Визит в режиме блицкрига

Молниеносный визит в Москву президента Сирии распиарен как «сильный ход» российской дипломатии. Глава государства, где бои давно идут на окраинах столицы, находит время лететь за тысячи километров. Башар Асад благодарил российского коллегу за помощь. Владимир Путин подтверждал намерение «бороться с терроризмом» и «участвовать в политическом процессе». Остаётся дождаться одобрения иранского рахбара Али Хосейни-Хаменеи. Перспективы «оси Москва–Дамаск» так или иначе решаются в Тегеране.

151021074515_assad_putin_624x351_afpПо официальным релизам, Асад прилетел в Москву, чтобы рассказать Путину о положении дел в Сирии и обсудить ход операции ВКС РФ. В ответ он услышал фразу о сирийской борьбе с международным терроризмом «в течение нескольких лет». Поскольку ИГИЛ сколько-нибудь активно проявляется в Сирии никак не более полутора лет, Москва квалифицировала как «террористов» всех вооружённых противников асадовского режима. Подавить которых карательный аппарат дамасской правящей группы действительно пытается с 2011 года.

Фабула блиц-визита выражена в единственной фразе путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова: «Переговоры были достаточно продолжительные, тематика переговоров вполне понятна». О конкретике он умолчал. Что подвигло наблюдателей на ряд умозаключений и открытых вопросов.

Из открытых источников известно, что в состав авиационной группы российских ВКС вошли свыше 50 самолётов и вертолетов – фронтовые бомбардировщики типа Су-24М и Су-34, штурмовики Су-25, а также ударные вертолёты Ми-35 и многоцелевые Ми-171. Прикрытие российской ударной авиации во время авиавылетов осуществляют истребители Су-30СМ. С учётом того, что у ИГИЛ своих ВВС нет, возникает закономерный риторический вопрос: прикрытие от кого?

Что касается сухопутной составляющей. Авиабазу «Хмеймим» охраняют российские войска – батальонная тактическая группа морской пехоты. Конечно, можно придираться к терминам, мол, морпехи не пехотинцы, но примем как факт – наземные войска РФ в Сирии уже присутствуют. В потенциальную помощь иранским экспедиционным силам.

syriaНе будем забывать хитрое российское законодательство о гостайне и специальных операциях. Общественность информируется более чем дозированно, народ вдохновляется воздушными ударами без потерь. (За такую «аморальную» тактику, кстати, раньше было принято обличать американцев. Далеко не в первый раз рубрика «Их нравы» переименовывается в «Наши достижения».) Однако слухи о первых людских потерях РФ в Сирии циркулируют всё настойчивее.

Сообщение о якобы сбитом над Турцией самолёте заглушилось кровавым терактом в Анкаре. Потом поднялся шум вокруг какого-то странного беспилотника. Наконец, сейчас муссируются слухи о гибели в Сирии троих граждан РФ. Пока утверждается, что это были не военнослужащие из нашей военной группировки, а некие солдаты правительственных войск. Правда – с российскими паспортами. Опровергаются они вяло. Песков ссылается на отсутствие конкретного источника, посольство РФ в Сирии информацию не подтверждает, Минобороны отмалчивается. Между тем всё отчетливее проявляются данные об очередных «отпускниках». Не исключено, что тема более плотного российского военного присутствия обсуждалась Асадом и Путиным не только в режиме широковещательных заявлений. Кстати, некоторые комментаторы полагают логичным недовольство президента РФ: масштабы наступления правительственных войск неадекватны воздушной поддержке.

Вторым аспектом закрытой части переговоров могла быть выработка единой позиции на международной арене. Здесь тоже всё очень непросто. Взять хотя бы Турцию.  Премьер Давутоглу уже выразил сожаление в связи с возвращением Асада в Дамаск – мол, лучше бы оставался в Москве навсегда. Президент Эрдоган, одержимый идеей неоосманизма и нового султанства, располагает рычагами давления на Москву. В первую очередь – в виде планов прокладки российских газопроводов. Арабские нефтяные монархии уже рассматриваются в Москве без малого как военные противники. Что опять-таки отлично укладывается в стратегию Ирана.

27996«Долгосрочное урегулирование может быть достигнуто на основе политического процесса при участии всех политических сил, этнических и религиозных групп… В конечном итоге решающее слово, безусловно, должно оставаться исключительно за сирийским народом», – это сказано Владимиром Путиным. Но против таких слов ни малейшего возражения не имеет Барак Обама. Не исключено, что в Москве в числе прочего обсуждались и варианты тактичного ухода Башара Асада. Тогда становится понятно нежелание обсуждать нюансы вчерашнего переговорного процесса.

Это кажется логичным. Наверное, в подмосковных элитных посёлках пока хватает незанятых особняков. Нашлись аналитики, разбирающие в деталях такой вариант. Но он более чем сомнителен. На следующий год после Януковича потерять ещё и Асада – такого Путин не может себе позволить. Повсеместные обвалы социально близких режимов – вопрос не гео-, а внутренней политики Кремля.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

Поделиться