Польша переживает особые дни. Отмечание 80-летия начала Второй мировой войны сделала президента Анджея Дуду фигурой геополитического масштаба. Его позиции, слова и действия отражаются на державных раскладах. Под этим импульсом укрепляются польские политические структуры, являющие собой модель «новых правых» не только для Европы. Параллельно высветились специфические пружины внутренней польской политики.

«Мы должны помнить. Зачем? Чтобы не повторилось»

Юбилей пришёлся на воскресенье 1 сентября. Местом памятных мероприятий впервые стал небольшой город Велюнь в Лодзинском воеводстве. Сейчас это центр страны. Но 80 лет назад Польша была «сдвинута» на восток. Польскими были значительные части Украины и Белоруссии, зато обширные территории к востоку от Одры и Нысы (Одер и Нейсе) принадлежали Германии. Тогда Велюнь располагался ближе к границе и принял первый удар нацистской авиации. Первый бой Второй мировой. Официальные мероприятия состоялись и в Варшаве на площади Пилсудского. В Быдгоще сенатор Ян Рулевский, человек-легенда «Солидарности», поднял флаг великого профсоюза – призыв к единению в памяти.

В Польшу съехались представители сорока государств. Два десятка президентов, четверо премьеров, шестеро парламентских спикеров. Приглашения из Варшавы были направлены в страны Евросоюза, НАТО и Восточного партнёрства. Некоторые моменты в подборе приглашённых вызвали скандальный резонанс.

Прежде всего – отсутствие Владимира Путина. За это президента и правительство осудил Лех Валенса, ранее никак не замеченный в симпатиях к РФ, её правящему режиму и «нацлидеру». Впрочем, первый председатель «Солидарности» пользуется любым поводом, чтобы обрушить сокрушительную критику на бывших товарищей. К Дуде и его партии «Право и справедливость» (ПиС) Валенса особенно взыскателен.

Правящие польские консерваторы объяснили свою позицию в этом вопросе. Президентский аппарат высказался в том смысле, что приглашения рассылаются исходя не столько из исторической роли государств (тем более правопреемников, как в случае РФ и СССР), сколько из актуальности дня сегодняшнего. В речи Анджея Дуды прозвучали слова об агрессивной политике Москвы. Крым, Донбасс, Сирия, антиукраинская и антизападная госпропаганда, истерики всевозможных соловьёв да захаровых (малограмотных в реальной истории, зато поднаторевших в прославлении царско-сталинского милитаризма) – такие явления учитывались в первую очередь. «Можем повторить» о трагедии великой войны – европейцы не считают это достойным юбилейным слоганом. Но есть и более глубокое противоречие.

Война имела очень важное идеологическое измерение. Гитлеровский рейх не только завоёвывал «жизненное пространство» и рвался к мировому господству арийской расы. Его целью было уничтожение либерализма и большевизма – как «наследников проклятой Французской революции». Насаждение всемирной тотальной диктатуры, несдвигаемой власти единого сверхгосударства, «традиционных ценностей» тиранического насилия. Война Антигитлеровской коалиции была освободительной и в этом смысле – революционной. Режим, проповедующий вечную власть псевдолегитимных правителей, проклинающий революционные движения против бюрократических диктатур, действительно странно смотрелся бы на юбилее всемирной освободительной битвы.

Но это – режим. Явление преходящее. Роль же России в великой войне исторически непреходяща. Более того, при всей исторической парадоксальности, спасение либералам в значительной степени пришло от большевиков. Не только от англосаксонских демократий. И в этом плане отказ от участия России в первосентябрьской памяти – очень спорное решение. Но отвечают за это в первую очередь те, кто через восемь десятилетий продолжает политику имперской агрессии.

Отсутствовал и президент Сербии Александр Вучич. Возмутившийся позицией Польши, которая якобы «безразлична к чужим жертвам». Польша потеряла в войне шесть миллионов, Югославия – более полутора миллионов человек. Но и тут приходится вспомнить политику белградских властей в отношении Косово, проводимую при активном участии Вучича.

Утешительным призом для дипломатии и агитпропа РФ стал неприезд в Польшу Дональда Трампа. Президент США сослался на неотложные домашние дела – надвигавшийся на Флориду ураган. Для остановки стихии как бы необходимо присутствие главы государства. Вместо Трампа прибыл вице-президент Майк Пенс. Что, конечно, не стало равноценной заменой ни для Анджея Дуды, ни для украинского президента Владимира Зеленского. Уже настроившегося увенчать недавний внутриполитический выигрыш внешнеполитическим успехом престижных переговоров.

