Неизвестно, стало бы интервью Владимира Путина новостью дня, если бы не восстание Беларуси. О хабаровских или башкирских протестах президент РФ не сказал сегодня ни слова. Об отравлении Навального тем более. О победах над коронавирусом и экономическим спадом слышим без него ежедневно. Как и об ужасах евроамериканской действительности. Смысл выступления однозначен: Путин грозит военным вмешательством в Беларуси. Ради власти Лукашенко. Который просит об этом в обмен на вассальную присягу.

Слова Путина многократно процитированы. Но повторить нелишне: «Александр Григорьевич Лукашенко поставил вопрос о том, что хотел бы, чтобы мы оказали ему соответствующую помощь. Я сказал, что Россия исполнит все свои обязательства. Александр Григорьевич попросил меня сформировать определённый резерв из сотрудников правоохранительных органов, и я это сделал. Он не будет использован до тех пор, пока ситуация не будет выходить из-под контроля, и когда экстремистские, я хочу это подчеркнуть, элементы, прикрываясь политическими лозунгами, не перейдут определённых границ и не приступят просто к разбою: не начнут поджигать машины, дома, банки, пытаться захватывать административные здания и так далее».Добавлены, конечно, ритуальные мантры. Про «самую близкую нам страну в духовном плане». Тот ещё комплимент беларусам, на который многие уже оскорбились – кому это «вам»? а если действительно – вам, то кто это может быть близок? Про «теснейшую кооперацию в промышленности». Кто бы спорил. Про «возможность проведения конституционной реформы и новых выборов». Да уж – вы, «близкие», только что показали Лукашенко высокий обнулительный класс, ему наверняка понравилось. Про «сдержанность правоохранительных органов». Речь, надо полагать, шла об уличных избиениях и тюремных пытках первых послевыборных дней.

А если по делу, то: «Конституционный суд Беларуси запретил не предусмотренные Основным законом органы, которые пытаются перехватить власть». Это ответ нобелиату Светлане Алексиевич на её надежды привлечь Путина в качестве посредника в переговорах с Лукашенко. Тут пожалуй, можно и поблагодарить: опасные иллюзии должны пресекаться от начала. Ну и наконец – история с захваченными вагнеровцами названа «американо-украинской спецоперацией». Взаимных претензий у Путина с Лукашенко больше нет. Потому как не до пустяков.

Соответственно своему образованию, президент РФ не обошёл юридической стороны вопроса. Договоры о коллективной безопасности и о российско-белорусском союзе предусматривают военную помощь не только в охране границ и защите суверенитета, но и в «защите стабильности». Это Путин счёл нужным особо повторить: «Там так и написано». И действительно, в статье 3 Устава ОДКБ содержится термин «стабильность». По-кремлёвски и по-дроздовски это понимается как неприкосновенность власти диктаторов с камарильями. Худшая – а точнее, единственно реальная – для них угроза исходит не извне, а изнутри. Не НАТО тревожит, а собственное население. Что давно понятно всем (кроме плохого танцора, которому янки мешают). Как двести лет назад – «Священный союз государей против народов».

Это порог войны. Кому она нужна и зачем?«Войну ведёт правящая группа против своих подданных, и цель войны – не избежать захвата своей территории, а сохранить общественный строй» – Джордж Оруэлл чётко распознал это три четверти века назад. Тезис самоочевиден как общее место. Какую свою территорию защищал Советский Союз в Венгрии, Чехословакии, Афганистане, Анголе? Даже захват чужих ресурсов играет либо второстепенную роль, либо вообще никакой. Где выгода от кремлёвских войн против Украинской революции или Сирийского восстания, за диктатора Асада или фельдмаршала Хафтара?

Но не надо думать, будто отсутствие выгоды в тупо-денежном выражении означает её отсутствие. Выгода есть. Ещё какая.

«Им нужна международная напряжённость, как вору нужен покров ночи. Экономические трудности и отсутствие основных прав, сказочные привилегии правящей клики, могут быть оправданы только постоянной внешней угрозой. Требование рабочим лучшей доли или нацией независимости будет расценено как «игра на руку врагу». Они смертельно напуганы собственным народом, потому что знают — конец неизбежен. Вот почему нужны им постоянные победы над «враждебным окружением». В каждой такой победе заложена простая угроза своему порабощенному населению: «Видите, пока что мы ещё достаточно сильны» – Владимир Буковский написал почти сорок лет назад. Но всё это в полной силе. Здесь разгадка и кремлёвских войн, и подпирания Лукашенко, Мадуро, Мбаинимарамы, Ортеги–Мурильо… где только не отметились ещё с тотальной гнусью на пяти материках. Не говоря о дебильных соловьино-скабейных истериках, которые, если называть вещи своими именами – военная пропаганда, то есть сами по себе уже война. И не должны восприниматься иначе.

