Жители Дальнего Востока, уже успевшие не только встретить, но и отпраздновать Новый год, выложили в Сеть обращение президента к гражданам. Вышло оно самым… своеобразным за всю историю этой новогодней медийной традиции. Коснувшись «общеграждан», Владимир Путин почти тут же увел речь в сторону тех, кто «сейчас на службе». О производственной необходимости встречать праздник за станком речь шла тоже. Но основном все-таки поздравление президента относилось к условно мобилизированным россиянам.

путДо сих пор ни один из комментаторов новогодней президентской речи так и не заметил, что она вообще не обращена к подразумеваемым «дорогим россиянам». Это – сугубо казарменное поздравление, оно относится только к тем, кого принято считать локомотивами мобилизационной стратегии. В первую очередь Путин назвал солдат и медиков. Рабочие подразумевались, но лишь общими штрихами. Других категорий граждан перечислено не было. Это на фоне приближающегося социального коллапса – достаточно красноречивый показатель.

Слово «террор», прозвучавшее на Новый год, могло бы похоронить рейтинги менее удачливых глав государств. Но для Путина, чьи рейтинги давно публикуются по согласованию с администрацией президента, это не опасно. В последнее время привычка подкручивать стрелку манометра вообще стала выходить у «кремлёвских» из-под контроля. Особенно показателен пример Алексея Улюкаева, униженно просившего мировые (то есть, неподотчётные РФ) рейтинговые агентства уронить индекс Украины. Министр экономразвития РФ при этом отдувался за своего коллегу из Минфина Антона Силуанова, предрекавшего Киеву предновогодний дефолт. Пророчество не исполнилось, традиционный смотритель Moody`s Силуанов тут же забыл о своих словах, но осадок остался.

О терроре Владимир Путин говорил в связи с операциями ВКС РФ в Сирии. В крайне немногословной речи он счёл нужным отдельно подчеркнуть важность «миссии» военнослужащих, исполняющих свой долг на Ближнем Востоке. Им посвящено больше времени по хронометражу, чем кому бы то ни было. Снова зазвучали перепевы про «дальние рубежи», на которых Россия встречает террористическую угрозу. При этом президент забыл упомянуть о своём докладе на коллегии Минобороны трехнедельной давности, в котором признал наличие «ячеек ИГИЛ» (запрещенного на территории РФ) чуть ли не в каждом крупном городе страны. К чести президентских спичрайтеров, такое не было в полном объёме перенесено в новогоднее поздравление. Впрочем, бряцания оружием и так оказалось достаточно.

патМобилизационная по характеру текстовка поздравления в духе пожеланий воюющей стране наталкивает на мысль о том, что следующий год Кремль решит удерживать власть самыми топорными методами. По старой проверенной методике, трудности искусственно созданы – разжиганием контрреволюции в Украине и поддержкой диктатуры в Сирии – и мужественно преодолеваются. Внешний враг обозначен в лице ИГИЛ, но этого явно недостаточно. Подробнее можно узнать от секретаря Совбеза.

Николай Патрушев озвучил основные параметры принятой перед самым Новым годом «Стратегии национальной безопасности». В которой, по его словам, основной упор сделан на «новые вызовы». В комментариях кремлёвскому журналистскому пулу Патрушев сходу назвал главного врага РФ. По мнению Совбеза, это даже не абстрактный международный терроризм, а США и НАТО. С этого дня новую холодную войну можно считать официально объявленной. Вся словесная шелуха окончательно слетела.

Не преминул секретарь Совбеза пройтись по следам основных тезисов, прозвучавших в речи Владимира Путина на климатической конференции в ноябре. По мнению Патрушева, климатические изменения, наряду с вирусной опасностью и проблемой беженцев, являются важными факторами, формирующими лицо нового глобализированного мира. В стратегии также упоминается проблема нехватки пресной воды. С этой точки зрения путинские стратеги сделали шаг вперед, наконец осознав, что чистая почва и вода – главные ценности самого недалекого будущего. Подразумевая, как водится, собственную ведуще-указующую роль на этом направлении. Что далеко не бесспорный тезис. Безудержное разбазаривание именно этих ресурсов за сущие гроши в пользу дальневосточного «партнёра» скорее можно записать в провальные инициативы кабмина.

Во главу угла вроде бы ставится принцип территориальной целостности. И для Совбеза, и для Путина, особо поздравившего пограничников. Но такая постановка вопроса совершенно лишена смысла в контексте всей «Стратегии». Войны на Донбассе и в Сирии ведутся не в защиту родной земли. В обоих случаях отстаиваются не национальные, даже не государственные интересы, а положение правящих социальных групп. Впору вспоминать марксистские тезисы о классовом характере любой внешней политики. Недаром Патрушев в который раз говорил о «цветных революциях». Режим обеспокоен за себя, а не за страну и её территорию. Не говоря о том, что «Стратегия безопасности», исходящая от государства, инициировавшего две войны за два года вообще смотрится более чем странно.

гибрО крайних мерах Патрушев говорил немного, старательно сводя суть стратегии к «борьбе с терроризмом». До боли узнаваемо прозвучали очередные «вызовы современности». Секретарь невольно проронил фразу о «гибридных войнах» как причине межэтнической вражды. Что опять-таки совершенно отчетливо проецировалось на саму РФ.

От сырьевой зависимости, по словам комментатора, Россию может спасти оборонный комплекс. Именно на него возлагается важная миссия по диверсификации экономики. Почти прозвучало: автаркизации. Но Николай Патрушев не может не знать, что в текущих условиях это просто невозможно. Зависимость от западного станкостроения на уровне 90%, в области микроэлектроники – почти 100%. Для экономики, которую хотят сделать автономной, разворот спиной к Западу совершён слишком поспешно. Хотя вряд ли Патрушев, как и Путин, об этом не знают. Новая стратегия поэтому выглядит куда более оторванной от реальности, чем её версия 2009 года. Скорее, это – обычный пиар-ход режима, который обилием таких ходов уже изрядно утомил всех наблюдателей.

Последний день уходящего года с подачи Путина и его помощников стал днём объявления о переходе страны на мобилизационные рельсы. За скобками остались все пожелания, требования и проклятья, которые стремились донести до президента миллионы россиян. Ни слова о сплочении и единении. Режим без пяти минут объявляет войну. Причём отнюдь не только террористам. И даже не только иностранцам.

Другое дело, осуществится ли всё это на практике. Имитировать сталинский СССР или кимирсеновскую КНДР – не значит реально походить на них. Одного желания, даже страстного, тут мало. Есть такие ограничители, как решимость и ресурсы.

Геннадий Скоков, специально для «В кризис.ру»

в России

Власть

У партнёров