Роковая цифра четыре

1852272_20151215125759Высшая судебная инстанция Пекина изменила приговор в отношении Гу Кайлай – бывшей «первой леди» 30-миллионной агломерации Чунцин. В 2012 году она была приговорена к смертной казни с двухлетней отсрочкой исполнения. Жена бывшего секретаря чунцинской парторганизации и члена политбюро ЦК КПК Бо Силая обвинялась в убийстве английского бизнесмена. Сам Бо Силай за соучастие в этом убийстве, коррупцию и должностные злоупотребления отделался пожизненным заключением. Теперь – вместе с женой, хотя и не рядом с ней.

Смертная казнь с отсрочкой, заменой и длительной отсидкой – «фирменное блюдо» китайской юстиции. Такова была судьба неистовой коммунистки Цзян Цин, вдовы Мао Цзэдуна и его «цепной собаки», как она сама назвала себя на суде. В январе исполнится 35 лет, как её тоже приговорили к расстрелу – за террор «Культурной революции» и узурпацию власти. И тоже отложили на два года, после чего заменили на пожизненное заключение. Ещё через восемь лет освободили по состоянию здоровья. Вскоре Цзян Цин покончила с собой, оставив предсмертную записку: «Председатель Мао покончил с Лю Шаоци, но не с Дэн Сяопином – и вот результат!»

zhenghaiping_23415791Цзян Цин возглавляла группировку коммунистических догматиков под названием «Банда четырёх». Вместе с ней в банду входили шанхайский партсекретарь Чжан Чуньцяо, зампред ЦК Ван Хунвэнь и начальник партийного агитпропа Яо Вэньюань. (Интересно, что формально самый высокий пост занимал Ван, который реально был самым слабым политиком. Цзян, Чжан и Яо держали его «для мебели», как бывшего рабочего.) Эту группировку разгромили сразу после смерти Мао, в октябре 1976-го. Не только народ, но и номенклатура не хотела очередного погрома с массовыми репрессиями. Антагонизм, похожий на сегодняшнее подспудное противостояние Силуанова–Улюкаева с Володиным–Патрушевым.

Но тут же возникла «Малая банда четырёх». Собралась она под крылом нового нацлидера Хуа Гофэна. В неё вошли именно те, кто отправил за решётку предыдущую четвёрку: начальник дворцовой охраны (типа ФСО) Ван Дунсин, мэр Пекина У Дэ, вице-премьер Цзи Дэнкуй и генерал Чэнь Силянь. Рецидива «Культурной революции» они не допустили, но ничего менять не хотели. Рассчитывали сохранить маоцзэдуновскую пирамиду власти, только без расправ с самими чиновниками.

s76439361Этого не получилось. В руководстве КПК нашлись влиятельные люди, понимавшие необходимость системных реформ (внимание, вопрос: найдутся ли такие в государственном руководстве РФ?). Заметим, что главным из них был никто иной, как министр обороны Е Цзяньин, бывший офицер армии Чан Кайши (отчего-то вспоминается, что Сергей Шойгу начинал в правительстве Ельцина). Эта группа привела к власти реформаторского лидера Дэн Сяопина. Вскоре «Малую банду четырёх» отправили далеко на покой. Хотя судить не стали. Только разнесли в пух и прах на специально созванном пленуме ЦК, заклеймив «ультралевыми догматиками».

Роковая цифра «четыре» вновь зазвучала в леденящем контексте примерно год назад. Появился термин «Новая банда четырёх». И это уже касается героини данного рассказа.

Времена меняются и в Китае. Первые две «банды-четвёрки» были политико-идеологическими группировками. Они выдвигали определённые программы развития страны. Цзян Цин и её клевреты вознамерились строить коммунизм новыми миллионами трупов. Ван Дунсин и его сподвижники пытались сохранить в неподвижности отстроенную Мао Цзэдуном систему «народных коммун», избегая «больших скачков». Все они потерпели поражение, потому что их идеи были концептуально отвергнуты.

zhou_kfriНовая четвёрка сгруппировалась принципиально иначе. Никаких идей она не выдвигала. Всемогущего куратора администраторов и силовиков Чжоу Юнкана, хозяина Чунцина Бо Силая, генерала Сюй Цайхоу и начальника канцелярии ЦК Лин Цзихуа сплотила только коррупция. В широком смысле карьерных интересов, совместных интриг и афер.

Правда, стоит отметить: эти четверо явно ностальгировали по временам настоящего коммунизма. Чжоу Юнкану, похоже, не давали покоя тени Кан Шэна и Ван Дунсина, создателей маоистского карательного аппарата. Железный порядок, твёрдая рука, вездесущий «Большой брат». Бо Силай заходил даже дальше – по Чунцину ходили строем, распевая революционные песни. Сюй Цайхоу акцентировал вопросы политической подготовки в НОАК. Лин Цзихуа явно ностальгировал по старым принципам делопроизводства и контроля.

Но близость взглядов не была главным фактором. Важнее то, что каждый из них своим административно-политическим ресурсом прикрывал должностные и финансовые злоупотребления остальных. Как и следовало ожидать, больше всех обогатился занимавший верхнюю позицию Чжоу Юнкан. Самый же крутой сюжет – мафия, иностранец, убийство – закрутился вокруг Бо Силая. Которого, кстати, вся четвёрка продвигала как публичного лидера на самый партийный олимп.

4Возможно, «новая банда» сейчас рулила бы в КНР, но подвела элементарная хронология. Дэн Сяопин завещал каждые десять лет производить замену первого лица правящей компартии. Во избежание кошмара единоличного правления, которым ознаменовались маоцзэдуновские десятилетия. В 2012 году генеральный секретарь Ху Цзиньтао уступил место Си Цзиньпину. И иновая метла, естественно, замело по-новому. Чжоу, Бо, Сюй и Лин были фигурами «эры Ху». Терпеть чужих коррупционеров на политически значимых постах Си не считал нужным. За последние три года все они постепенно смещались с постов, исключались из партии и арестовывались. Благо поводов на то каждый дал достаточно.

Раньше других пал Бо Силай – что закономерно, поскольку вокруг него было больше всего шума. «Чунцинская ОПГ» действительно переходила все и всяческие границы. При этом Гу Кайлай играла в этом партийно-криминальном сообществе одну из ключевых ролей. Именно она поддерживала постоянную оперативную связь с английским предпринимателем Нилом Хейвудом, превратившим свой чунцинский бизнес в источник взяток местному партруководству. Когда же – на фоне изменившейся политической ситуации – дошло до разоблачений, между партнёрами возник жёсткий конфликт и нависла полицейская тень, Хейвуд был отравлен.

Процесс над Гу Кайлай в 2012 году имел широкое паблисти. Но быстро отошёл на задний план, когда на скамье подсудимых оказался сам Бо Силай. Тоже, впрочем, померкший на фоне ареста Чжоу Юнкана, принадлежавшего к узкому кругу хозяев КНР и входившего в топ-100 обладателей мирового могущества. Гу Кайлай, ждавшая отсроченной казни, постепенно забылась. Тюремную дисциплину она соблюдала неукоснительно, раскаяние демонстрировала и получила от администрации положительную характеристику. Казнить её не стали.

Сейчас ведь не времена первой «Банды четырёх»…

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться