Дипломатия РФ остаётся на особом пути. Виталий Чуркин оформил вето принятие резолюции Совета Безопасности ООН по 20-летию резни в боснийской Сребренице. Недовольство российской делегации вызвала формулировка «геноцид», содержавшаяся в проекте. Факт массового убийства, совершённого в июле 1995-го, никто уже не оспаривает. Но не надо так резко выражаться. Все же виноваты, не только убийцы. Время было такое. А сейчас не то время, чтобы оценивать такие дела. Так, видимо, рассудили в Москве.

Группировке Милошевича требовалась осаждённая крепость

1376676706_knin31995-й был последним годом войны в Боснии и Герцеговине. Которая являлась частью югославской бойни 1990-х. К тому времени сербский президент Слободан Милошевич уже проиграл в Словении и Хорватии. Попытки силой удержать эти страны в составе «федерации» под главенством Белграда потерпели жестокую неудачу. Кроваво проваливалась и «Новосербия», образованная на оккупированной части хорватской территории. Называлась она Республика Сербская Краина, почти четыре года выступала форпостом «сербского мира», дикторски управляемого Милошевичем, но летом 1995 года к Вуковару и Книну уже приближались танки хорватской армии.

Война превратилась в жизненно необходимую среду для белградского режима. Вместо прежних коммунистических лозунгов были подняты клерикально-националистические: «Жестокие католики, лукавые иудеи, неистовые мусульмане валят на Балканах православный крест!» Под этой идеолого-пропагандистской завесой группировка Милошевича превратила страну в «Сербия Инкорпорейтед». Сохранение её власти и контроля над коммерческими активами было возможно только в условиях осаждённой крепости. Только так до поры до времени сербскому народу удавалось «объяснять» политический диктат, экономический развал, коррупционный разгул. Войны проигрывались одна за другой, но в результате можно было менять президентские посты – от югославского к сербскому. Кстати, впоследствии потеря Косово позволяла изменить конституцию, обнулить прошлое и оставаться во главе государства ещё на два срока. Но этого не позволила первая из «цветных революций», разразившаяся в Сербии осенью 2000-го.

Но в 1995-м до падения Милошевича оставалось ещё пятилетка. Шла очередная война – «сербские духовные скрепы» защищались в Боснии. Стране с пёстрой чересполосицей наций и ландшафтом, просто идеальным для бесконечной партизанщины.

Государство Караджича напоминало «Новороссию»

При распаде социалистической Югославии в 1991 году на первые позиции в Боснии и Герцеговине выдвинулась мусульманская община. Возглавлял её Алия Изетбегович, радикальный фундаментализм которого был под стать национал-коммунизму Милошевича. При этом надо учитывать: Югославия, а потом Босния была единственной страной, где мусульмане считаются нацией. Никто уже точно не скажет, были ли предки боснийцев омусульманенными хорватами или отуреченными сербами. Так или иначе, исламизм здесь сливался с национализмом.

radovan-karadjich.-ratko-mladich.-voislav-sheshel-1Поначалу пытались наладить дело конфессиональной иерархией: президент – босниец-мусульманин, премьер – католик-хорват, спикер парламента – православный серб. Но долго уговор не продержался. Во многом потому, что местная сербская партия, во главе которой стоял истовый православный националист, поэт-психиатр Радован Караджич, была уверена в поддержке бронетанковых армад Милошевича. На территориях компактного проживания в начале 1992 года была создана Республика Сербская с центром в Баня-Луке. Быстро сформировалась армия под командованием югославского генерала Ратко Младича. Имевшего опыт подавления косовских албанцев и боёв с хорватами. В Боснии образовалась ещё одна «Новосербия». С государственной идеологией клерикального национализма, весьма напоминающего нынешнюю донбасскую «Новороссию».

Весной 1992-го началась полномасштабная гражданская война между сербами, боснийцами и хорватами. Длительное время каждая из сторон воевала с двумя другими, но боснийцы и хорваты всё же временами объединялись. Хотя бы потому, что не имели иного выхода – за Караджичем стоял Милошевич. С армией, которая в те времена считалась четвёртой в Европе.

