Люблинский районный суд Москвы вынес приговор по делу «Нового величия». Почти через полтора года после начала слушаний. Судья Александр Маслов признал семерых подсудимых виновными в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ). Согласно обвинению, они добровольно создали экстремистское сообщество «Новое величие» и осуществляли его деятельность вплоть до задержания. Готовились к «безальтернативному участию в народных восстаниях, революционных действиях, в столкновении с представителями действующего в России режима».

Для этого они провели несколько поездок в Подмосковье. Тренировались в стрельбе и метании «коктейлей Молотова». Отрабатывали навыки нападения на стражей режима. Основой для этого обвинения стала переписка в Telegram-чате «Нового величия», прослушки их разговоров и скрытые видеозаписи их встреч.

Особое место в обвинении занимают показания внедрённых полицейских агентов. Кроме того, у следствия имеются показания провокатора Руслана Д. По данным портала «Грани.ру», это Руслан (Реду) Зелинский ― гражданин Молдавии, давно живущий в РФ. По мнению защиты, а также по словам участников «Нового величия», именно Руслан Д. затянул их в сообщество, снял помещение для встреч, создал устав, призывал к активным и решительным действиям. Вроде героя поляковской повести «Апофегей»: «Самый суровый и решительный боевик Булатов, внедрённый для покушения на губернатора, не сработавшегося с кем-то из петербургского начальства».

Участники движения были задержаны 15 марта 2018 года. Основные заседания по делу «Нового величия» начались в мае 2019 года. За это время, под общественным давлением, часть арестованных выпустили из СИЗО под домашний арест. В СИЗО несовершеннолетняя Анна Павликова (17 лет на момент ареста) и Мария Дубовик заработали серьёзные болезни (у Павликовой дополнительно диагностирована тревожная реакция). Руслан Костыленков, которого обвинение считает лидером «Нового величия», и Вячеслав Крюков в знак протеста против условий содержания объявили голодовку и вскрыли себе вены. Это, впрочем, мало повлияло как на содержание, так и на приговор.

Окончательный вердикт судьи не назовёшь гуманным. Анна Павликова — 4 года условно, Мария Дубовик — 6 лет условно, Дмитрий Полетаев — 6 лет условно, Максим Рощин — 6,5 лет условно. Вячеславу Крюкову ― 6 лет колонии общего режима, Петру Карамзину ― 6,5 лет лишения свободы в колонии общего режима, Руслану Костыленкову ― 7 лет колонии общего режима.

Вообще-то, если вдуматься, не так много. Могли куда жёстче. Ведь, если исходить из версии следствия, участники «Нового величия» планировали устроить государственный переворот и захватить власть в России. Жуткое преступление. В царской России с такими не церемонились. Именно в этот день, 6 августа, почти полтора века назад в Одессе проходил суд над революционерами-народниками. Судили 28 человек, из которых лишь двоих обвиняли в подготовке цареубийства. Остальных, среди которых была 14-летняя девочка Виктория Гуковская ― обвинили просто в причастности к революционному движению. Пятеро были повешены. Остальные получили различные сроки каторги и ссылки (минимальное наказание Марии Кутитонской составили 4 года Нерчинской каторги). Виктория Гуковская была отправлена на вечную ссылку в Сибирь. За то, что у прокурора имелись «достоверные указания, что девица Гуковская возбуждала толпу к восстанию и бунту». Через два года она покончила с собой. Раньше, конечно, люди взрослели быстрей. Но очень трудно представить, как девочка 14 лет могла «возбудить» к бунту целую толпу.

Точно так же не представишь, каким образом десять участников «Нового величия» планировали вершить революцию и брать власть. Да что там революцию! Согласно показаниям Рустама Рустамова, заключившего соглашение со следствием и уже отбывающего 2,5 года в колонии общего режима, Руслан Костыленков «что-то говорил про Останкинскую телебашню». Ну вот просто на минутку: десять человек ― не омоновцев даже, среди которых две совсем юные девушки ― на штурм телебашни… Не надо быть гением стратегии и тактики, чтобы понять: их остановит один местный сторож с дубинкой и газовым пистолетом. Между тем, в показаниях Рустамова чётко говорится только о плане бросить коктейль Молотова в офис «Единой России». Ну, да, пожалуй, вдесятером такое страшное преступление совершить возможно. Однако Павел Ребровский, тоже поначалу заключивший соглашение со следствием, на суде даже от этих показаний отказался.

То есть реально получается ― либо сажать всерьёз, либо оправдывать вчистую и отпускать. А вышло ни то, ни сё. Страшные «государственные преступники» получили какое-то половинчатое наказание ― половина с условными, хоть и долгими сроками, половина ― со сроками реальными. Максимальный ― 7 лет. Хоть не строгого режима.

Десять молодых людей (младшей 19 лет, старшему ― 41 год) оказались за решёткой. Только за то, что, объединившись в некую полувиртуальную группу, позволили себе обсуждать положение в своей стране. И власть, которая как бы должна выражать их интересы и чаяния. Всё остальное ― поездки за город, встречи в «Макдоналдсе», устав, программа революционных действий, распределение мифических должностей ― результат полицейской провокации. Которую сотрудники органов и не отрицают.

А теперь внимание!

Режиссёра Кирилла Серебренникова, замеченного в оппозиционных настроениях,  приговорили к трём годам условно и выплату 128 млн рублей. Журналистка Светлана Прокопьева, признанная виновной в оправдании терроризма, была приговорена к штрафу в 500 тысяч рублей. Историка Юрия Дмитриева ― восстановителя памяти жертв ГУЛАГа ― приговорили к 3,5 годам колонии (прокурор просил 15 лет). Выйти он должен уже в начале ноября.

А теперь другие данные.

Семеро участников в «Сети» в Пензе получили в сумме 86 лет (Дмитрий Пчелинцев ― 18 лет в колонии строго режима), в Петербурге ― двое получили 7 лет и 5,5 лет. Ростовский областной суд назначил по 6,5 лет колонии строго режима «ростовским мальчишкам» ― Яну Сидорову и Владиславу Мордасову. Их обвинили за создание и участие в Telegram-чате «Революция 05/11/17 Ростов-на-Дону». Третьему, Вячеславу Шашмину, который «собирался принять участие», назначили три года условно. Верховный суд смягчил приговор, всего до четырёх лет.

Этот список можно продолжить, но в целом вывод очевиден. Одиночки, даже «оправдывающие терроризм», могут рассчитывать на некоторое снисхождение. Группы, состоящие даже всего из двух человек, ― никогда. И это понятно. Одного, даже очень убеждённого и несгибаемого борца остановить можно.

А организация, даже группа ― всегда опасность. Вот, далеко ходить не надо. Прямо под боком. Стоило трём совершенно неподготовленным женщинам объединиться, и они подняли всю Беларусь. Протест в Хабаровске тоже начался не с 85 тысяч человек. Сейчас он подхватывается по стране. Пока ещё не в полной мере. Но и украинская Революция Достоинства началась с того, что на площадь вышла не очень многочисленная группа молодых людей.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»   

Власть

У партнёров