• в России, Власть 10 декабря 2019

    Умер легендарный экс-мэр Москвы Юрий Лужков

Скончался Юрий Лужков, легендарный экс-мэр Москвы. Смерть наступила в Германии, в мюнхенской клинике, где 83-летнему Лужкову делалась сложная операция на сердце.

Юрий Лужков – фигура крайне неоднозначная. Для одних он – «создатель преображённой Москвы», для других – «главарь московского криминально-коррупционного режима». Но несомненно – фигура историческая. Начать с того, что Лужков был первым видным представителем советской номенклатуры, открыто примкнувшим к Борису Ельцину и его сторонникам. Произошло это в апреле 1990 года, когда он, в то время зампред Мосгорисполкома, согласился возглавить исполком (формально орган городской исполнительной власти) при новом, демократически избранном Моссовете. Большинство московских депутатов представляли тогда блок «Демократическая Россия». Председателем являлся Гавриил Попов, прославившийся смелой оппозиционной публицистикой и яркой реформаторской речью на Первом Съезде народных депутатов СССР.

Согласием на назначение Лужков продемонстрировал политическую дальновидность. Впоследствии этим путём двинулись многие. Но первым стал именно он. Это определялось не только личностными особенностями. Хотя и этот фактор (впоследствии отражённый в автобиографии «Мы дети твои, Москва») имел большое значение. Но важен и лужковский «бэкграунд»: его номенклатурные должности были связаны либо с технологическими инновациями в советском Минхимпроме, либо с агропромом, торговлей и кооперацией в Мосгорисполкоме. Такой управленческий опыт подталкивал к реформистским позициям.

Довольно быстро председатель горисполкома замкнул на себя реальные рычаги управления Москвой, отодвинув публициста Попова. 12 июня 1991 года, баллотируясь в паре с Поповым, Лужков был избран вице-мэром. Он занял однозначную позицию в августовском путче, безоговорочно поддержав президента Ельцина. Был одним из организаторов обороны российского Белого дома. Причём профессиональным и эффективным.

В июне 1992-го Гавриил Попов ушёл в отставку, и Лужков занял пост мэра Москвы. Впоследствии он трижды избирался – в 1996-м, 1999-м и 2003 годах – каждый раз подавляющим большинством голосов.

Первые годы российских реформ Юрий Лужков выступал верным соратником Бориса Ельцина, убеждённым антикоммунистом. Выступление Лужкова перед российскими депутатами-антиельцинистами произвело на оппозицию шокирующее впечатление. В ответ на угрозы он расхохотался с трибуны, причём этот смех коммунисты назвали «утробно-вельзевуловским», а самого мэра – «владыкой ада». Московская милиция жёстко разгоняла антиельцинские демонстрации коммунистов и националистов – хотя то, что тогда считалось жёсткостью, сегодня покажется мягким. Лужков сыграл важную роль в подавлении октябрьского путча 1993 года. Продемонстрировав, кстати, собственный силовой ресурс: его люди зачищали от путчистов объекты ведения московской администрации.

Но интересы Юрия Лужкова отнюдь не во всём совпадали с позициями ельцинских реформаторов. Московский мэр был гораздо консервативнее Егора Гайдара, Анатолия Чубайса, да и самого Бориса Ельцина. Он жёстко отстаивал приоритеты московской власти, где сохранились значительные рудименты советской централизации (выгодные городскому начальству). Прежде всего это касалось моделей приватизации, которую мэр однозначно выстраивал под себя. Ему удалось отвести от Москвы чубайсовскую ваучеризацию.

На этой основе лужковское правительство Москвы превратилось в крупную олигархическую группировку. С этой системой аффилировались формально частные компании. Главными бенефициарами из частного капитала сделались инвестиционно-технологическая АФК «Система» Владимира Евтушенкова и в особенности конгломерат строительных компаний Елены Батуриной, стержнем которого стала девелоперская компания «Интеко». По поводу второго обозреватели иронизировали: «Все российские начальники сильные личности и жёны у многих талантливые предприниматели». Очень сомнительные новации в московском градостроительстве – подчас с резкими протестами – связывались с коммерческими интересами Батуриной.

Уже в 1992 году правительство Москвы называли «самым коррумпированным в мире». На такие разговоры мэр реагировал резко. За годы своего правления он выиграл полсотни дел о защите чести и достоинства. Характерно, что все эти дела разбирались в московских судах, контролируемых администрацией.

Лужков занимал пост мэра столицы рекордные 18 лет. За годы его правления уровень жизни в Москве значительно поднялся. Московские пенсионеры получали «лужковские надбавки», имели иные льготы. Для малообеспеченных действовала «Социальная ипотека», которая помогала приобретать жильё по сниженным ставкам кредита. Значительно развилась торговля: началось строительство торговых комплексов и делового центра Москва-Сити, точечное строительство башен-небоскребов. В московской архитектуре появился целый «лужковский стиль». В общем и целом всё это способствовало широкой популярности Лужкова среди москвичей. Но эти достижения оказались возможны за счёт остальной России, ибо до 80% российской наличности крутилось в столице.

