Беглов отчитался за первую неделю сентября. Хотя можно было бы уже отчитаться по результатам за год. Или даже за два, если считать, что в качестве врио он утруждался по-настоящему, а не понарошку, лишь бы как. Но раз уж получилось узнать о делах Беглова хотя бы за неделю, то грех не воспользоваться.

Итак, что же удалось совершить Беглову за неделю? Во-первых, провёл ревизию в школах («наши дети должны учиться в самых лучших условиях») на предмет наличия бассейна и горячих завтраков. Заодно поздравил с 1 сентября, посюсюкал с «первоклашками». Во-вторых, наконец-то разрешил открыть («главное ― соблюдение рекомендаций Роспотребнадзора») театры, кинотеатры и фуд-корты, а заодно отменил предварительную запись в плавательных бассейнах, фитнес-центрах, библиотеках и архивах., стандарта безопасной деятельности, социальной дистанции. В-третьих, проинспектировал новый корпус Госпиталя для ветеранов войн («может быть экстренно переоборудован под инфекционное отделение»). В-четвёртых, сделал прививку ― не разрекламированную отечественную вакцину от COVID-19, а от обычного сезонного гриппа (почему бы?).

Вообще-то, на взгляд рядового горожанина, действия совершенно непродуктивные. Кашу в школах должен проверять районный работник комитета по образованию. Прочность потолочных конструкций и удобство медицинских коек ― специалисты по строительству и здравоохранению. Разрешение на работу кинотеатров и кафешек ― СЭС. Что касается прививки, то это вообще личное дело, никакого касательства к службе не имеющее.

Но есть ещё одно дело, сделанное Бегловым на прошедшей неделе. Оно самое главное. Завтра день начала Блокады Ленинграда. Для большинства питерцев это действительно важный памятный день. В связи с этим Беглов и отметился ― посетил обновлённую экспозицию «Бункер Жданова» в историко-мемориальном музее «Смольный».

Похоже, именно этот бункер стал главной бегловской заботой последних дней. Открыт он в прошлом году к 75-летию полного освобождения Ленинграда от блокады. На глубине 12 метров под Смольным. В годы блокады в этом бомбоубежище прятался первый секретарь Ленинградского городского и областного комитета ВКП(б) Жданов. По мнению Беглова, это место стало центром борьбы с нацизмом, где Жданов по 20 часов в сутки разрабатывал военные операции, крепил оборону, решал вопросы жизнеобеспечения осаждённого города. В общем, мало чем отличался от Беглова. Разве что не такой расторопный был, всё больше на своего помощника полагался, секретаря горкома Кузнецова. Который был помоложе и пожёстче. Сам-то Жданов время от времени слабину давал ― во время блокады даже пролоббировал уникальное постановление о том, чтобы платить зарплату работникам даже остановленных предприятий. Не то, что Кузнецов. Этот сразу по поводу постановления возмутился, добился на бюро горкома другого. О лишении зарплаты всех, кто не является на предприятие. Даже больных. Потому что «на самом деле они ― здоровые, только трудиться не хотят, да ещё и потребляют запасы продовольствия и топлива».

Но Беглов человек сердечный, душевный, к бетонной строгости непривычный. Он всё больше лаской… И как Жданов ― для народа. Преемственность, в общем, соблюдает. Мало, что завтраки в школьных столовых пробует, койки ветеранов проверяет, он и культуру в массы несёт. Тоже как Жданов, который строго спросил и с журналов «Звезда» с «Ленинградом», и с Ахматовой с Зощенко.

Беглов тоже о высоком радеет. Как умеет. Кому бы ещё в голову пришло в старом смольнинском бомбоубежище музей сталинскому сатрапу устраивать? А Беглов постарался ― 7,6 млн казённых рублей выложил. В прошлом году. Сколько стоил городу и сколько ещё будет стоить этот элитный подвал, пока не ясно. В этом году экспозицию бункера расширили в четыре раза (со 120 квадратных метров до 450), были реконструированы служебные помещения, «Медсанчасть», «Буфетная» и «Комната отдыха», и назвали по-новому ― «Штаб обороны Ленинграда» (какой же штаб без буфета?). А Беглов уже строит новые планы. Восстановить технический этаж с артезианской скважиной, коридоры, ведущие в парк. Будто для себя старается. Но нет. Он смотрит шире и уже начинает задумываться о том, как бы найти возможность проводить экскурсии для обычных посетителей (раньше только для особо приближённых).

И то сказать. Как же важно, особенно молодому поколению прикоснуться к жизни советской элиты ― изучить, например, меню блокадного буфета. Там ведь, в бункере, подлинные предметы мебели и личные вещи партийной номенклатуры, документы блокадного времени, даже телефон правительственной связи и собственную лампу Жданова. И сам Жданов. Восковой. Вместе с Жуковым и Говоровым. И с ребёнком в военной форме. Это всё невероятно эмоционально, и главное ― исключительно по рекомендациям целой группы крупнейших историков.

То есть течёт в городе спокойная мирная жизнь. И проблем никаких. Кроме разве что музейных.

Между тем, в ЗакСе проходит нулевое чтение бюджета. В нынешнем году ожидалось, что город получит 674 млрд рублей, теперь снизили до 574 млрд рублей. На следующий год планируется получить меньше 500 млрд рублей. Получать, разумеется, с бизнеса. В частности, с владельцев ресторанов, фуд-кортов, кинотеатров, фитнес-клубов, которые были закрыты чуть ли не полгода. С малого бизнеса. Количество предприятий которого за год (с августа 2019 года по август 2020) в Петербурге сократилось на 16,3 тысячи.

Для того, чтобы этот малый бизнес совсем не загнулся и было, с кого драть налоги, город планирует помочь. Комитет по промышленности даже требует для этого дополнительные средства. Целых 400 млн рублей. Из них 100 млн рублей КППИТ планирует направить 100 млн рублей на проведение конгрессно-выставочных мероприятий — Международного военно-морского салона, Петербургского международного инновационного форума и других столь же полезных малому бизнесу мероприятий. Аппетиты довольно скромные, если учесть, что другой комитет Смольного, по образованию, требует 740 млн рублей только на одно мероприятие ― подготовку и проведение Европейского чемпионата по профессиональному мастерству WorldSkills. Который, возможно, пройдёт в Петербурге в 2022 году.

А может быть, не пройдёт. Уже сейчас в связи с отравлением Навального в Евросоюзе обсуждают вопрос об очередных санкциях. Польский премьер Матеуш Моравецкий уже прямо называет режим РФ враждебным. Неужели же робкие европейцы решатся отправлять своих перспективных молодых специалистов во вражье логово? Не в Москву даже, а прямиком туда, откуда есть пошла нынешняя российская власть.

Впрочем, могут быть и другие причины. Более приземлённые что ли… Те же озверевшие от безысходности бизнесмены. Вряд ли им сильно интересен проект «Мой бизнес», где обучают навыкам лидерства. Те же молодые профессионалы, потерявшие надежду найти работу. Вряд ли их сильно вздухарит какой-нибудь симпозиум по разрешению трудовых конфликтов. Они не будут вечно ждать, когда цены на нефть дорастут до $120 за бочку. Или доллар вдруг рухнет до 25 рублей. И ― тем более ― реальной помощи от власти. Последние полгода научили многому. А ведь ещё в школе учили: мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Вот и попробуют.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

в Петербурге

Власть

У партнёров