Последствия принимаемых решений, похоже, где-то уже страшат. «Мы в разговоре с Александром Григорьевичем пришли к выводу о том, что такой необходимости сейчас нет, и надеюсь, её не будет», – это явно искренне. Использовать свой резерв, открывать очередной фронт они бы наверняка не хотели. Но ни один член Политбюро ЦК КПСС не хотел вводить войска в Афганистан. И все как один ввели.«Они не могут потерпеть народного восстания в Венгрии, «весны» в Праге, антикоммунистической «священной войны» в Афганистане или второго полюса власти в Польше. Отзвуки почувствуются во всех остальных странах социалистического лагеря, так же как и на Украине, и в Прибалтике, и в Средней Азии», – разъяснял Буковский. Сегодня рубежи передвинулись. Отзвуки украинских и беларуских событий ощущаются уже в России. От мирных акций москвичей или хабаровчан, организованных выступлений под эгидой Навального, разрозненных социально-трудовых протестов – до беспредела АУЕ, который приходится запрещать уже особыми судебными вердиктами. В реальном испуге перед иными формами протестов.

Защищая Лукашенко, хозяева РФ защищают себя. Это жизненный для них вопрос, в котором нельзя отступить. «Ликвидация внешнего мира — непременное условие окончательной победы над человеком. Остановка продвижения системы по планете даст возможность остановить процесс формирования винтиков, без которых не может существовать Машина» – это тоже написано Михаилом Геллером во времена СССР. И тоже в общем в силе.

Да, ныне притязания скромнее. Не мировое господство коммунистической партии, а всего лишь сохранение власти, собственности и мракобесно-отстойных традценностей чиновно-чекистских олигархий. Но включается прежний «принцип велосипеда»: остановишься – падаешь. Вот так приходится рассуждать, если действительно стараться понять их мотивы и побуждения. А не приписывать им собственное высокоумное понимание права и рациональности. Абсолютно им безразличное. Иначе раз за разом: «Считаешь себя королевой, они же смеются в ответ».

Им просто не выжить иначе. Поэтому изначально бессмысленны были разговоры в духе «зачем им это?» Об этом тоже сказал в своё время всё тот же Владимир Константинович: «Зачем нападать на нас, если мы не угрожаем?» И правда, зачем? Спросите афганских крестьян, они, возможно, знают».Другое дело, что вопрос предпочли бы решить по-ярузельски: карательными силами самого Лукашенко. Недаром он так взбодрился именно в последние дни. Снова начались омоновские разгоны. Теперь, как отмечают наблюдатели, берут не костоломной массой, а более изящно и точечно, ближе к московским образцам. От этого даже возникла версия: а может, резерв уже там, только не в своей форме? Вряд ли. Но показательно.

Вчера и сегодня основным очагом митингов и разгонов являлся Красный костёл – главный католический храм Беларуси. Более ста задержанных. С возмущённым заявлением выступил архиепископ Тадеуш Кондрусевич. Продолжаются допросы знаковых фигур. Побывали в лукашистском СК Светлана Алексиевич, Мария Колесникова. Но уличные акции продолжаются. Сегодня вновь выстраивались превратившиеся в традицию протеста цепи солидарности. Крупную манифестацию провели минские врачи, протестующие против увольнения директора кардиологического РНПЦ Александра Мрочека.

Подступается режим к главной для себя опасности – забастовочному движению, к которому примыкают уже четверть предприятий Беларуси. Силовые рычаги пока держатся в резерве, но экономические уже включены. Путин дал добро на рефинансирование $1 млрд лукашенковских долгов России. «Оставим миллиард у себя. Хорошее подкрепление», – по-простому прокомментировал Лукашенко результат. Ещё до того, как премьеры Головченко и Мишустин начали формальные переговоры по процедуре рефинансирования.Итак, Лукашенко сбросил последние бантики. Недавний «защитник суверенитета» бьёт челом иностранному государству о военно-карательной охране своей власти. «Чужеземный князь идёт с дружиной» – последний отчаянный аргумент. В диалоге, о котором мечтала замечательная писательница Светлана Александровна.

Но московские покровители пока обозначают черту. «Разбой», «поджог», «захват» – едва ли эти уголовно-правовые термины понимаются буквально. Однако смысл понятен. Сигналом к удару названы действия по типу украинского Майдана. Реально способные опрокинуть режим. Но Беларусь надеется на силу мирного протеста – если он действительно всенароден. Страна отвечает словами забастовщика с «Беларуськалия»: «Хватит работать на диктатора». Переплетение и погружение в беларускую драму ускоряет аналогичное осознание в России.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в России

Власть

У партнёров