При Лужкове в Москве был ликвидирован Черкизовский рынок, реконструирована МКАД, введены в эксплуатацию Третье транспортное кольцо, монорельсовая дорога. Также при нем началась реализация программы по сносу пятиэтажек. Юрий Лужков возвел новые корпуса МГУ, оснастил их современным техническим и научным оборудованием. Восстановили ряд памятников, в том числе храм Христа Спасителя, собор Казанской иконы Божьей Матери на Красной площади, Иверские ворота. Параллельно производился масштабный снос исторических зданий,  включая «Военторг» и часть строений «Тёплых рядов».

Политически Лужков всё более сдвигался в консервативную сторону. Позиционируясь как «крепкий хозяйственник», он регулярно выступал с державными рассуждениями, всё чаще критиковал Ельцина, начинал «перемигиваться» с коммунистами. Разговоры о несправедливости отдачи Крыма, об изменениях границ, Лужков начал в 1990-е, когда Владимир Путин (вряд ли Лужкову известный) ни о каком «крымнаше» ещё не мог и помыслить.

С конца 1990-х Юрий Лужков начал собственные политические проекты. Рубежной датой стало чрезвычайно помпезное празднование 850-летия Москвы в 1997 году. Лужков никогда не говорил о себе как о главе России – но за него это говорили многие другие. Дошло до того, что мэр Москвы начал пугать президента РФ «участью Чаушеску», а своим настоящим соперником считал уже не Ельцина, а генерала Лебедя. В августе 1998 года, во время дефолтного кризиса, именно Лужков и его сторонники в Совете Федерации заблокировали возвращение в премьеры Виктора Черномырдина. Созданная под эгидой московской мэрии партия «Отечество — Вся Россия» делала ставку на избрание президентом Евгения Примакова. Лужкову отводилось место главы правительства, а в будущем, вероятно, и главы государства. Знаменитая кепка – имиджевый символ Юрия Михайловича – стала сравниваться с шапкой Мономаха.

Какова была бы картина лужковского президентства, мы уже никогда не узнаем. Его идеология в конце 1990-х не сильно отличалась от современной путинской. Более того, само выдвижение Путина рассматривалось многими либералами как успешный ход спасения от номенклатурно-коммунистического реванша, в авангарде которого шёл уже не Зюганов, а Лужков. Эволюция ельцинского соратника впечатляла.

История пошла иным путём. Путинское президентство поставило жирную точку на политических амбициях Лужкова. Ещё десятилетие он оставался мэром и выражал всяческую лояльность новому нацлидеру. (По этому поводу даже вспоминались китайские стихи: «Начальник новый, как тебя мы ждали! Ушёл правитель старый навсегда. Под той звездой мучительно страдали – теперь взошла счастливая звезда!») Участвовал в создании «Единой России», сокрушался о «беспределе лихих девяностых». Лужков всячески старался вытравить из общественной памяти годы своего сотрудничества с Ельциным. Вплоть до изъятия собственных книг из торговой сети. Но кому надо, помнили.

Столкновение московской власти с федеральной было неизбежно в контексте путинской авторитарной политики. Новый режим не собирался оставлять Москву в положении «свободной зоны». Никакие восхваления Путина и портреты Сталина, уже развешиваемые по лужковским указаниям, не могли тут ничего изменить. Критический момент наступил в 2010 году, когда совпали два фактора – аномальная жара, с которой столичная администрация не смогла эффективно бороться, и конфликт вокруг Банка Москвы, финансировавшего «Интеко».

28 сентября 2010 года занимавший тогда пост президента Дмитрий Медведев отправил Лужкова в отставку. С формулировкой: «в связи с утратой доверия». На прощание мэру сказали о «запредельной коррупции» и «неэффективном управлении». Чем и ограничилась благодарность вышестоящих. Надо заметить, москвичи расставались с легендарным мэром тоже без протестов.

После отставки Лужков занимался бизнесом в Калининградской области. Писал мемуары, выступал перед студентами, временами напоминал о себе журналистам. Елена Батурина перебралась в Европу, сохранив себя в рейтинге самых богатых женщин России. Но состояние значительно уменьшилось, а о политическом влиянии не было уже речи. Политическая история Лужкова в общем-то практически забыта. Для такого итога вряд ли стоило совершать зигзаги. Будь он идейно последователен, твёрже держался бы в памяти как лидер относительно свободной Москвы. Впрочем, эта его роль больше связана с его временем, чем с ним самим.

Юрий Лужков остался символом нашей недавней истории. Но не современности.

в России

У партнёров