Объявление о досрочных президентских выборах в самом влиятельном и экономически развитом центральноазиатском государстве – Казахстане не стало неожиданным для политологов, занимающихся этой «евразийской» республикой. Да, очередной президентский мандат Нурсултана Назарбаева истекает в 2016 г. Но, как было объявлено главой государства и национальным лидером («елбасы»), «в интересах народа», он решил назначить – по инициативе Ассамблеи народов Казахстана – досрочные выборы на 26 апреля.

kazaxvy1Как отмечает эксперт Данияра Ашимбаева, «выборы проводятся для того, чтобы подтвердить легитимность выбранного курса Казахстана в условиях ухудшающейся внешне6политической ситуации». А директор Аналитического центра МГИМО (Университета) Андрей Казанцев уточняет, в свою очередь, ещё и об экономических причинах досочных выборов: «В Казахстане, как на всём постсоветском пространстве, наблюдается тяжёлый экономический кризис. Он связан с целым рядом факторов: падение мировых цен на нефть, тяжёлая ситуация в экономике России.» Непрста и геополитическая ситуация вокруг Казахстана. Какой бы прочной не казалась власть пожилого казахстанского президента, какой бы высокий уровень поддержки населения он не имел, но в Центральной Азии политическая стабильность кажется всё более и более хлипкой. А борьба великих геополитических игроков (США, КНР, РФ) за влияние на постсоветском центральноазиатском пространстве становится всё более и более упорной. И, разумеется, все эти внешнеполитические и внешнеэкономические процессы напрямую представляют собой вызовы для казахской политической элиты.

Эксперты по Казахстану подчёркивают, что досрочные выборы (а мало кто сомневается, что на них вновь выдвинетсяф и нвоь победит бессменный елбасы!) должны позволить Н. Назарбаеву в условиях всё никак не завершающегося глобального кризиса эффективно реализовать программу «Светлый путь» и долгосрочную экономическую стратегию «Казахстан-2050». Программа «Светлый путь» была предложена лидером Казахстана нации поздней осенью 2013 г. По словам Н. Назарбаева, она должна стать «двигателем роста экономики на ближайшие годы».

Данная программа, в частности, обязывает исполнительную власть Казахстана перенаправить нефтедоллары из средств Национального фонда на улучшение благосостояния граждан республики. Речь идёт ни много ни мало о 3 млрд долларов на период 2015-2017 гг.: эти деньги пойдут на развитие транспортной инфраструктуры, энергетического сектора, банковской сферы, малого и среднего предпринимательства.

Также не мнее 2,7 млрд долларов елбасы обещал направить на совершенствование инфраструктурных проектов. В частности, речь идёт о том, чтобы Астану и все региональные центры Казахстана связали современные авиационные, железнодорожные и шоссейные магистрали. По предварительным оценкам, реализация запланированных транспортных проектов поможет создать до 200 тысяч новых рабочих мест. Как отмечает политолог Аркаждий Дубнов, Н. Назарбаев, таким образом, «решительно взялся за перенастройку экономики, делая упор на развитии инфраструктуры и дорог.» При этом очевидно, что национальный лидер продолжает возлагать надежды на успешную реализацию своих проектов на действующее правительство страны, во главе которого стоит многоопытный чиновник, уже повторно в новейшей истории Казахстана возглавляющий Совет министров – Карим Масимов.

kazaxvy2Именно правительство Казахстана в конце 2014 г. выступило с инициативой дополнить амбициозную программу «Светлый путь» выделением из Национального фонда около полумиллиарда долларов на повышение инвестиционной привлекательности страны. Либеральная и националистическая оппозиция тут же поспешили заявить, что эти средства рискуют уйти в «чёрные дыры коррупции». Это возможно, но нельзя не признать, что на сегодня Казахстан в самом деле сильно и намного опережает соседей по зоне Центральной Азии в том, что касается прямых иностранных инвестиций как в общем объёме, так и на душу населения. Но ведь такое положение, создававшееся годами, сложилось, в том числе, и благодаря умелой и эффективной работе национальной исполнительной власти по усилению привлекательности казахстанской экономики у зарубежных партнёров и инвесторов.

У современного Казахстана, что, к слову, заметно отличает его в лучшую сторону, скажем, от Таджикистана, Киргизии, да, в общем. И от Узбекистана, накопилась неплохая «заначка» в виде резервных капиталов Национального фонда. И именно отсюда и будут выделяться сотни миллионов долларов на поддержание бюджета, на инфраструктурные проекты общегосударственного значения. Во многом поэтому в глазах соседей по региону Казахстан сохраняет имидж носителя финансовой стабильности и даже, по среднеазиатским меркам, благополучия. Возможно, не все это знают, но на постсоветском пространстве Казахстан занимает почётное второе (после РФ) место как страна-«потребитель» внешних трудовых ресурсов.

Добавим также, что по региональным меркам у Казахстана имеется вполне конкурентоспособная промышленность, вполне совеменная банковская система, развитый малый и средний бизнес, поднимающаяся сфера услуг (уже в 2013 г. эта сфера, к слову, давала Казахстану чуть более полвины всех доходов от экономики). И, кроме того, в наличие у казахстанского государства находится такой важный козырь, как обладание большими природными ресурсами, включая ценные полиметаллические руды и редкоземельные металлы, а также запасы углеводородов. В целом правы те эксперты, которые отмечают, что к середине 2010-х гг. в Казахстане сложилась постиндустриальная система национального хозяйства. А финансовая сфера Казахстана вполне достойно сумела справиться с вызовами глобального кризиса.

Естественно, сказанное не означает отсутствия проблем в «государстве елбасы». Скажем, и Казахстан не избежал серьёзной девальвации национальной валюты, с которой в последние годы столкнулись, пожалуй, все постсоветские страны. Так, год назад девальвация валюты привела к падению тенге примерно на 20%. Ещё раньше, в 2009 г. тенге упало на четверть. Но специалисты по современному Казахстану подчёркивают, что в обоих указанных случаях речь шла о, так сказать, управляемой и «сознательной» девальвации, последствия которой в целом не нанесли большого ущерба ни экономике, ни социальной сфере страны. В это тем более возможно поверить потому, что казахская экономика не так ныне зависит от экспорта энергоносителей, как, скажем, 15 лет назад. Если энергоресурсы на сегодня составляют около 70% российского экспорта, то аналогичный показатель для нашего южного соседа – всего 35%. А это недвусмысленно говорит о том, что Н. Назарбаеву и его министрам удалось сделать немало для реальной дифференциации национальной экономики.

В общем, судя по всему, казахстанскому обществу придется вскоре на практике познакомиться с эффектом стратегии «светлого пути», куда ведёт его Нурсултан Назарбаев…

                                                                                 Эрик Крещенский, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров