Шведы сохранили «буржуазное большинство», проголосовав за популистов

Выборами отметился не только российский, но и шведский уикенд. Швеция избрала парламент-риксдаг и местные органы власти. С 2006 года страной руководит многопартийная правоцентристская коалиция, в которой тон задают консерваторы из Умеренной коалиционной партии (УКП). 49-летний лидер «модератов» Фредерик Райнфельдт вот уже восемь лет возглавляет совет министров королевства.

Швеция оказалась одной из трёх стран-членов ЕС, где на евровыборах за левых отдали голоса свыше половины активных избирателей

vibralivsakНынешняя избирательная кампания была для правительственных партий очень нелёгкой. Ещё в мае, когда состоялись европейские выборы, индикатор общественных настроений выявил тревожный для буржуазных (так в Швеции по старинке именуют консерваторов и центристов) партий сигнал. Швеция оказалась одной из трёх стран-членов ЕС, где за левых отдали голоса свыше половины активных избирателей. Налицо было явное недовольство электората.

С одной стороны, нельзя сказать, что именно шведское общество понесло особенные потери от глобального кризиса. Здесь не было заметного спада. В прошлом году ВВП Швеции даже вырос на 1,5%, а в текущем, считают эксперты, рост составит уже 2,3%. Шведы почти не замечают инфляции, которая держится на смехотворном для нас уровне 1% в год. Национальная валюта крона выглядит весьма прочной. ВВП на душу населения – без налогов – составляет более чем приличную сумму, эквивалентную $57 тысяч.

В то же время предвыборная кампания показала, что у избирателей есть разные поводы для недовольства. В частности, правому кабинету Фредерика Райнфельдта не удалось радикально преодолеть безработицу. Она составляет сейчас 8% трудоспособного населения, но, что особенно тревожит, среди молодёжи до 25 лет постоянной работы не имеют почти 30%. Многие недовольны эффектами реализованной в либеральном духе школьной реформы. Опросы среди родителей устойчиво показывают, что общий уровень преподавания в средних учебных заведениях страны продолжает снижаться.

Воспитанные в духе социальной солидарности шведы не могут понять, почему социальные объекты должны передаваться в частные руки

ihnisvipremЕщё одним поводом для недовольства значительной части избирателей является политика приватизации школ, детских садов и домов престарелых. Воспитанные в духе социальной солидарности шведы не могут понять, почему эти социальные объекты должны передаваться в частные руки. Тем более, что данные сферы, с точки зрения многих шведов, не должны попадать под понятие «конкурентоспособность».

Наконец, многочисленные в электорате пацифисты не очень довольны реальными шагами в сторону НАТО. Швеция недавно получила статус привилегированного партнёра Североатлантического альянса. Но даже если шведское общественное мнение в целом негативно воспринимает действия России на украинском направлении, это не означает, что оно хотело бы интеграции королевства в военный союз. Кстати, неслабым ударом для праволиберального большинства явились недавние разоблачения известной столичной газеты Aftonbladet, журналисты которой обвинили министра иностранных дел Карла Бильдта – известного и популярного консервативного политика, сторонника сближения с НАТО – в том, что связанная с Бильдтом PR-фирма получила от прежних властей Грузии $3 млн на улучшение имиджа Михаила Саакашвили после августовской войны 2008-го.

Снижение рейтинга ведущей правой партии УКП привело к тому, что партнёры модератов – Партия центра и Либеральная народная партия – дали понять, что после сентябрьских выборов могут отойти от союза. Этим воспользовались социал-демократы. Четыре года назад Социал-демократическая рабочая партия Швеции (СДРПШ) шла на выборы чётко в левой коалиции (с бывшими коммунистами и «зелёными»). На сей раз лозунги социал-демократов отличались умеренностью и ориентацией на гипотетический союз с либералами. При этом лидер социал-демократов Кьелл Стефан Лёфвен (начинавший столяром, в прошлом профсоюзный вожак, лидер шведских металлургов, не имеющий, однако, ни министерского, ни даже депутатского опыта) обещал избирателям справедливое налогообложение, новые  инвестиции в инфраструктуру, более ответственную политику в сфере образования.