Результатом резни в Сребренице стал конец «Новосербии»

Обычно югославские войны называют этническими. Но есть и иные мнения. Например, что это были типичные схватки крестьянских масс за землю. Или – противостояние сторонников европейского выбора изоляционистской диктатуре в Белграде. Истина, как обычно посредине. Но очевидно, что глубинным фактором, поддерживающим накал, являлось стремление Милошевича и его окружения сохранять власть в Сербии. Ради чего и велись войны почти по всему периметру сербских границ.

Жестокая война в Европе не устраивала глобальных мировых игроков. США и евросообщество симпатизировали хорватам и боснийцам. Российская позиция была тогда растерянно зигзагообразной, но в общем и целом просербской. В начале 1994 года выступление Ельцина предотвратило авиаудар НАТО по позициям войск Младича. Кстати, уже тогда балканским направлением в МИД РФ заведовал замминистра Виталий Чуркин. Интересно, что нынешний флагман «известинского» агитпропа Максим Соколов, адепт «русского мира» и печальник за «Новороссию», призывал тогда прекратить бессмысленную поддержку сербов и не мешать Западу покончить с боснийским кошмаром.

скачанные файлы (3)Милошевич опасался вмешательства НАТО и предпочитал действовать руками Караджича и Младича. Генерал Младич сильно головокружился от успехов – его армия контролировала две трети Боснии. Как-то раз он даже пообещал разбомбить Лондон. Симптоматика Киселёва иногда поражает и генералов. Но, так или иначе, лидеры «боснийской ДНР» торопились с решением вопроса. Началось массированное наступление на мусульман. 11 июля 1995 года был взят небольшой шахтёрский город Сребреница. Около недели в нём шла зачистка. По международным оценкам, боевики Младича убили около 8 тысяч человек – крупнейшее в Европе единовременное кровопролитие после Гитлера. Сербский официоз категорически возражает: всего человека четыреста.

Результатом этой большой победы стали натовские бомбардировки. Военно-политическая структура боснийских сербов была практически ликвидирована (хорваты тем временем уничтожили Республику Сербскую). Сказав спасибо этому дому, Милошевич пошёл к другому – через три года завязалась война в Косово, кончившаяся бомбардировками и новым поражением. В 2000 году Милошевич был свергнут, на следующий год арестован, в 2006-м умер в Гаагском СИЗО. Караджича, прятавшегося 13 лет, доставили в Гаагу в 2008 году, Младича, после 16 лет безвестных скитаний – в 2011-м. Оба ждут приговора. Непосредственные участники расстрелов в Сребренице уже осуждены, некоторые отсидели. В 2010 году парламент Сербии принял резолюцию с раскаянием и извинением.

«Мы не приняли нужных мер для предотвращения подобных трагедий в будущем».

churkin-scСовет Безопасности ООН попытался отметить 20-летие трагических событий резолюцией в духе «никогда больше!» При этом, что вообще-то мировому сообществу несвойственно, говорилось о множестве ошибок, совершённых ООН в те дни. «Для многих из нас, сотрудников ООН, служивших в то время в бывшей Югославии, Сребреница на многие годы останется каждодневной болью в наших сердцах, – сказал верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хуссейн. – Мы не догадывались, что Младич пойдёт на геноцид. Как мы могли так ошибиться? И до сих пор мы не проанализировали как следует наши действия, не предприняли нужных мер для предотвращения подобных трагедий в будущем».

Да, пожалуй. Ведь даже резолюцию не удалось принять. Постоянный представитель РФ Виталий Чуркин назвал проект «неконструктивным, конфронтационным и политически мотивированным». Почему в геноциде обвиняется только одна сторона? Не может такого быть. Жертвы тоже в чём-то виноваты. Короче – вето. Судя по всему, кое-кто как раз-таки хорошо всё проанализировал и выводы на будущее сделал.

Президент Сербии Томислав Николич рассыпался в благодарностях Москве. Для лидера партии, боевики которой (правда, не он сам) активно участвовали в Боснийской войне, позиция понятная. Но бросается в глаза, что ни одна страна не проголосовала вместе С Чуркиным. Даже Венесуэла и Ангола воздержались. А ведь режимы Мадуро и душ Сантуша принадлежат к последним союзникам Путина. Воздержались также Нигерия и Китай.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Власть

У партнёров