Кампания по исправлению российской Конституции набирает обороты. Компания по исправлению российской Конституции штампует поправки. Их даже публикуют и обсуждают. Иногда даже всерьёз. Председатель российского Союза женщин Екатерина Лахова предложила закрепить в основном законе страны неприкосновенность экс-президента. И это может несколько испортить впечатление от будущего всенародного торжества.

Предстоящая конституция, судя по всему, будет представлять этакий средневековый свод всех законов, включая уголовные. Принимают её не за закрытыми дверями, и не какие-то особо избранные высокомудрые юристы, а «глубинный народ». Именно тот, который так пафосно и чётко описал в своей фундаментальной работе только что уволенный Сурков. Уволен он за какое-то несоответствие мыслей, но его идеи признаны правильными. И начали воплощаться в жизнь прямо на его глазах. Видимо, увидев это под своим окном, он, будучи человеком не совсем тупым, ужаснулся. Крамола была замечена, результат воспоследовал немедленно. Ну, туда ему и дорога, мы не о нём, а о конституции.

Исправлять её доверили в том числе и Екатерине Лаховой ― даме уже тёртой, хорошо знающей правила игры. Но тут она, кажется, излишне погорячилась. Она и раньше проявляла некоторую горячность ― выступая против «популизма» в виде увеличения потребительской корзины. Или требуя принудительной стерилизации и абортов для «недостойных». На этот раз предметом её попечения и внимания стал будущий российский экс-президент. Вообще-то в политике она уже давно, с самого основания «Единой России» входила в генеральный совет партии. Которой руководит бывший российский президент Медведев. И как-то все эти годы не приходило ей в голову, что ему надо пожизненно обеспечивать неприкосновенность. Может, конечно, забыла, что он тоже когда-то был президентом. Это ведь не все помнили, даже когда он им действительно числился.

Лахова, вероятно, так и предположила. Поскольку говорила в основном о том, что президент-де исполняет всяческие обязанности и принимает решения, чего за Медведевым, кажется, не водилось. Другое дело действующий президент. Он не только исполняет сейчас, но может что-нибудь продолжить и в будущем. В качестве экс-президента. А потому нужна «конституционная гарантия независимости его деятельности, в том числе и при исполнении обязанности действующего главы государства». То есть, проще говоря, Лахова предлагает гарантировать Путину неограниченную возможность поступать, богов не боясь и с людьми не считаясь.

Собственно, он и сейчас так поступает. Но, видимо, чего-то всё-таки опасается. Для того Конституцию и исправляет. С помощью всплывающих из глубин. Хотя уже известны некоторые высокомудрые предложения, которые станут её фундаментом. Так называемые президентские поправки. Их даже не обсуждают, всё уже решено. Будущий президент (тут, правда есть неясность, станут ли его называть верховным правителем, и если станут, то с какой буквы) не будет работать во имя народа и страны более двух сроков. Даже с перерывами. Два ― и точка.

Но за это точно отмеренное ему время он сможет хоть ежедневно увольнять и назначать конституционных судей, по потребности разгонять парламент и блокировать любой закон, принятый народными избранниками. С древнеримских времён такие полномочия именовались диктаторскими (по-древнегречески – тиранскими). Если бы не все остальные поправки, предложенные тоже Путиным. Они касаются премьера, который и в нынешних-то условиях не очень самостоятелен, Совета Федерации ― вполне ручного и теперь, Госдумы, которую вскоре лишат даже формальных полномочий. Но не особенно важны. Поскольку, как предполагают аналитики, вся власть сосредоточится в неведомом доселе в современной российской истории Госсовете. О функциях которого загадочно молчат. И которым кто-то будет руководить. Вот этот кто-то и станет реальным верховным правителем. Скорее всего, с заглавной буквы.

Это и есть фундамент, основной закон, то есть конституция. Весь остальной антураж создают шесть сотен «глубинных», чтобы замылить глаз будущему участнику так называемого референдума о поправках. Который пройдёт с большим размахом и станет, вероятно, новым государственным праздником. Назначен он на среду, но уже объявлен выходным. Подготовка к нему идёт полным ходом.

Кремль уже провёл семинары по проведению референдума. Названы контрольные цифры: явка 60%, результат ― «за» ― 70%. При этом главам регионов популярно разъяснили, что этот референдум ― «закрепление наследия президента Владимира Путина на долгие годы, чтобы в будущем ни один президент не мог его расплескать». Отнестись к работе нужно с полной отдачей, как на президентских выборах. Но конкретных установок не дали ― каждый действует по своему разумению, обеспечивая конечный результат. Главное, создать атмосферу всенародного праздника и веселья.

Вероятно, предполагается, что веселящийся-ликующий народ не станет особо задумываться над смыслом предложенных исправлений, и подмахнёт их одним росчерком. А уж потом, поутру, проснувшись и протрезвев, задумается о том, что произошло. Но будет уже поздно. Особенно, если исправление Лаховой будет включено в основной закон. Наравне с упоминанием имени бога, индексацией пенсий и защитой животных.

Но тут возникает какая-то нестыковка. На лаховское предложение о неприкосновенности ответил один из руководителей и вдохновителей рабочей группы по исправлению основного закона Павел Крашенниников: это уже обсуждалась. И закреплено в федеральном законе. В Кремле к этой инициативе тоже отнеслись как бы даже и прохладно. Путинский пресс-секретарь Песков заявил, что не будет комментировать, пока не огласят весь список. Вот будет второе чтение, и это предложение пройдёт (а разве уже есть какие-то признаки, что может не пройти?), то тогда оно, конечно, будет вынесено на общенародное голосование.

В общем, похоже, Лахова лоханулась, вылезла с предложением раньше времени (уж не говоря, напомнила слова поэта о такого рода гарантиях: «Для саммита экс-президентов готовят голландский СИЗО»). Его, видимо, приберегали под самый конец, чтобы засунуть где-нибудь между семьёй (которая «союз мужчины и женщины») и научно-технологическим развитием (которое «приоритет»). Чтобы в глаза не бросалось. И народ из своей глубины в пылу праздника не заметил. Потому как, представляется, именно этот пункт может весь праздник испортить. Народ-то хоть и глубинный, но всё-таки ― наследник трёх революций. Читать и думать умеет.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров