• Власть 12 октября 2011

    Про Савлов и Павлов в российской политике

Некий анонимный источник в министерстве финансов (а значительная часть сотрудников министерства относится к бывшему шефу с неизменным уважением) сообщил, что просьбу об уходе со всех постов высказал на встрече с президентом сам Кудрин. Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова изложила содержание разговора иначе: будто бы инициатива исходила именно от Дмитрия Медведева. Между тем сам «виновник торжества» в тот же понедельник, выступая на форуме «Цели развития тысячелетия в Восточной Европе и Центральной Азии», ещё раз изложил предмет своих разногласий с главой государства и причины нежелания работать в будущем правительстве Медведева. «Я бы меньше давал сейчас увеличения денег на военные нужды, чем на здравоохранение, – сказал Кудрин. – Это, собственно говоря, предмет моего конфликта с нынешним президентом».

Достаточно невинное высказывание бывшего министра неожиданно вызвало гневную отповедь со стороны «Единой России». Точнее, со стороны самого яркого представителя «партии власти» — первого заместителя председателя генсовета ЕР, председателя думского комитета по труду и социальным вопросам Андрея Исаева. «Исходя из политической целесообразности, он превратился из Савла в Павла и переживает по поводу возможного сокращения расходов на образование и здравоохранение. Эти крокодиловы слёзы мало кого убедят», – таков был «ответ Чемберлену».

Автор этих строк во многом согласен со старым своим знакомым. Многое в деятельности Кудрина на посту министра достойно критической оценки. Даже «бухгалтерский» оттенок политики Минфина отмечался нами в схожих формулировках. Однако Андрей Константинович неосторожно упомянул известную новозаветную историю про обращение Савла в Павла… Такой упрёк именно в его устах выглядит экзотично, если учесть общественно-политическую эволюцию самого Исаева «от чёрной крылатки левейших бравад до…».

До поры до времени это была биография, нетипичная для подавляющего большинства российских политиков. Она вызывала уважение. Участник подпольного кружка («Оргкомитет Всесоюзной революционной марксистской партии») первой половины 1980-х. Один из создателей клуба студентов Московского пединститута «Община». Идеолог молодёжного анархо-синдикализма эпохи Перестройки. Андрей исповедовал и проповедовал анархистские идеи, организовывал несанкционированные шествия, блестяще выступал на различных акциях демократического движения. Из «Общины» вырос Альянс социалистов-федералистов, а в 1989 году – Конфедерация анархо-синдикалистов. В том же 1989 году звучит первый звоночек: Исаев пытается выдвинуться кандидатом в народные депутаты СССР, что для анархиста выглядит дико. Кто-то из его соратников пустил в обиход формулировку «анархо-карьерист».

Осенью 1991 года наш герой становится главным редактором еженедельника Московской федерации профсоюзов. В 1993 году её председатель Михаил Шмаков возглавил Федерацию независимых профсоюзов России, наследницу ВЦСПС — «приводного ремня» и «школы коммунизма». Параллельно Исаев участвовал в работе по созданию Партии труда, которая пыталась возродить левое движение в России на лейбористских принципах – как политическое представительство профсоюзов. (Вопрос, конечно, насколько постсоветские «вертикальные» — объединяющие и работников, и работодателей — профсоюзы были способны стать основой такого проекта.) Естественно, он пребывал в жёсткой оппозиции к «ельцинскому режиму» и «радикальным рыночным реформам». Автору этих строк несколько раз доводилось схлёстываться с ним в довольно резких, хотя и взаимно уважительных дискуссиях.

Продолжением «лейбористской» линии становится создание политического крыла ФНПР – «Союза труда», который неудачно выступил на думских выборах 1995 года в противоестественном (если принимать всерьёз профсоюзную природу ФНПР) блоке с партией промышленников. В 1999 «Союз труда» присоединился к лужковскому «Отечеству», и Исаев наконец-то стал депутатом Госдумы от блока «Отечество – Вся Россия». Который потом вместе с пропутинским творением Бориса Березовского — движением «Единство» — учредил партию «Единая Россия». В ней Исаев, человек, несомненно, талантливый, занимает видное место, особенно как идеолог и пропагандист. Он принадлежит к узкому кругу создателей официальной партийной концепции «социального консерватизма».

Из подпольщика-анархиста в идеологи партии бюрократии и крышуемого властью бизнеса — путь, мягко говоря, нетривиальный. И вот этот человек на наших глазах укоряет кого-то в обращении из Савла в Павла…

Как опытный полемист, Андрей Исаев легко нашёл уязвимые места в позиции Алексея Кудрина. Он напомнил о последовательной борьбе кудринского Минфина за сокращение социальных расходов. Забыв, правда, что обладающая конституционным большинством партия, в которой сам он далеко не «заднескамеечник», всегда послушно голосовала за предложения из Кремля и Белого дома (внося в лучшем случае косметические поправки).

Достаточно удачно в контексте избирательной кампании прозвучал исаевский пассаж по поводу возражений Кудрина против нереалистичного раздувания программы перевооружения, о чём автору тоже уже приходилось писать. «Что касается возражений Кудрина против увеличения расходов на оборону, то я с удовольствием хотел бы поехать вместе с Алексеем Леонидовичем в гости в офицерское общежитие. И пусть он там расскажет офицерам и их жёнам, что он против увеличения денежного довольствия военнослужащим, против военной ипотеки и против повышения пенсий военным пенсионерам. Пусть он расскажет работникам наших оружейных заводов, что он против перевооружения российской армии. И я посмотрю, насколько популярными покажутся его взгляды в этой среде». Ничего не скажешь, сильная филиппика. Хотя изрядно сдобренная демагогией. Всё же Кудрин ничего не говорил про денежное довольствие и военные пенсии. А какая часть из 20 триллионов рублей действительно дошла бы до работников оборонки, даже если бы эти безумные деньги удалось реально изыскать, тоже вопрос интересный.

А главное, объём бюджета – величина конечная. Можно одновременно выступать и за пушки, и за масло — особенно на предвыборном митинге. Но в реальности придётся выбирать. И если Алексей Кудрин, пусть и поздно, осознал, что образование и здравоохранение важнее, то ему можно пожать руку. А если Андрей Исаев полагает, что российская экономика потянет и финансовое стимулирование образования, и 20-триллионную программу вооружений, ему можно только порекомендовать пройти экономический ликбез. 

У партнёров