Ключевыми моментами в Велюне стали выступления президентов Польши и Германии. Франк-Вальтер Штайнмайер получил слово вторым. Он вновь озвучил концепцию немецкой вины и покаяния. Которая в ФРГ разумеется сама собой – и конечно, вызывает яростное отторжение крайне правых националистов, самых рьяных сторонников Владимира Путина. «Эта война была немецким преступлением», – сказал Штайнмайер и поблагодарил Польшу за согласие на примирение. Социал-демократический президент продолжает линию своей партии, курс Вилли Брандта. Коленопреклонение Брандта перед жертвами нацизма одни в Германии поныне называют подвигом, другие – «изменнической Каноссой» (вторые явно ближе по менталитету московским соловьям).

Открывавший торжества Дуда прежде всего он обратился к ветеранам-победителям: «Мы чтим всех, кто сражался за вашу и нашу свободу на всех фронтах войны. От всего сердца благодарю вас, где бы вы ни были в мире». И далее: «Мы должны помнить, и поэтому мы здесь сегодня. Кто-то спросит: зачем? Ответим: чтобы не повторилось».

Однако – повторяется, вынужден был признать Дуда. Он сказал о современных этнических чистках, геноцидах, гибридных войнах. Югославия, Руанда, Сирия, Донбасс… И в этом контексте серьёзно прозвучали слова о польской армии. Не сдававшейся в боях 1939-го против вермахта и РККА, наступавших с запада и востока. При том, что англо-французские союзники не торопились на помощь. О чём Дуда тоже посчитал уместным вспомнить.

Сурово отозвался Дуда о германской политике в оккупированной Польше, о нацистском терроре и геноциде. Но сказал президент и о советском вторжении в его страну – в фактическом союзе с Гитлером. Быстро перейдя от истории прошлого века к делам века нынешнего. Российско-грузинская война 2008 года, Крым и Донбасс 2014-го. Увязывая времена, Дуда призвал не повторять позорного умиротворения Гитлера. Только жёсткий отпор, останавливает тиранов и агрессоров. Иначе бойня становится неминуемой. «Это урок для ЕС и НАТО, – резюмировал президент Дуда. – Да здравствует свободный мир, да здравствует евроатлантический альянс!»

Польские правые крещены антиимперским огнём. Да и левые тоже

13 октября в Польше пройдут парламентские выборы. Все прогнозы говорят о победе правящей партии ПиС. Партии правоконсервативной, национал-патриотической, католической и социал-популистской. Массовую поддержку обеспечивает не только социальная политика консерваторов – полное взаимопонимание правительства с профсоюзом «Солидарность», бюджетные пособия субсидирование многодетных семей. Для Польши традиционно важна историческая политика. Постоянное обращение к образам антинацистского сопротивления и антикоммунистической борьбы. Эстафета национально-освободительных восстаний от Костюшко к Пилсудскому, Армия Крайова, Варшавское восстание (75-летие которого сейчас отмечается в Польше), антигитлеровские партизаны, антисталинские повстанцы, бунты и забастовки против комрежима ПОРП, подполье 1980-х, победа «Солидарности» – это заложено в основу польской национальной идеи. И культивируется ПиС.

Особое место занимает почитание президента Леха Качиньского, погибшего в смоленской авиакатастрофе 2010-го. Он похоронен рядом с Пилсудским в Вавельском замке Кракова. Статуя Качиньского возведена на столичной площади Пилсудского рядом с монументом первому маршалу. За этим стоит брат-близнец покойного, председатель ПиС Ярослав Качиньский – чья власть ставится выше президентской и правительственной.

Польская оппозиция – «Гражданская платформа» (ГП) – как и ПиС, происходит из «Солидарности». Её тоже создавали диссиденты и антикоммунистические профактивисты. Гжегож Схетына, Богдан Борусевич, Бронислав Коморовский в ПНР были соратниками братьев Качиньских. Они целиком и полностью привержены польской освободительной традиции. Но это не консерваторы, а либералы. Для них на первом месте мировые стандарты прав человека, а не национальные традиции, католические принципы и социальная доктрина. ГП в гораздо большей степени ориентирована на Евросоюз. Между тем, либерально-политкорректная Европа часто порицает Качиньского с его партией. Пан Ярослав со сподвижниками даже бравируют этим. Полякам никто не указ. Многим избирателям нравится.