Все предвыборные опросы свидетельствовали, что социал-демократы одержат победу. Но времена, когда шведская социал-демократия победно получала в риксдаге абсолютное большинство, давно прошли

Все предвыборные опросы свидетельствовали, что социал-демократы одержат победу. К слову, за последнюю сотню лет шведские социал-демократы так долго в оппозиции ещё не бывали. Однако после подсчёта голосов нет никакой уверенности, что СДРПШ возвратится к власти. Вновь подтверждается: евровыборы не отражают подлинных электоральных предпочтений внутри европейских стран.

В мае на избирательные участки пришло немного избирателей, тогда как 14 сентября – более 83%. И этот факт коренным образом изменил соотношение сил. Нет, избиратели в последний момент не вернулись в лоно правительственного лагеря. Четыре буржуазные партии набрали в совокупности менее 40% голосов, а УКП с 23,2% потеряла 23 мандата, уступив эсдекам почти восемь пунктов. Но и СДРПШ, набрав 31,2% голосов, улучшила свой показатель лишь на один мандат: теперь у эсдеков 113 парламентариев из 349. Времена, когда шведская социал-демократия набирала свыше 40% голосов и победно получала в риксдаге абсолютное большинство, давно прошли. С учётом того, что прекрасно выступившие на евровыборах зелёные на сей раз получили менее 7% голосов, а радикально-социалистическая Левая партия – менее 6%, никакого «рабочего большинства» левых сил в новом риксдаге нет.

cvedprimcnoНо кто же спас «буржуазное большинство»? Реально главным победителем выходят впервые занявшие третье место «Шведские демократы» (ШД). Самая правая из парламентских партий страны более чем вдвое улучшила показатель четырёхлетней давности. Теперь у ШД почти 13% голосов и 49 парламентских кресел (вместо 20 в прежнем составе). В 2010-2014 годах кабинет Райнфельдта держался именно поддержкой ШД. Блокирующихся в Европарламенте с правопопулистской Партией независимости Соединённого Королевства или итальянским движением Беппе Грилло «Пять звёзд».

Есть в шведской политике и более правые силы. Прежде всего «Национальные демократы» (ультраправые националисты) и «Северное сопротивление» (просто неонацисты). Есть, наконец, консервативно-сепаратистская Партия Сконе, выступающее за отделение южной провинции. Достаточно почитать знаменитый детектив «Полиция, полиция, картофельное пюре!» Май Шевалль и Пера Валё, чтобы понять смысл выражения «оба они из Сконе» (вроде нашей «деревенщины», а то и «колхоза»). Результат налицо с 1980-х: Партия Сконе борется за независимость. А также против коммунизма, марксизма, социал-демократизма и всей и всяческой левизны. Борется с простодушной страстью – недаром партия требует побольше работы (вместо социалки) и побольше алкоголя (вместо толерантности).

Но ни наци, ни борцы за свободу Сконе конкуренции «Шведским демократам» составить не могут. С другой стороны, результат, достигнутый ШД 14 декабря, ставит перед умеренными правыми очень сложную дилемму. Формировать правительство, как недавно было в Норвегии, с правыми популистами (принимая их подходы к евроинтеграции, иммиграции, налогообложению)? Или сделать прежнюю ставку на правительство меньшинства (при гораздо большей силе и влиянии ШД)? Нужно также учитывать, что для Швеции, в отличие от соседней Финляндии, совершенно неестественны смешанные «лево-правые» правительства или «большие коалиции». Факт же в том, что ни у эсдеков, ни у модератов большинства в риксдаге нет.

Эрик Крещенский, специально для «В кризис.ру»

Поделиться