Первыми всеобщими выборами 2020 года стало голосование за президента Хорватии. Хотя, справедливости ради, следует заметить, что стартовало оно ещё в декабре 2019-го, когда проходил первый тур. Второй и окончательный состоялся 5 января. Социал-демократический оппозиционер Зоран Миланович победил нынешнего президента – консервативную демохристианку Колинду Грабар-Китарович. Такое вот вступление к предстоящему политсезону.

Хорватия, как и большинство стран Евросоюза – парламентско-президентская республика. В системе исполнительной власти важнее не президент, а правительство. Но всё-таки президент Хорватии является главой государства, высшим должностным лицом. Избирается он всенародно. Естественно, все ведущие политические силы хорватского общества в той или иной степени участвовали в электоральной борьбе.

Вплоть до января сего года на всех высотах хорватской власти находились правоцентристы во главе с партией Хорватское демократическое содружество (ХДС). В 2015-м кандидат ХДС Колинда Грабар-Китарович была избрана президентом, на следующий год на парламентских выборах победило ХДС и его союзники. Было сформировано коалиционное правоцентристское правительство во главе с представителем ХДС Андреем Пленковичем. Наконец, в 2017 году ХДС подтвердило статус первой партии на муниципальных выборах. Остаётся добавить, что именно ХДС – отметившее в минувшем июне своё 30-летие – есть партия хорватской независимости: его исторический лидер и первый президент Франьо Туджман провозгласил независимость Хорватии от Югославии и возглавлял страну в трудное время войны с белградским правителем Слободаном Милошевичем.

Экономический фон тоже способствовал победам ХДС. Именно с 2015-2016 годов для хорватской экономики характерен стабильный подъём. По прогнозам экспертов, в наступившем году он может достигнуть 2,5% ВВП. Последовательно растут внутреннее потребление и иностранные инвестиции. В хорватскую экономику регулярно поступают средства европейских структурных фондов: за 2014–2020 годы сумма этих вложений превысила 10,5 млрд евро. Показатель безработицы – 7,5% трудоспособного населения. Немало, но бывает куда больше.

Но если Хорватия и может считаться благополучной страной, то по меркам Центральной и Восточной Европы. Так, ежемесячный ВВП на душу населения в хорватском государстве сейчас немногим более тысячи евро. Значительное количество хорватов уехали на заработки в Германию, Австрию, Швейцарию. Нельзя сказать, что правоцентристское правительство не осознаёт глубину социальных проблем (особенно это относится к внутренним районам). Кабинет Пленковича имеет чёткую стратегию: содействие мелким и средним предприятиям, развитие производственных мощностей, либеральная налоговая реформа. Однако всё это не в полной мере соответствует царящим в обществе настроениям. Что и показали и результаты выборов. Ознаменовавшие, выражаясь словами профессора Венского университета Карла Шмидта, «завершение короткого всевластия ХДС в хорватской политике».

Это случилось даже несмотря на то, что правящий блок вновь выдвинул на высший государственный пост достаточно популярную и «медийную» Колинду Грабар-Китарович. Красивая и эффектная женщина прославилась на весь мир энергичным фанатением за национальную сборную во время позапрошлогоднего мундиаля в России. Но карьерный дипломат Грабар-Китарович, в своё время посол в США и министр иностранных дел, на президентском посту делала ставку именно на внешние эффекты. Активно развивая отношения со Словенией, примиряясь с Сербией, продвигая расширения ЕС за счёт небогатых стран западной части Балканского полуострова, она как бы самоустранялась от внутренней повестки. В итоге уже в первом туре она уступала сопернику-левоцентристу Милановичу.

У правого лагеря теоретически был сильный резерв в лице «бронзового» призёра первого тура Мирослава Шкоро. Известный в своей стране поп-музыкант, певец с большим рейтингом, пропагандировал «победу нового». Как замечал Шкоро в ходе кампании: «Если в Украине мог принести присягу бывший комик, то почему во главе Хорватии не может быть певец?» Певец частенько позволял себе критиковать действующую власть с национал-популистских позиций. Не удивительно, что его поддержали крайне правые – Хорватская консервативная партия, партия «Хорватский рост». Собрав почти четверть голосов, он немного отстал в первом туре от госпожи президента. Но, как и предрекали политические комментаторы, перед вторым туром Шкоро не стал публично заявлять о поддержке того или другого кандидата.

И вот в итоге, при довольно убедительной по балканским меркам явке (почти 55% граждан пришли на избирательные участки), глава государства не сумела преодолеть отставание от кандидата широкой левоцентристской коалиции Зорана Милановича. Избранный президент, что называется, тяжеловес в национальной политике. Почти 10 лет он возглавлял ведущую левоцентристскую партию страны – Социал-демократическую партию Хорватии. С 2011-го по 2016-й служил в должности премьер-министра. В последние годы отошёл от политики, занимаясь консалтинговым бизнесом. Теперь вот вернулся. Обещал избирателям стать «президентом современной, прогрессивной и открытой Хорватии» – и победил, получив на выборах 5 января около 52,7% голосов.

Инаугурация Милановича предстоит 18 февраля. «Политического цунами» в от этого не произойдёт. Хорватия – устоявшаяся демократия, и смена власти там норма. Тем более, что правительство остаётся в руках тех же правоцентристских сил. Стратегию внешнего позиционирования Хорватии Миланович не ставит под сомнение стратегию внешнего позиционирования Хорватии. Однако, ХДС и всем хорватским правым появилось над чем задуматься.

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

Власть

У партнёров