.

Вряд ли поправки в таком ключе будут приняты без экспертизы и сильных изменений. Но сам факт обострения карательного маразма очень показателен. Изменения в законодательство о связи и информации открыто нарушают Конституцию, а распространяясь на иностранцев ведут к сокращению количества зарубежных туристов. Удар по реноме РФ, как видно, не волнует законотворцев. Яровая выступает в качестве «карающей длани», абсолютно послушного проводника воли Владимира Путина, стараясь предугадать все его запросы. Вместе с запретом для «экстремистов» на выезд за границу новый цензурный законопроект – реакция на создание Национальной гвардии. Делается ставка на противостояние с собственным электоратом, который, видимо, количественно сильно отличается от пресловутых 86%.

Ретивость депутата Яровой давно стала объектом пристального наблюдения и анализа. Начиная с 2012 года, когда её законодательные инициативы приобрели хорошо известный характер. Депутат проводила через Госдуму законы об ужесточении ответственности за нарушение правил проведения митингов, о возвращении уголовной ответственности за клевету и об обязательном получении статуса «иностранных агентов» некоммерческими организациями, имеющими зарубежное финансирование. В 2013-м её самым известным детищем стал новый «Закон о связи», в который Яровая лично внесла добавочный «Закон о блогерах» – именно их она сейчас решила дополнительно ужесточить. Задним числом закон считают местью Алексею Навальному – его блог оказался перекрыт «заглушкой» Роскомнадзора. Но и у самой Яровой немало мотивов: о её прошлом стало известно достаточно, чтобы Ирине Анатольевне захотелось надёжно подчистить интернет. Чего стоит её либеральное политическое происхождение, членство руководстве «Яблока», заместительство у Григория Явлинского – всё это, как известно, очень престижно и благонадёжно в нынешние времена.

яров4С «Единой Россией» Яровая познакомилась через партийного куратора по Камчатскому краю Бориса Невзорова, когда-то оперуполномоченного, с которым она пересекалась по службе. К 2003-му у семьи Яровых появились проблемы. Её супруг Виктор Алексеенко, который был совладельцем одного из рыбных заводов Камчатки, оказался в долгах. Ирина Анатольевна в то время как раз принимала через либеральный фонд «Открытая Россия» деньги от «ЮКОСа» на развитие либерально-«яблочного» партийного строительства.

Бывшие коллеги по «Открытой России» вспоминают, какие дифирамбы она пела 13 лет назад в адрес Михаила Ходорковского. Ещё раньше резко критиковала «ЕдРо» и осуждала переходы депутатов из партии в партию… Известно и о лоббировании Яровой законов против слабоалкогольных напитков (под аплодисменты водочных магнатов), и о выгодных «Газпром-медиа» поправках к закону о рекламе.

И всё это можно узнать в открытых Интернет-источниках. Как тут не стремиться к надёжному закрытию информационных каналов? И как не вести непрерывный бой с проклятыми либералами и прочими врагами государства?

Казимир Малецкий, специально для «В кризис.ру»

Поделиться