Серьёзный политический кризис возник из-за осуждаемого Брюсселем замысла судебной реформы. ПиС намеревается отменить выборность судейского корпуса своей корпорацией. Назначать судей из министерства юстиции. Глава Минюста Збигнев Зиобро – лидер партии «Солидарная Польша», сын активиста «Солидарности», внук офицера АК – из вернейших соратников пана Ярослава.

ПиС консолидировала правый фланг польской политики, от центристов до ультра. Под эгидой Качиньского сложилась сильная дисциплинированная коалиция: ПиС, «Солидарная Польша», консервативно-демохристианское «Соглашение», «Свободные и солидарные» отца и сына Моравецких, выходцы из Конфедерации независимой Польши – боевитого подполья пилсудчины 1980-х. Отчасти даже ультраправые радикалы «Всепольской молодёжи».

Молодёжные националистические группировки с их революционно-солидаристским зарядом напоминали бы украинских национал-радикалов – если бы пилсудчиков и бандеровцев не разделяла лютая взаимная ненависть от кровавых исторических счётов. Естественно, Польша солидарна с Майданом. Но с серьёзной антибандеровской оговоркой.

ГП группирует аналогично от центра налево. Но именно к ГП стали примыкать бывшие коммунистические функционеры. Секретари ПОРП (давно, впрочем, перекрасившиеся в «демократов») продвигаются по спискам либералов. Генералы коммунистической армии и спецслужб (давно, впрочем, присягнувшие НАТО) призывают голосовать за диссидентов, которых преследовали в ПНР. Это побудило уйти из ГП сенатора Рулевского. Это активно используется в пропаганде непримиримо антикоммунистической ПиС.

Под управлением оппозиции находится сейчас «колыбель «Солидарности» – Гданьск. Начало года отметилось здесь трагедией: был убит президент (мэр) Гданьска Павел Адамович, либеральный активист ГП. Убийца – 27-летний наркоман и грабитель-рецидивист – несколько раз ударил Адамовича ножом на благотворительном концерте. Прежде, чем его повязали, он успел выкрикнуть слова ненависти к «Гражданской платформе». Но реальной политической мотивации явно не было. Истерика социопата, озлобленного именно на ГП за свои тюремные отсидки.

Однако характерно, что депутаты от ПиС отсутствовали в зале заседаний сейма во время минуты молчания… Личностный фактор польской политики гипертрофирован и в позитиве, и в негативе. Партийные противники не любят друг друга. Даже если когда-то боролись бок о бок. В молодости Павел Адамович распространял, естественно, листовки подпольной «Солидарности».

Павла Адамовича сменила Александра Дулькевич из той же ГП. Можно было предположить, что ей предстоит организовывать юбилейные мероприятия. В прежние годы начало Второй мировой войны отмечалось в Гданьске. Но на этот раз произошло иначе. Президент Дуда настоял на переносе в Велюнь. Мотивировал он это недостаточной эффективностью гданьской администрации в охране памятников и уходе за кладбищами. Но это похоже на флоридский ураган, остановивший Трампа на пути в Польшу. Политический и предвыборной контекст очень явственен. 80-летие проходит под штандартами национал-консерваторов. И укрепляет общественные позиции ПиС в преддверии октябрьского голосования.

Партии типа ПиС очень часто настроены в пользу правящего режима РФ. В Западной Европе вообще сплошь и рядом. Взять хоть «Альтернативу для Германии», хоть Марин Ле Пен, хоть итальянских «северян», хоть португальских «обновленцев»-неосалазаристов. На востоке континента обычно иначе – Москву лоббируют бывшие правящие компартии. Но и тут встречается всякое. Восторгаются Путиным словацкие неонаци. Венгерский неофашистский Йоббик приветствовал путинское взятие Крыма и даже правящая консервативная партия Фидес весьма благоволит Кремлю. Несмотря на верность традиции 1956 года. Общая для Путина и Орбана антиукраинская геополитика – наезд с двух географических концов – выведена в Будапеште на первый план.

Не то в Польше. Польские правые, как и левые, исторически крещены огнём антиимперской борьбы. И здесь себе не изменят. Этот исторический стержень вновь продемонстрирован в дни 80-летия.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Власть

У партнёров