«Кошмарная организация» сказано не о БРИКС, а о конкретном саммите

Когда нужны триллионы, непросто с миллиардами

Официально заявления лидеров Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР звучат более чем оптимистично. В центре переговоров, естественно, международная экономическая ситуация и пути её оздоровления. Ищется формат торгово-инвестиционной солидарности членов БРИКС. Отдельный пункт — выработка консолидированной позиции в рамках «группы двадцати». Особенно с учётом председательства в ней России.

Особняком стояли финансовые вопросы. В том числе ключевой: общие требования реформы МВФ в связке с попытками создания Банка развития БРИКС. Последний однозначно воспринимается как альтернатива МВФ. Собственно, это и должно было стать главной темой саммита. Чего стоят одни примерные прикидки президента ЮАР Джейкоба Зумы: странам совокупность инфраструктурных проектов БРИКС потребует в ближайшие два года $4,5 трлн инвестиций! Даже странно, что начать формирование Банка развития «пятёрки» предполагалось со сравнительно скромной суммы в $10 млрд – по $2 млрд с члена.

«Это очень непросто», — в своём обычном, холодном но однозначном стиле прокомментировал министр финансов России Антон Силуанов. Вопрос фактически снялся до обсуждения. Не удалось даже теоретически согласовать принципы функционирования будущего банка и формирования его активов. Решающее слово тут за Китаем. А там, видимо, от добра добра не ищут.

Несколько дальше продвинулась дискуссия о Резервном фонде БРИКС, который по замыслу должен составить $100 млрд. Принципиально, что здесь не потребуется бюджетных взносов, речь идёт о выделении некоторых фондов в золотовалютных резервах участников БРИКС. $41 млрд мог бы зарезервировать Пекин, по $18 млрд – Москва, Дели, Бразилиа, $5 млрд – Претория. Эти средства теоретически должны стабилизировать платёжные балансы государств «пятёрки», страховать при нехватке ликвидности на краткие сроки. Но и в данном случае всё пока ограничилось внесением в декларацию.

Деловой совет остался декларированным

Немаловажна и международно-политическая проблематика — сирийский кризис, ситуация вокруг Ирана, ближневосточное урегулирование. Здесь правительства БРИКС более-менее сходятся в позициях. Хотя левоцентристская социал-демократия Бразилии и традиционно осторожная во внеиндостанских конфликтах Индия стоят несколько особняком.

Деловая программа включала в себя также вопросы софинансирования «зелёной экономики» и инфраструктурных проектов в Африке. На фоне серии кровопролитных конфликтов, раздирающих сейчас Чёрный континент (включая принимавшую саммит страну), тема звучит несколько академично…

Уже в первый день работы саммита президент Владимир Путин призвал предпринимателей стран БРИКС активизировать работу в совместных инвестиционных проектах. Руководство РФ пообещало всяческое содействие созданному по его инициативе Деловому совету БРИКС. Среди приоритетных отраслей – авиастроение, радиоэлектроника, энергомашиностроение, металлургия, станкостроение, добыча минеральных ресурсов.

По итогам саммита приняты Этеквинская декларация и Этеквинский план действий (Этеквини – округ, в котром расположен Дурбан). Сенсаций эти документы не содержат, преимущественно общие фразы. Вообще, в повестке дня саммита очень часто звучало словосочетание «обмен мнениями». Для подобных мероприятий оно вообще характерно. Трудно говорить о каких-либо обязывающих решениях, принимаемых в таком формате. Недаром вновь заговорили о создании рабочего инструмента сообщества — виртуального секретариата БРИКС. Но даже это остаётся пока лишь расплывчатым проектом.

Зачем России нужно членство в ещё одном «клубе по интересам»? Между тем, официально участие в БРИКС для нас является одним из внешнеполитических приоритетов. Через это сообщество планируется даже повышать эффективность ООН. Каким образом? Если оставить экивоки, ответ будет один, чтобы предотвращать использование ООН в свержении режимов, «социально близких» властям РФ (и КНР).  Побуждение понятно. Но продуктивность замысла неочевидна. Уже потому, что роль ООН в таких свержениях далеко-далеко не ключевая.

