Недавно Франция избрала сенат – верхнюю палату парламента. Примерно 87,5 тысяч выборщиков из числа муниципальных, генеральных (департаментских), региональных советников и депутатов переизбирали половину сенаторов – 179 из 348. С 2011 года левые силы имели небольшое преимущество в сенате, что позволяло социалистам после избрания Франсуа Олланда президентом без особого труда проводить законы через парламент. Отныне это станет явно сложнее. Партии левого фланга проиграли последние выборы.

senatfr1Это уже третье за текущий год чувствительное поражение правящей соцпартии (ФСП) и президента Олланда. Весной левые и прежде всего социалисты понесли серьёзные потери на муниципальных выборах (именно эта неудача, в конечном счёте, предопределила результат воскресного голосования – ведь львиную долю французских «больших избирателей» составляют представители муниципальных советов). Затем они понесли потери на выборах в Европарламент. Теперь проигрыш в сенате.

Три четверти избирателей считают, что ФСП и её аппарат далеки от каждодневных нужд простых людей

Разумеется, электоральные невзгоды социалистов и их ближайших союзников левых радикалов являются, в первую очередь, следствием неэффективной социально-экономической политики президента и правительства. Растущая безработица, нулевой экономический рост, неподдающийся снижению дефицит бюджета, застывшая для большей части населения покупательная способность – всё это свойственно современной Франции. Популярность Франсуа Олланда и молодого премьер-министра Манюэля Вальса падает. Последние замеры показывают, что главе государства доверяют менее 20% французов. Три четверти опрошенных считают, что ФСП и её аппарат далеки от каждодневных нужд простых людей, а более двух третей избирателей не верят, что исполнительная власть сегодня в состоянии предложить стране выход из кризиса. И это, естественно, ведёт к росту оппозиционных настроений, укреплению правых и крайне правых сил. Выборы сенаторов данную тенденцию подтвердили.

На этот раз масштаб и горечь поражения не столь ощутимы, как весной, после муниципальных и европейских выборов. Но прежде всего потому, что большинству сенаторов-социалистов перевыборы предстоят лишь в 2017 году. Но и по той половине верхней палате, что переизбиралась 28 сентября, общая победа правой оппозиции выглядит вполне явной. Социалисты потеряли 16 мандатов, теперь их группа составит 112 членов. Левоцентристы сумели сохранить 12 сенаторов, на 7 меньше, чем было после 2011-го. Ближайшая союзница социалистов Левая радикальная партия (ЛРП) потеряла 4 мандата, в том числе сенатской должности лишился председатель ЛРП, экс-министр Жан-Мишель Байле. Французская компартия вместо прежних 21 мест в Сенате сохранила 18. «При своих» из левого спектра остались только экологисты, но и это только потому, что все их сенаторы будут переизбираться в 2017-м. В любом случае очевидно, что левые потеряли своё незначительное большинство.

Ведущая партия оппозиции Союз за народное движение (СНД) увеличил своё представительство в верхней палате парламента на 15 мандатов и сейчас имеет самую крупную группу в 145 человек. Союзники-центристы получили 42 мантдата вместо 31 (ведущая позиция здесь принадлежит новому объединённому центристскому субъекту французской политики – Демократическому союзу независимых, ДСН). Под контроль СНД и ДСН переходят все командные должности в сенате. На пост председателя палаты вернулся консерватор-неоголлист Жерар Ларше, видный деятель СНД, уже возглавлявший сенат в 2008-2011 годах.

senatfr2Выборы половины состава сената конечно, не могут быть чёткими индикаторами общественных настроений. Хотя бы потому, что они непрямые. Только потому, что голосовали не избиратели, а выборщики-муниципалы, крайне правый Национальный фронт (НФ) имеет лишь 2 сенаторов. Это при том, что НФ поддерживают более 20% избирателей, а его лидер Марин Ле Пен реально претендует в 2017 году на президентский пост. Кстати, «фронтовик» Давид Рашлен, мэр города Фрежюс (курорт на Лазурном берегу), стал самым молодым сенатором Франции. Избрание 26-летнего политика явилось своего рода шоком для палаты, где среднийц возраст превышает 64 года.

Итак, третье за календарный год поражение партии Олланда. Но даже не оно само по себе должно вызывать тревогу у французских левых. В конце концов, сенатское вето преодолимо большинство ФСП и ЛРП в Национальном собрании. Важно другое – электоральные неудачи левоцентристов становятся чуть не регулярным правилом. А ведь ещё не истекла даже половина пятилетнего президентского срока. Что-то будет дальше? Если социалистам не удастся преодолеть эту тенденцию, в 2017 году их будет ждать не просто поражение, а катастрофический разгром.

Эрик Крещенский, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Власть

У партнёров