Кастро-младший напряжённо ищет, что бы разрешить

Совершить небывалое кубинскую компартию вынудили жестокие обстоятельства. «Крайне централизованная модель, которая в настоящее время характеризует нашу экономику, должна переходить, при соблюдении порядка и дисциплины и с участием трудящихся, к децентрализованной системе», — сказал Рауль Кастро в основном докладе. Почему и кому должна? Полвека именно сверхцентрализация, характерная для коммунистической хозяйственной системы, считалась важнейшим достижением КПК. И вдруг выясняется: «должна переходить».

Карточное снабжение по «смешным ценам», тоже недавний предмет партийной гордости («гарантированное подспорье!») Кастро-младший теперь охарактеризовал как неподъёмное бремя для кубинской экономики. Частный сектор в обслуживании, производстве и торговле, к которому недавно, даже разрешая, власти относились с глубочайшим подозрением, назван «фактором развития социализма». Он подлежит расширению. Разрабатываются нормативные акты, которые обеспечат банковское кредитование частников, сообщил коммунистам новый вождь — теперь на Кубе гордятся этим. Но тут есть конкретный интерес: частному сектору предстоит принять до полумиллиона госслужащих, увольняемых с бюджетных синекур. Потребности этого социального слоя режим Кастро учитывает.

Хотя конкретика на съезде не детализировалась, совершенно очевидно, что кубинская экономика окончательно пошла вразнос. Иначе вопросы о децентрализации и негосударственном хозяйствовании не ставились бы вообще. Разрушение практически всех структур госэкономики, управляемой КПК (кроме разве что туристического обслуживания иностранцев) – давно общеизвестный факт. Интенсификация «добровольно-принудительного» труда в начале 1990-х не компенсировала прекращения советских субсидий, которыми только и держались «социальные достижения острова свободы». Теперь экономический крах признан на высшем уровне кубинской коммунистической власти. Что характерно, не устами Фиделя – не зря он сделал такой нестандартный для коммунистического вождя шаг, как уход на покой по возрасту и здоровью. Конечно, никто не заикается об ответственности правящей партии за творящийся обвал. Трудное положение создано как бы неизвестно кем. В крайнем случае, как говорили в таких случаях на излёте СССР, «признаём, не всё пока удалось».

Съезд сформулировал лишь общие установки. Кому надо посланы сигналы. Наряду с предстоящей отменой карточек и расширением частного сектора, кубинцам разрешается купля-продажа недвижимости. Но и здесь механизм не прописывается сколько-нибудь конкретно. Зато сразу сказано, что концентрировать недвижимость «в одних руках» государство – выпуская её из своих одних рук – не позволит.

Короче говоря, зайдя в экономический коллапс, коммунистическое руководство Кубы берёт стандартный для таких случаев курс на НЭП. Причём очень осторожно, с беспрерывными заклинаниями в духе «шоковой терапии не будет… без спешки… когда создадутся условия…». О политических переменах речь не идёт – максимум, о чём допускается в этом плане говорить: «обновление руководства», «омоложение», «самокритика». О самокритике сказано выше. Омоложение налицо – Раулю Кастро не 84 года, как Фиделю, а всего 79. Обновление, однако, буксует: вторым секретарём ЦК КПК утверждён «третий человек» Кубы (после братьев Кастро) Рамон Мачадо Вентура, на год старше Рауля. На третье место в партии выдвигается «бывший четвёртый» — заместитель Кастро-младшего по Госсовету Рамиро Вальдес, на год его моложе. Номера в иерархии даны условно, если считать, что Фидель действительно перестал быть первым.

Ещё одна новация – предложение Рауля ограничить занятие высших постов десятью годами. Если срок начинает отсчитываться сейчас, то уйти на покой вслед за старшим братом наследник собирается к своему 90-летию. Сильный замысел, учитывая, что десять лет назад он уже был на год старше, чем сейчас Муамар Каддафи.

Поделиться