• в Мире, Власть 11 января 2020

    Умер султан Кабус, правивший Оманом полвека

Кабус бен Саид аль-бу-Саид, правитель Султаната Оман, умер сегодня в своём дворце. Монарху было 79 лет, из которых почти пятьдесят он занимал султанский трон. Когда Кабус стал султаном в июле 1970-го, ему ещё не не исполнилось тридцати. Он входил в краткий перечень самых длительных правителей современности, наряду с британской королевой Елизаветой II и брунейским султаном Хассаналом Болкиахом. Среди президентов и премьеров у него не было соперников по долгосрочности правления. Даже в арабском и исламском мире, к которым принадлежит Оман.

Султан Кабус пришёл к власти в результате бескровного переворота. Он отобрал трон у своего отца, султана Саида, чья политика очевидным образом подвела страну к катастрофе. Саид более всего заботился о незыблемости своей власти и её «духовных скреп», всячески оберегал традиционные ценности патриархальной монархии, закрывался от мира, особенно от «цветных революций» и «тлетворного влияния Запада» (что не мешало ему прибегать к военной помощи англичан). В результате на всю страну – тогда она называлась Султанат Маскат – было двенадцать больничных коек, а революция грозила реально. Отнюдь не цветная, зато вполне кровавая: в регионе Дофар набрало силу повстанческое движение, ориентированное на Насера и связанное с коммунистами.

Сына Кабуса отец Саид на всякий случай держал под домашним арестом. Когда люди Кабуса пришли в его дворец, Саид попытался отстреливаться. В результате он ранил двух своих телохранителей, после чего сдался. Остаток жизни ненавистник Запада провёл в Лондоне, где и был похоронен.

Отслуживший в британской армии Кабус энергично взялся за дело. В состав Маската был интегрирован автономный Имамат Оман, страна сменила название. Совсем уж архаичное госустройство, преисполненное средневековых (если не более ранних) черт, превратилось в «нормальную» абсолютную монархию. Стали строиться больницы и школы, прокладываться дороги с твёрдым покрытием. Были построены новый порт и аэропорт. Появились газеты и телевидение. Новый султан ввёл национальную валюту – оманский риал (до того страна пользовалась индийской рупией и европейским талером XVIII века: Саид не считал это важным при в основном натуральном хозяйстве). Почти сразу Кабус вошёл в мировую историю: он отменил в Омане рабство, которое официально практиковалось до 1970 года. Жизнь Омана изменилось, страна, при всей абсолютно-монархической специфике, стала частью современного мира.

Прокоммунистическая геррилья в Дофаре была подавлена. Дофарская война в Омане была одним из участков глобальной Холодной войны. Не таким ключевым, как Афганистан, Ангола, Никарагуа или Польша, но заметным. Достаточно сказать, что на стороне султана воевали сначала войска иранского шаха Пехлеви, а потом египетского президента Садата, инструктировали султанскую армию американские советники, а вооружали британцы. Разгром дофарского движения ощутили советские геополитические стратеги. Недаром в СССР появилась озлобленная агитпроповская частушка: «Продажный султан, кандидат в фараоны, его друг-приятель из края Сиона» (таким образом обличалась связь Кабуса с Анваром Садатом, а Садата с Менахемом Бегином). Но эта озлобленность была уже бессильной.

Оман вообще был проблемной точкой для Международного отдела ЦК КПСС. Султан Кабус был одним из трёх арабских правителей, сохранивших отношения с садатовским Египтом при его союзе с бегиновским Израилем. Оман называли «аравийской рукой Пентагона», направленной на исламско-революционный Иран и на просоветский Южный Йемен. От установления дипломатических отношений с СССР Кабус демонстративно отказывался.

Всемирные перемены 1990-х и далее по сегодня не обошли Оман. В 1996-м Кабус утвердил конституцию. Которая, впрочем, декларирует абсолютную власть султана – но с другой стороны провозглашает гражданские права и свободы оманцев. Был учреждён своего рода представительный орган – Совет Омана, определённое подобие парламента, созываемый султаном в нужных ему случаях. В 2011 году, во время протестов арабской весны, полномочия Совета Омана были несколько расширены. В стране гарантирована полная свобода вероисповедания, Кабус финансировал строительство не только мечетей, но и католических костёлов, и протестантских кирх. В 2018 году в Оман приезжал с официальным визитом израильский премьер Биньямин Нетаньяху (хотя дипотношений между двумя странами пока нет).

Основа экономики Омана – нефтяная отрасль. Как обычно при таких раскладах, в страну активно привлекаются гастарбайтеры. Поэтому султан позаботился об «оманизации» – в ключевых сферах закреплены национальные квоты трудоустройства.

Султан Кабус был известен как заядлый радиолюбитель, спортсмен-конник и страстный меломан (секретные письма при подготовке заговора 1970-го он прятал в музыкальных кассетах, что гарантировало от подозрений). Он был женат, но всего три года, после чего развёлся. Детей в браке не было, соответственно, не было и наследника. Ближайшим советником монарха и фактическим соправителем Омана являлась его мать Мазун аль-Машани. Влиятелен был бывший тесть, он же двоюродный брат Саид Тарик, одно время глава правительства. Предполагалось, что следующим султаном станет кто-то из его троих сыновей. По закону, при отсутствии наследника, нового султана избирает правящее семейство с ближним кругом высших чиновников и военных; с формальным утверждением в Совете Омана.

Так и случилось. С сегодняшнего дня султан Омана – 65-летний Хайтем бен Тарик аль-Саид, бывший министр культуры и генеральный секретарь МИДа. Его функции состояли в основном в патронаже спорта, хранении культурного наследие и церемониальном представительстве за границей. Имя Хайтема как преемника назвал сам Кабус в секретном письме-завещании.

В последние годы, наряду с нефтяной отраслью, в Омане развивается туристическая. Самый известный местный турист – президент Украины Владимир Зеленский, вместе с супругой проводивший здесь новогодье. По этому поводу не преминул выступить со своей обычной позицией и в своей типичной стилистике известный политблогер Аркадий Бабченко: «Встретился с Макроном – сгорел Нотр-Дам. Встретился с Абэ – сгорел храм Юнеско. Выступил в Турции – землетрясение. Постоял с Меркель – у той приступ. Поговорил с Трампом – импичмент. Слетал в Оман – султан… Вова! Езжай в Москву».

У партнёров