Москва в Будапеште раскалывает Евросоюз

Текущий месяц идёт под знаком активного наступления российской дипломатии. Минские договорённости способствовали военно-тактическим успехам прокремлёвских сил на Донбассе. По их итогам Владимир Путин может в таком ключе высказываться о ситуации в Дебальцево: «Надо закончить проблему, связанную с окружённой группировкой. Я очень рассчитываю на то, что ответственные лица в украинском руководстве не будут мешать военнослужащим украинской армии складывать оружие». Российская делегация в ООН вносит резолюцию, единогласно вотированную Советом Безопасности (Украина в этот орган не входит) – «обеспечить всеобъемлющее прекращение огня», т.е. капитуляцию украинских войск. Но самый эффектный ход – визит российского президента в венгерскую столицу. Впервые продемонстрировавший раскол Европы на уровне не групповых настроений, а государственной политики.

орб1Будапештская поездка Путина формально имела ограниченную повестку – газовые поставки, новый вариант «Южного потока». Реально же визит стал концептуальным внешнеполитическим актом Москвы. Было наглядно продемонстрировано: Кремль имеет союзников не только в государствах типа Венесуэлы, Зимбабве, Анголы и Танзании. Путину оказывают поддержку официальные власти страны – члена Евросоюза. Причём в Восточной Европе, которая считается средоточием антироссийских настроений, наследованных от антисоветизма второй половины XX века.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан фактически солидаризировался с президентом РФ в острейшем политическом вопросе современности – украинской гражданской войне. Именно там, в Будапеште, Путин и говорил об «окончании проблемы» с украинскими войсками в Дебальцево. И констатировал собственный оптимизм относительно этой ситуации.

«Венгрия нуждается в России, – говорил премьер Орбан. – Нам важно, чтобы Россия была открыта для венгерской продукции, и чтобы Венгрия получала энергоресурсы. Попытка Евросоюза изолировать РФ, взаимные санкции между сторонами вредят всем. Будапешт рассчитывает на сотрудничество с Москвой». Экономическая часть путинского визита действительно оказалась продуктивной. Согласованы условия поставок российских энергоносителей в Венгрию, эта страна гарантирована от «газовых войн». Плата за газ частично допускается задним числом. Любой путь транспортировки, заменяющий «Южный поток», будет проложен по венгерской территории. (Надо сказать, тут Будапешт даже конкурирует с Софией и Анкарой – Бойко Борисов и Реджем Тайип Эрдоган наперебой предлагают свои услуги Москве.) Стороны дали понять, что Венгрия де-факто не признаёт запретов на экспорт в Россию. Путин особо отметил совместные проекты в агропромышленном комплексе. Подписаны также соглашения о межрегиональном сотрудничестве, о контактах в сферах образования и медицины, соглашение о совместной подготовки кадров атомной энергетики. Генеральное консульство Венгрии откроется в Казани.

орб3Суть, однако, не в этом. Главный смысл визита – конституирование своего рода «оси Москва–Будапешт». Власти РФ наши-таки в Европе государство, которое реально разделяет с ними общие ценности и не стесняется этого. Недаром сенатор Джон Маккейн не так давно шокировал Госдеп, назвав Виктора Орбана, официального партнёра США, «неофашистским диктатором». Это показалось слишком, хотя американо-венгерские отношения и без того сложны. В прошлом году шестерым венгерским министром был закрыт въезд в США по подозрениям в коррумпированности.

Виктор Орбан – лидер партии «Фидес». Эта организация появилась ещё в 1988 году, на излёте коммунистического правления. Создали её радикальные студенты-антикоммунисты, фанаты восстания 1956 года. Лидеры группы Петер Молнар и Габор Фодор стояли на ультралиберальных позициях.

Виктор Орбан в те времена в революцию не торопился. Умеренно и аккуратно работал социологом и юрисконсультом на предприятиях пищепрома ВНР. Был вполне лоялен правящей компартии, но принадлежал к тем, кого Янош Кадар ругал за двусмысленность: «Говорят о дружбе с Советским Союзом, а думают совсем другое». Когда ВНР превратилась в Венгерскую Республику, Орбан активизировался в политике. Выяснилось, что скромный клерк обладает мощным потенциалом властной воли. Примкнул к «Фидесу», быстро возглавил, убрал основателей, и превратил ультралиберальную партию в ультранационалистическую. Причём под его руководством политический «infant terriblé» превратился в одного из столпов системы. Правый «Фидес» чередуется у власти с социалистами (происходят от бывшей правящей компартии). Виктор Орбан возглавляет правительство Венгрии уже второй раз.

Он умеет выжидать. До последнего времени многое держал при себе. Крайний национализм Орбана был очевиден и давно уже вызывал отторжение политкорректной Европы. Однако он умело упаковывался во фразеологию респектабельного правого консерватизма. Пора «расчехлиться» настала в прошлом году.

Украинская революция заинтересовала Орбана только с одной стороны: в украинском Закарпатье компактно живут венгры. Конечно, правительствующий «Фидес» пока не может выступать прямо, как неонацистский «Йоббик»: «Крым российский, Закарпатье мадьярское!» Но общая установка очевидна. Орбан явно благодарен Путину за созданный в Крыму прецедент. Объединение «разделённого венгерского народа» в едином государстве под эгидой партии мадьярских националистов – постулат радикальных единомышленников Орбана.

karaylОткровеннее зазвучали и внутриполитические высказывания премьера. «Нелиберальная демократия» – так в прошлом году назвал Виктор Орбан свой политический идеал и отстраиваемый в Венгрии режим. Конечно, по чиновной диктатуре, расправам над оппозицией, тотальному контролю над СМИ современной Венгрии далеко до современной России (хотя по части прессы видится немало общего). Но реальное сходство создают авторитарные устремления правящего слоя и идеология «духовных скреп»: агрессивный национализм (в Венгрии, разумеется, мадьярский), культ государства (проще говоря, начальства), ярая ксенофобия «осаждённой крепости» (теоретически обосновываемая, как и в России, трагическими эпизодами национальной истории).

Западные комментаторы говорят о покупке Москвой политической лояльности Будапешта в обмен на экономические преференции. Всё та же «дипломатия чековой книжки», как с тихоокеанскими атоллами. Этот фактор присутствует, и он важен, хотя финансовое положение России уже не позволяет особенно широких жестов. Но нельзя забывать о более фундаментальной общности – политико-идеологической. Причём далёкой от обычной «право-левой» политологии. Характерно, что другим союзником путинской Москвы, наряду с крайне правым Будапештом, выступают теперь крайне левые Афины. Тотальность власти, идеология принуждения, пропаганда исторической обиженности – вот в самом общем наброске основы складывающегося международного феномена.

Ключевым критерием становится отношение к Украине и Майдану. Визит Путина был встречен протестными акциями венгров, несогласных с курсом своего правительства. Лозунги «Путину – нет, Европе – да!» соседствовали с украинскими флагами.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться