Способна ли Россия воспользоваться заговорами в Катаре?

Вопрос, вынесенный в заголовок, достаточно актуален. Особенно после не столь давних сообщений ряда СМИ о попытке переворота в Эмирате Катар. Эта страна – наш главный газовый конкурент, на глазах вытесняющий нас с европейского рынка. Для потребителей предпочтительнее покупка катарского сжиженного природного газа, поскольку снимает зависимость от сложной системы газопроводов.

Доха создает Москве и крупные политические проблемы. Катарская правящая династия ат-Тани поддерживала сепаратистских боевиков на Северном Кавказе, снабжала их деньгами через «исламские благотворительные фонды», предоставляла убежище лидерам. Достаточно вспомнить второго президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева, ликвидированного российскими спецслужбами именно в столице Катара.

Но и это еще не все. Взять ситуацию в Сирии, которая остается практически последним арабским союзником Москвы. Катарский эмир выступил среди главных застрельщиков «охоты на Асада». На его свержение обещано выделить 100 млрд долларов. К этому надо добавить недавнее избиение в Дохе российского посла Владимира Титоренко.

Почему же Россия не поставит на место правителя маленькой страны? Отчего бы не использовать в своих интересах внутриполитические противоречия в Катаре?

Что произошло 17 апреля, доподлинно неизвестно. По обрывочным сообщениям арабоязычных СМИ, имел место гвардейский бунт. Эмира Хамада бен Халифа ат-Тани якобы спас американский спецназ. Теоретически этого нельзя исключать. Запад заинтересован в катарском режиме. Но дело не только в этом.

Сама по себе версия о попытке переворота выглядит правдоподобно. Сам эмир Хамад пришел к власти в 1995 году именно таким способом, устранив с престола своего отца. И сейчас в правящей династии хватает желающих повторить удачный опыт. На кону власть в богатейшей стране и сотни миллиардов долларов. Стоит ли удивляться, что сообщения о заговорах и путчах в Катаре появляются регулярно?

Наиболее достоверная информация поступала в марте прошлого года. Во главе офицерского заговора стоял начальник генерального штаба Хамад бен Али ат-Аттыйя, представляющий второй по влиянию катарский клан. Попытка провалилась, однако наказание заговорщики понесли мягкое. Многие отделались домашним арестом, даже не лишившись занимаемых постов. Эмир предпочел замять дело, понимая, что казнь путчистов сломает его отношения и с кланом ат-Аттыйя, и со многими представителями правящей семьи, поддержавшими заговор. Жесткие политические репрессии вызвали бы и недовольство на Западе.

Как бы то ни было, происшедшее засвидетельствовало нестабильность в Катаре. И вот, год спустя представители правящей элиты снова засвечены в сообщениях того же характера. Среди них многие знакомые лица, включая генерала ат-Аттыйя. По данным некоторых источников, он может быть связан с братом эмира, премьер-министром Катара Хамадом бен Джассемом бен Джабером ат-Тани.

Претензии Катара на политическое лидерство в арабском мире отражают амбиции эмира Хамада бен Халифа ат-Тани. Технократ Хамад бен Джассем бен Джабер ат-Тани, один из архитекторов «катарского чуда», недоволен внешними авантюрами. Для маленькой страны с небольшими вооруженными силами, пусть и очень богатой, это довольно опасно. Становится понятно, откуда исходят обвинения эмирской семьи в коррупции и поддержке радикальных исламских группировок, от палестинского ХАМАСа до нигерийской «Боко харам».

Конек катарского премьера – экономическая экспансия. Инициатор многочисленных крупномасштабных проектов не желает ставить их под удар. Он предпочитает завоевывать симпатии мусульман экономическими и агитационными средствами. В частности, пропагандой телеканала «Аль-Джазира».

Но на первую роль в формировании внешнеполитического курса выдвигается шейх Тамим бен Хамад ат-Тани – сын эмира, наследный принц Катара. Именно его позиция усилила пропагандистский аспект в работе «Аль-Джазиры». Шейх Тамим опирается на поддержку второй жены эмира Мозы бен Нассер, сторонницы социальных реформ, выступающей против премьера. Проверкой на зрелость для Тамима является свержение режима Башара Асада в Сирии. Эмир Хамад, отец Тамима, всячески поддерживает сирийскую оппозицию. Премьер Хамад, дядя Тамима, относится к ней очень прохладно. Поражение Тамима в Сирии заметно ослабило бы его отца. Позиции же дяди-премьера при таком повороте событий заметно укрепляются. Об ужесточении придворной схватки говорит и борьба вокруг Фонда инвестиций Катара. До сих пор этот ресурс находился в активе премьера.

Заметим, что недавно иранские и арабские СМИ распространили запись, на которой брат эмира в мало свойственном ему тоне угрожал Саудовской Аравии. Даже если запись подложна, отношения между двумя нефтяными монархиями резко обострились. В Эр-Рияде возмущены «подлыми приемами катарского выскочки» (о действиях эмира ат-Тани там нередко отзываются в таких выражениях). Особое недовольство вызывают периодические заигрывания эмира с Ираном. Связи со стратегическим противником Саудовской Аравии используются Дохой в противоборстве с королевским двором Саудитов.

Если попытка переворота действительно предпринималась, то в первую очередь это играло на руку Саудовской Аравии. Не случайно сообщения, как правило, ссылались на просаудовский канал «Аль-Арабия» (другое дело, насколько основательно). Главное же, у саудовских спецслужб наибольшие потенциальные возможности для вмешательства.

Наши же возможности влиять на обстановку в Катаре ничтожны. Местная элита обучалась на Западе и соответственно ориентирована. Российско-катарское экономическое сотрудничество маломасштабно. Катарские углеводороды покупают США, Великобритания, Франция.

Хамад бен Джассем, посещая Москву, говорил о стремлении развивать дружбу с Россией. Но даже приди он к власти, курс Катара в целом бы не изменился. Наши страны обречены конкурировать на газовом рынке. Да и нюансы позиции по Сирии не столь уж существенны. Эмир Хамад пытается свергнуть союзника РФ быстро и рисково. Премьер Хамад настроен на длительную, но более выверенную игру.

Ни один правитель Катара не станет замораживать развитие газовой отрасли страны. США и Франция, имеющие в регионе внушительную военную группировку, не допустят выхода ситуации из-под контроля, что подрывало бы их энергетическую безопасность. Так что Катар продолжит теснить нас на европейском газовом рынке.

Поделиться