Членам «пятёрки» проще один на один

Конечно, лишний рычаг воздействия на общемировые процессы помешать не может. Если этот рычаг по-настоящему действенен. Но кто сейчас вспоминает совместные заявления по глобальной продовольственной безопасности первого саммита тогда ещё БРИК (Екатеринбург, 16 июня 2009 года)? Решения второго саммита (Бразилиа, 15-16 апреля 2010 года) о создании нового мирового финансового порядка? Третий саммит (китайский остров Хайнань, 13-14 апреля 2011 года) запомнился лишь расширением аббревиатуры с БРИК до БРИКС за счёт вступления ЮАР да поддержкой желания России войти в ВТО. Наиболее прикладным стал четвёртый саммит (Нью-Дели, 28-29 марта 2012), да и там речь шла об ограниченных сегментах банковского бизнеса. А ведь были и декларации об усилении влияния во Всемирном банке и МВФ, о всеобъемлющей реформе ООН, о мирном урегулировании конфликта в Ливии, ситуации вокруг Сирии и Ирана. Как они повлияли на естественное течение процессов, всем известно.

Другое дело – двусторонние связи. С китайцами Путин общался на днях, поэтому сейчас упор был сделан на контактах с лидерами ЮАР и Индии. С президентом ЮАР Джейкобом Зумой прошло достаточно гладко. Главный вопрос – наращивание торгово-экономического сотрудничества. Задел здесь хорош. В 2012 году двусторонний товарооборот увеличился на 66,3%, до $964,3 млн. Российский экспорт в Южную Африку составил $278,7 млн. Основная доля поставок приходится на нефтепродукты, химпром, машины, оборудование, продовольствие, древесину. Южноафриканский экспорт в Россию достиг $685,6 млн.

Российский бизнес заинтересован в южноафриканском рынке. «Ренова» уже инвестировала $350 млн в марганцевые рудники. «Норильский никель» вложил $100 млн в реконструкцию медно-никелевой фабрики. Кроме того, Россия готова помочь ЮАР – бедной нефтью и газом, но богатой ураном — в становлении атомной энергетики. Особенно в свете долгосрочного плана Претории по строительству нескольких атомных энергоблоков к 2030 году. Россия готова подключиться по всей технологической цепочке – от добычи сырья до производства оборудования. Наконец, РФ и ЮАР планируют совместное производство многоцелевого вертолёта. Благо в небе Африки уже летают порядка тысячи российских машин, хорошо знакомых местным пилотам.

Несмотря на сравнительно недавнюю встречу, Путин также пообщался с премьер-министром Индии Манмоханом Сингхом. Этот контакт точнее всего охарактеризовать как «сверку часов». Познакомился российский президент и с египетским коллегой Мохаммедом Мурси (Египет не входит в БРИКС, однако по ряду параметров близок к ЮАР, и присутствие Мурси в Дурбане смотрелось логично). Конкретных межгосударственных договорённостей заключено не было. Но сам факт встречи показателен.  Два года руководство РФ более чем холодно реагировало на арабские революции, избегая официальных контактов с новыми властями североафриканских стран. Теперь, похоже, реальность начинает осознаваться и признаваться.

Свет в конце кошмара

Словно завершающим аккордом прозвучал конфликт российской делегации с южноафриканскими секьюрити. Причиной стала гипертрофированная бдительность местной службы безопасности при допуске в Центр международных конференций «Чиф Альберт Лутули». Это действительно уму непостижимо. Под раздачу автоматчиков едва не попали ключевые фигуры российской делегации — министр иностранных дел Сергей Лавров и помощник президента по международным делам Юрий Ушаков. Нелегко пришлось и президентскому пресс-секретарю Дмитрию Пескову.

Быть может, кому-то с ностальгие вспомнились времена апартеида. Скажем, 1970-е, когда расистскую ЮАР называли «счастливейшим в мире полицейским государством». Что ни говори, тогдашняя полиция умела оберегать порядок. Да и охранка апартеида с говорящей английской аббревиатурой BOSS, хоть и называлась в Советском Союзе «бурским гестапо», с организационной точки зрения была на высоте.

Полномасштабной свалки всё же удалось избежать. Но отрезанные от своих чиновники, телохранители и журналисты кремлёвского пула проникали в зал заседаний с чёрного хода, через автопарковку. Таких инцидентов в истории саммитов вроде не припоминается. Но в Африке свои модели поведения. Основанные на африканских реалиях, а не на международном  протоколе. Кстати, Владимир Путин, обращаясь к Джейкобу Зуме, сказал несколько слов о сотрудничестве органов безопасности ЮАР и РФ.

А когда Зума выступал с заключительным словом, в зале погас свет. Раздался гомерический хохот, и электричество включилось вновь. «Кошмарная организация» — таков типичный отзыв СМИ. Не о БРИКС вообще, только о проведении дурбанской встречи.

Поделиться