Младший Кастро заказал программу кубинского нэпа

«Я отказался от всех политических и руководящих постов. После прокламации 31 июля 2006 года я не пытался восстановить своих полномочий», — сказано в заявлении старшего Кастро, распространённом кубинскими государственными СМИ. Формально из этого следует, что Раулю передано руководство не только Госсоветом, правительством и вооружёнными силами (государственные должности в системах этого типа не первостепенны), но и ключевое — партийное.

Приход Рауля Кастро формально выглядит обновлением и омоложением высшего руководства. Он на пять лет моложе Фиделя, ему всего 79. Из них 52 года он – второй человек Кубы. Из них 45 лет – партийный куратор армии, полиции и спецслужб. Считался представителем радикального крыла в кубинском руководстве, мотором внешней экспансии в духе Че Гевары. Именно с его именем связаны африканские военные экспедиции и центральноамериканские спецоперации (в начале 1980-х ходили слухи, будто Рауль Кастро даже предлагал Советскому Союзу военную помощь в Афганистане, но против этого выступил Фидель). Идеологически Рауль Кастро занимал ортодоксально-коммунистические позиции, похожие на троцкизм. Для завершения наброска отметим, что генерал Рафаэль дель Пино, в 1987 году бежавший в США, недвусмысленно говорил о причастности кубинской верхушки к международному наркобизнесу: «Я не раз получал приказы из ведомства Рауля Кастро – не препятствовать пролёту такого-то объекта в таком-то направлении».

Но с середины 1990-х чёткость этого образа начала размываться. Именно Рауль Кастро оказался во главе группы «реформаторов поневоле», вынужденных искать способ избежать коллапса после прекращения советских субсидий, которые только и поддерживали на плаву махину сверхцентрализованной экономики. Он резко сократил численность армии и расходы на её содержание. Он же инициировал робкие, но всё же реформистские шаги общеэкономического характера: введение конвертируемой денежной единицы, стимулирование туристического сектора, разрешение мелкой частной торговли, хозрасчётное расширение прерогатив предприятий.

Впрочем, наиболее успешные из его реформ заключались не в действиях, а в бездействии – власти стали демонстративно закрывать глаза на местных «спекулянтов» и «цеховиков». Получив сигнал в плане «работайте, не тронем», те удержали кубинскую бедность от обвала в тотальную нищету и тотальный же хаос. Немалую роль сыграл в этом и откровенный криминал. Кубинская мафия играет большую роль в хозяйственных циклах, во многом контролируя частный извоз и реализацию морепродуктов. Более того, этот слой превратился в социальную опору режима. Как пояснял один из криминальных боссов в анонимном интервью российскому изданию, «мы наладили свой бизнес, нам нужна стабильность, а без Кастро сюда придут бандиты из Майами и перережут нас».

В августе прошлого года Рауль Кастро представил программу дальнейших шагов. Было объявлено о предстоящих сокращениях госсектора. Предстоит около полумиллиона увольнений. Это порядка 20% официально зарегистрированных госслужащих.

Куба не Великобритания, где аналогичный план привёл к массовым демонстрациям оппозиции. Здесь за это обязаны сказать спасибо партии, правительству и лично обоим братьям. Однако младший брат сообщил, каким образом будет облегчаться участь уволенных: планируется расширять и стимулировать частнопредпринимательский сектор. Непонятно, правда, каким образом каждого пятого работника собираются трудоустроить в парикмахерские и кафе. Вслед за «А» должно прозвучать и «Б» — иначе говоря, программа приватизации. Или же придётся взять назад «А» — до поры до времени.

Разрешить эту дилемму поручено заместителю председателя Госсовета Марино Мурильо и министру экономики Искьердо Родригесу. Оглашение плана «фундаментальной экономической реформы» (именно так характеризует Рауль Кастро намеченные изменения) ожидается в апреле на VI съезде КПК.

Вероятно, в практике своего нэпа кубинские власти попытаются не заходить слишком далеко – они уже повысили налоги и усложнили порядок выдачи лицензий. Экономические свободы опасны для партийных режимов, а монополию власти КПК Рауль Кастро никогда не ставил под сомнение. Смысл её аннулирован им самим – Батиста не запрещал ни ресторанов, ни парикмахерских, а именно их насаждение де-факто стало главной задачей кубинских коммунистов. Но такие режимы смысла и не ищут, они существуют сами для себя. Пока им позволяют существовать.

Поделиться